Jump to content
  Love reading great articles? Visit Elix.com today!

Ramiz Aslanov

Members
  • Content Count

    975
  • Joined

  • Last visited

Community Reputation

0 Neutral

1 Follower

About Ramiz Aslanov

  • Rank
    Опытный Форумчанин

Previous Fields

  • Обращение
    на "Вы"

Contact Methods

  • Website URL
    http://
  • ICQ
    0

Profile Information

  • Gender
    Male
  • Location
    baku
  1. Будет там парк или еще что - цель одна: изъять из казны еще пару миллиардов, один или меньше реально потратить ( раздарив, в основном, подрядчикам, да и то за "откаты"), а остальное положить в карман чистоганом. Вот и вся цель властей. А уж если будут в этом парке "объекты" или вокруг него - все опять же "семейное". Центр ведь. Строительство на данном этапе самый безотказный и простой способ казнокрадства. Поэтому так много и бездарно и строят, не считая при этом государственных - народных денег.
  2. Что ж, и от меня вам карта. Сверху - собственно Израиль. Внизу как раз Иудея, где как раз и жили евреи-иудеи. И не даром ваша вера так и названа - иудейская. Потому как была навязана левитами и иудеями всем остальным семитским народам Ханаана. Я об этом уже писал в другой теме, так что не буду повторяться. Так что, если вы сами признали, что нынешние евреи никак не могут претендовать на кровное родств с древними евреями, с одной стороны, а сдругой стороны, если уж претендуют, то никак не могут претендовать на название древнего государства Израиль, которое никогда не было иудейским, и уж тем более на территории Израиля. Так что никак ваш Израиль - ни исторически, ни духовно не юридически не может быть продолжением древнего - это территория вам была буквально подарена мировым сообществом. Или же куплена вашими финансовыми магнатами путем шантажа и подкупа лидеров стран запада. А далее вы решили захапать всю Палестину - и начали изгонять и убивать, еще до образования Израиля, коренных жителей - палестинцев - с их земель. Так и появились первые беженцы арабы за пределами Израиля еще до образования государства - а после их число лишь увеличивалось. Об этом я тоже достаточно много и доказательно писал. Так же как и о том, что именно евреи-сионисты с самого начала поселения в Палестине развязали против палестинцев самый настоящий террор. А теперь вот обвиняют тех же палестинцев в терроризме и на этом основании отказывают им в цивильности. Но если я для вас не "спец" по арабам и евреям, вот вам статья спеца на эту тему. Алик Бахши Мой ответ правозащитнице Елене Боннэр «Сердце чистой – прозрачный, благой водоём. И печётся она о народе своём.» Низами Российские либералы и правозащитники, позиционирующие себя безупречно чистыми и принципиальными в борьбе за демократию и права человека грешат конъюктурной зависимостью от их национальной принадлежности, когда речь заходит об Израиле, апартеид которого по отношению к палестинцам, все они безоговорочно поддерживают. Осуждая карательные действия русской армии в Чечне, стремящейся выбраться из имперских когтей, российские правозащитники игнорируют право палестинских арабов на своё государство и даже, более того, всячески пытаются убедить мировое сообщество не в правомочности палестинцев вести борьбу за свои права. Так лидер российского "Демократического Союза" Валерия Новодворская, называя Израиль «сверхдемократическим государством» (http://www.youtube.com/watch?v=7Y6H4ZYSWq0&feature=channel), демократичность которого по её мнению "даже избыточна", находит желание палестинцев обрести своё государство блажью. Они имеют представительство в парламенте, работают и учатся наравне с евреями, мол, что им «оглоедам», как она их называет, ещё надо. Да, но либерал Новодворская то ли забывает, то ли умышленно не упоминает о палестинцах, находящихся на оккупированных (контролируемых, как евреи официально именуют) территориях. Положение этих людей уникально. Находясь в пределах границ Израиля, они не являются гражданами Израиля и не имеют никаких прав – они вообще никто. Еврейское государство не может предоставить им статус граждан, потому что такой обычный для любого государства правовой статус его жителя мгновенно изменит демографическую ситуацию. Однако Новодворская попросту врёт, говоря о правах палестинцев в Израиле, и на основе лжи подводит к выводу - лишить их в праве на государство: «Если народ предпочитает создавать террористические концерны вместо государства – не хочет, не надо. Пусть живут в рамках израильского государства, стажируются, учатся. Но для этого нужно желание – учиться. Израиль не отказывается быть учителем. Всех представителей арабского населения, которые хотели работать и учиться, хотели стать цивилизованными, он (Израиль) и трудоустроил, и избрал в Кнессет, и даже язык их сделал государственным, и в собственную армию призывает, при желании. Пожалуйста, на здоровье – учитесь, глядишь, чему-то научитесь. Но если нет желания учиться, нет желания создавать государство, а есть желание мешать другому государству, значит пора этот мандат аннулировать до лучших времен. И это будет единственно возможным в данной ситуации разрешением конфликта". Предлагая лишить мандата на государство, Новодворская не предлагает, что же делать с «оглоедами». Надо полагать, лишить жизни, никакой другой вариант не вытекает из приговора, вынесенного лидером российских демократов. Еврейскому государству нужны этнически чистые территории. Частично это удалось осуществить в первые годы создания государства, как результат, - более 4-х миллионов палестинских беженцев, размётанных по окрестным странам. Оставшихся изолировали от остального мира бетонной стеной. Для них, вся израильская «сверхдемократия» заключается в праве существовать в одной громадной тюрьме под открытым небом, из которой некоторых по утрам, словно арестантов, а таковыми они и являются, через контрольные пункты вывозят на тяжелый физический труд за гроши на израильские стройки и плантации, чтобы вечером вернуть за бетонную стену. Однако, полувековое ожидание, что палестинцы вымрут в резервации и рассосутся, будучи беженцами, не даёт желаемого результата. Более того, эти «оглоеды» не ценят израильской «избыточной демократии» по Новодворской и имеют наглость чего-то требовать вплоть до права на своё государство. Вообще-то после «оглоедов» не вижу смысла далее разбирать шовинизм либеральной госпожи Новодворской, хочу лишь заметить, что Израиль с оккупированными территориями подобен «собаке на сене». Намерение сохранить за собой территории с компактно проживающим арабским населением создаёт серьёзные проблемы и является главной причиной арабо-израильского конфликта, дающего метастазы в различных частях Света. Расцвётший международный терроризм имеет ближневосточные корни и искать другие причины, как то, в Исламе и войне цивилизаций, не только не разумно, но и опасно. (Более детально см. «Международный терроризм и его интересанты» http://proza.ru/2008/03/22/568). Ареной конфликта стал весь Мир. Выяснение отношений между арабами и евреями идёт повсюду, где это только возможно, невзирая на границы и страны. Яркий пример тому арабская атака на Америку, военному союзнику Израиля, 11 сентября 2001 года, которая по дерзости и числу жертв подобна японской атаке на Перл-Харбор. С этой скорбной даты собственно и начинается эссе-послание Миру (Речь на Форуме свободы в Осло http://www.grani.ru/Politics/World/Mideast/m.151256.html) правозащитницы Елены Боннэр (более известной как жена нобелевского лауреата Андрея Сахарова), которая, в отличие от Новодворской, мягким интеллигентным обращением к читателю, объясняет, почему еврейское государство имеет право на существование, а палестинское – нет. Подобно художнику, несколькими туманными, не имеющими никакого отношения к теме, мазками она пытается подвести читателя к предлагаемому ею, по сути ложному, выводу: «За годы, прошедшие с момента падения Берлинской стены, весь мир неимоверно – исторически чрезвычайно быстро – изменился. А вот стал ли он лучше, благополучней для шести миллиардов восьмисот миллионов человек, населяющих нашу маленькую планету? На этот вопрос, несмотря на все новые достижения науки и техники, на тот процесс, который в привычной терминологии мы называем прогрессом, никто однозначно ответить не может. Мне кажется, что мир стал более тревожным, более непредсказуемым, более хрупким. Эта непредсказуемость, тревога и хрупкость в разной степени ощущается и всеми странами, и каждым человеком в отдельности. И жизнь общественная и политическая становится все более и более виртуальной, как картинка на дисплее компьютера.» Как ни странно для Боннэр, - типичная ностальгия людей коммунистического периода. «При этом внешний фон жизни, формируемый телевизором, газетой или радио, прежний: конференциям, саммитам, форумам, различным конкурсам – от красоты до поедания бутербродов – нет числа. На словах сближение, а в реальности разобщение. » Почему разобщение? Да потому, что, как окажется далее, чтобы жизнь не была виртуальной, всем надо сплачиваться вокруг Израиля для его поддержки. «И это не потому, что вдруг грянула экономическая депрессия и к ней вдобавок свиной грипп. Это началось 11 сентября.» Вот так, ни больше, ни меньше, истоки всех напастей и свиного гриппа в том числе, надо искать в дате 11 сентября, которую Боннэр совершенно правильно связывает с еврейским государством. Далее она сразу переходит к сути своего откровения: «Вот об Израиле и евреях я и буду говорить. И не только потому, что я еврейка, но в первую очередь потому, что ближневосточный конфликт в течение всего времени, прошедшего с окончания Второй мировой войны, является плацдармом политических игр и спекуляций больших держав, арабских стран и отдельных политиков, стремящихся на так называемом "мирном" процессе подтвердить свое политическое имя, а может, и получить Нобелевскую премию мира.» Уж не голубку ли Ципору Ливни, замаравшую пёрышки «Литым свинцом» Боннэр имеет ввиду? Нет. Она имеет ввиду лауреата Нобелевской премии мира Ицхака Рабина, которому этот мир стоил жизни. То, что Рабин погиб от руки еврейского террориста, противника мира с палестинцами, госпожа Боннэр не хочет вспоминать. Вот если бы его убил араб, то Боннэр не преминула бы напомнить, с какими «оглоедами» Израилю приходится иметь дело на трудном пути к миру. Кстати военную акцию Израиля «Литой свинец», которую осудило мировое сообщество, Боннэр оправдывает, что весьма сомнительно в её статусе правозащитницы. В статье «Свинцовый ливень» (http://www.grani.ru/opinion/bonner/m.146107.html) она пишет, что нанося удары фосфорными бомбами по школам с детьми «Израиль одновременно освобождает мирное население Газы, которое всё - поголовно - является заложником ХАМАСа». Надо понимать, что освобождение от жизни школьников приветствуется правозащитницей. Но, если принять, что палестинские дети – будущие боевики ХАМАСа, а это без сомнения так оно и есть, то их ликвидация, как сейчас модно выражаться, и как практикуется Мосадом по всему Миру, благое дело. Нет резона лицемерить, каждый палестинец в праве видеть свою страну и свой народ свободными от оккупантов и в этом естественном праве ему отказывает Израиль и наша правозащитница. За права чеченского народа Боннэр ведёт борьбу, но палестинскому народу она отказывает в праве на свободу, хотя принципиальной разницы в положении этих народов нет. Более того, формально чеченцы хотя бы имеют статус граждан, чего лишены находящиеся за бетонной стеной палестинцы. Так в чём причина столь различной оценки прав на свободу у нашей правозащитницы? А причина в её национальности и другого объяснения нет. Именно поэтому Боннэр против справедливого принципа "Две страны для двух народов" и она обосновывает: «Население Израиля составляет около 7 с половиной миллионов человек, из них два с половиной миллиона – этнические арабы, называющие себя палестинцами. Представьте себе Израиль, когда туда вольются еще пять миллионов арабов и число арабов в нем будет существенно превышать число евреев. А рядом будет создано палестинское государство, полностью очищенное от евреев, потому что кроме требования возвращения в Израиль палестинских беженцев выдвигается также требование очистить от евреев и передать палестинцам Иудею и Самарию, а в Газе на сегодня уже нет ни одного еврея.» Во-первых, здесь присутствует очередная ложь; палестинцы ничего не имеют против того, чтобы евреи продолжали жить в поселениях, они лишь не желают находиться в бесправном положении под надзором израильских солдат. А во-вторых, Боннэр невольно раскрыла истину в появлении палестинских беженцев, и истина эта сокрыта в цифрах, которые она приводит: «Евреев (около 600 тысяч) принял новорожденный тогда Израиль.» Далее: «По данным Ближневосточного агентства ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ (БАПОР), число зарегистрированных палестинских беженцев выросло с 914 000 в 1950 году до 4 600 000 и продолжает расти.» Сопоставление этих данных, говорит лишь об одном, а именно, что для принятия 600 тысяч евреев было изгнано 914000 тысяч арабов. Практически невозможно было создать еврейское государство, где арабы имели бы численное превосходство. Вот где причина появления палестинских беженцев. Пусть женщины не обижаются, но, как свойственно большинству женщин (в плане стратегии женщины уступают, но в тактическом – равны и могут превосходить мужчин), Боннэр грешит ограниченной логикой и не видит перспективы в выводах, которые следуют из её слов: «По официальному статусу ООН беженцами считаются только те, кто бежал от насилия и войн, но не их потомки, родившиеся на другой земле.» То есть, Боннэр имеет ввиду, что в праве на возвращение, имеют только непосредственно 914000 тысяч, но не их потомки. Но тогда как же быть с тем, что в Палестину возвращаются потомки евреев покинувших её 2000 тысяч лет назад. Таким образом, логика обрывается. Она, сама того не желая, лишает права евреев на возвращение в Землю Обетованную. И ещё одна немаловажная деталь, на которую хочу обратить внимание: палестинские беженцы, несмотря на все препятствия, стремятся вернуться на Родину, в то время как евреи и таких большинство не рвутся в Израиль, даже с учётом финансирования репатриации еврейскими организациями, предпочитая подобно Боннэр оставаться в Галуте. Скажу даже более, если бы Америку не закрыли по настоянию еврейских организаций, не случилась Большая алия. Как это не парадоксально, но, покидая СССР, евреи большее предпочтение отдавали Германии, чем Земле Обетованной. Живущие за пределами Израиля евреи, не понимают серьёзность ситуации, в которой находится еврейское государство (см. «Израиль, путь в небытие», http://proza.ru/2008/03/23/506) и посредством мощных еврейских организаций экономическими и политическими рычагами поддерживают правых экстремистов в Израиле. Будущее Израиля видится только в мире с соседями и мир этот можно достичь только за столом переговоров (возможно в Совете Безопасности ООН), с последующим введением сил ООН на границу раздела двух стран для двух народов. Своё послание Миру Елена Боннэр заканчивает словами А.Сахарова, которые заключают в себе истину и отражают формулу гуманизма. Однако, у меня большие сомнения в нравственности самой Елены Боннэр. Забота о своём народе благое дело, да вот беда, известны примеры, когда и злодеи этим занимались, и только нравственность оставляла окончательный результат, из всех возможных вариантов. Поэтому позволю себе также завершить мой ответ «правозащитнице» Елене Боннэр словами, заключающими великую истину: "В конечном итоге нравственный выбор оказывается самым прагматичным". Андрей Сахаров И в конце, можете себя считать тварью божьей, если вам нравится. А я не тварь - и в бога вашего иудейского и прочих его ипостасий, что в христианстве, что в исламе, не верю. Именно потому, что они кровно связаны с Иеговой и его мерзкими заповедями и законами.
  3. Вопрос надо решать кардинально, планомерно снижая популяцию главного врага Природы - Человеков! Поэтому я за регулируемые войны, эпидемии, геноциды, голодоморы и массовую стирилизацию!..
  4. Вот пришпандольте к этим картам еще и карту Иудеи (карликового государства) соответствующего лохматого года, тогда и будут всем очевидны ваши исторические права. А государство Израиль соответствующего года к вам как раз никакого отношения не имеет - так никогда иудеи не составляли большинства, а посему евреи на него никогда не имели прав. Да и о каких современных "евреях" вообще можно говорить? Нет такой нации, есть лишь иудеи разных этнических корней, которых согнали со всего света "на историческую родину". Если же для вас палестинцы "твари", с полным правом возращаю это определение лично вам и всем вашим солидарным соплеменникам.
  5. Мой голос (романс для женщины) Мой голос, как виолончель, то соблазнительно, то строго звучит для вас, но он ничей. Он - дар, завещанный от Бога. Пока со сцены я пою, греховно жаждая успеха, он выражает суть мою: в ней больше горечи, чем смеха. Да! я люблю и власть, и лесть, неправедно живу и лживо, но если начинаю петь - он не позволит мне сфальшивить. Не стоит к славе ревновать. Уйду - не велика потеря. Вот только б голос не сорвать, сорвав овации партера. Все будет тленом и золой - и этот зал, и это тело. Но он останется со мной, пока я песни не допела. Под сводом скрещенных лучей стою, а вы - сокрыты тьмою… Для вас души виолончель поет, покуда вы со мною.
  6. Против сионизма мы боремся, дорогой, - чумы цивилизованного общества. Почему евреям можно возвращать "исторические земли", а другим нациям нельзя? За что - такая исключительность? Давайте тогда Турцию отдадим грекам, Америку - индейцам, Англию - римлянам, Испанию - арабам... Мало ли кто, где и когда жил? Но опять же, ладно - дали вам землю, чтобы имели свое государство. Так ведь вам и этого мало. Решили захватить всю Палестину. Вот освободите ВСЕ окупированные земли, верните их тем, кто до вас там жил, тогда никто на вас и нападать не будет. А до тех пор нет и не будет вас никакого сочувствия. Так и будете жить под прикрытием америкосов - и отрабатывать для них их лояльность, в качестве "фор-поста" и "шила в заднице" мусульманского мира.
  7. West, не обижайтесь, но такие пустяки каждый мужчина должен уметь делать сам. И не верю я вам, что не можете найти желающих и умеющих выполнить эту работу. Может, вы мало предлагаете? За 10-15 манат сейчас никто не пойдет даже гвоздь забить. Самое простое - подойдите в ближайший плотницкий цех и договоритесь хотя бы с подмастерьем. Удачи!
  8. Можете измышлять мои высказывания как вам угодно. Я лишь сказал, что большинство современных, так называемых, евреев являются потомками хазар. Но нации хазары уже давно нет. Переместившись в Европу, они постепенно потеряли свою языковую и культурную идентичность, то есть перестали быть тюркоязычными. В Польше они заговорили по-польски, в Германии по-немецки, в Румынии по-румынски - и так далее. Что они сохранили, так это только религию - иудаизм. Чт касается родства с азербайджанцами, то можно говорить сейчас лишь о родстве небольшой части хазар, осевших во время вторжений на территорию Албании и оставшихся здесь навсегда, с современными азербайджанцами. Это так называемые таты. Не все, а лишь из северных районов Азербайджана, Губы, в основном - чаще их называют "горские евреи". Некоторые из них уже перебрались в Израиль. Некоторые остались. Вот с ними - да - мы родственны. И от них как раз не отказываемся. Надеюсь, и они от нас. А от остальных - увольте!.
  9. Все это фигня, извините за грубое выражение. Нет ничего глупее проводить лингвистические паралели между современным языком иврит, который в массе своей является "возрожденным", то есть искусственно слепленным сионистами не позднее чем 100-150 лет назад, частью из ветхозаветных аромейских (!) текстов, а частью из арабского, и азербайджанским, который тоже является сравнительно молодым языком, причем полеативным, составленным, правда, естественным путем из смеси тюрско-огузских, персидского и арабского. Разумеется, что при желании можно азербайджанский привести что к семитским языкам ( но уж никак ни к младенческому ивриту), что к персидскому. Наши вот некоторые лингвисты приводят тюркский прямиком к шумерскому. А вы нам иврит подсовываете и родство с евреями. На фиг, спрашивается? А может все наоборот как раз? Во всяком случае - гинетически? И большинство евреев - современных, будучи потомками хазар, перекочевавших постепенно в Восточную и Центральную Германию, - как раз являются во многом тюрками? Ведь известно: хазары - потомки индоевропейских племен барсилов и хазар, смешавшихся еще во втором веке с гуннами, а позже с алтайскими тюрками Ашины, при которых и отюречились окончательно. И известно также, что собственно евреев чистых кровей ко времени создания Израиля (современного) почти не было, и по этой причине в евреи срочно записали всех европейских иудеев - потомков хазар, которые к тому времени европеизировались внешне - за 1000 с лишним лет жизни в Европе. Именно они большей частью и были первыми и самыми массовыми переселенцами в современный Израиль и составляют там большинство. Так кто от кого произошел: тюрки от евреев или современные евреи от тюрков?
  10. Хороший анекдот. Только причем здесь мой пост? Когда будет тема о собаках, рыбах, кошках и прочих одушлевленных и неодушевленных, тогда о них и поговорим. А эта тема о деньгах, которые автор считает главной ценностью для свременных азербайджанцев. А я возразил, что главный приоритет - власть. Соглашусь с юзером А... : несвобода от общественного мнения тоже весьма характерна для ментальности азербайджанцев. Так вот это общественное мнение как раз и указывает нам всем главную цель, к которой необходимо стремиьтся - ВЯЗИФЯ! Вот потому у нас сержант полиции гораздо более "уважаемый" человек, чем рядовой учитель, врач, инженер и так далее. Кстати, Лоббист, слово "чешуя" в русском языке не имеет множественного числа.
  11. *** Нахор несколько раз ходил к Уш-Ушану, чтобы напомнить о его обещание выпустить их из города. Но каждый раз воевода отклонял просьбу, говоря, что еще не время. Пусть, мол, люди успокоятся, перестанут уезжать, тогда он их и выпустит. Да и вообще - зачем им уезжать? Чем им здесь плохо? Жизнь в городе постепенно налаживается и, пока он, Уш-Ушан, правит Харраном, Фарра с семьей может рассчитывать на его покровительство. А в последний раз Уш-Ушан даже наорал на Нахора, пригрозив ему наказанием, если он еще раз побеспокоит его, и приказал немедленно открыть лавку и заняться восстановлением кузни. Тогда Аврам и предложил свой план. И Фарра согласился, хотя Нахор и был против, поскольку считал план очень рискованным. С этого дня Аврам начал посылать в Харран своих людей под видом купцов. И заходило их каждое утро пять-шесть человек, а выходило вечером меньше - один или двое мужчин оставались в доме Фарры. А те, что выходили, вывозили в мешках с пшеницей или открыто, под видом купленного, кое-какое добро семейное - не самое дорогое, но необходимое. И так получилось, что вскоре собралось в доме Фарры до двадцати молодых и крепких слуг, а многое из добра сумели вывезти. И Нахор время не терял также - смог он продать кое-что в городе из своих прежних товаров и добра семейного и обратить в золото и серебро. Только дом и кузню не стали продавать они, и мебель с утварью, что у них была, чтобы не вызвать подозрения. И вот, в одно утро, вошел в город сам Аврам на ослах и верблюдах, и были с ним еще семь слуг. И не стал брать Аврам у солдат метки, сказав, что приехали они надолго - к семье своей, и назвал свое имя. И в тот же день, вечером, незадолго до закрытия городских ворот, увидели вдруг солдаты, которые в это время были обычно заняты погрузкой на повозки отобранного добра, чтобы отправить в городские амбары, как приближается к воротам большой караван. Тогда некоторые солдаты по приказу старшего из них бросили свое занятие, и пошли навстречу каравану. Но не успели солдаты приблизиться, как вдруг выбежали из задних рядов люди с мечами и смяли их в короткой драке. И тех солдат, что остались у ворот, тоже быстро перебили, а некоторых связали. И тогда караван свободно вышел из города. Так Фарра с семьей своей и всем добром, что удалось спасти, вышел из Харрана. За воротами их уже ждала подмога - большой отряд, что прятался до времени за ближайшим холмом. И, пропустив караван вперед, встал этот отряд, который возглавил Аврам, перед городом, чтобы встретить солдат Уш-Ушана, если они будут высланы в погоню. Но из города так никто и не вышел - закрылись вскоре ворота: хоть и был разгневан Уш-Ушан на семью Фарры, и хотелось ему их наказать, но, обдумав дело, решил воевода оставить как есть, ибо понимал, что у Аврама людей много и будут они биться до последнего. И прождав до темноты, двинулся Аврам с людьми вслед за караваном по дороге в Кархемиш. *** Шел караван всю ночь. Шел по проторенной дороге широкой, а вдоль дороги гнали пастухи стада. И была ночь лунная, так что невозможно было сбиться с пути. Но все равно часто было слышно, как перекликаются люди далеко впереди и позади каравана. И шли они без остановки до рассвета, а когда наступил рассвет, сделали небольшой привал, не разбивая шатров, и снова двинулись в дорогу. И только к полудню, когда люди и животные уже почти выбились из сил, и когда стало ясно, что никто вслед каравану не гонится, сошли они с дороги и разбили шатры, чтобы пообедать и передохнуть до следующего утра. А на следующее утро был у них совет в большом шатре Фарры. Собралась здесь вся семья. И были также старшины из пастухов. И начали они обсуждать, как им быть дальше. А Фарра за время дороги совсем ослабел - еле сидел на своем месте. И сказал Фарра: - Не чувствую я сил своих. Не смогу я идти дальше. Видно, разгневался Бог на меня за мои грехи прежние и за мое упрямство недавнее - что не послушался я Вестника и не вышел в Ханаан, когда велено мне это было. И вот теперь отнял Бог у меня последние силы, чтобы не мог я идти в землю обетованную. Заказана мне Богом земля Ханаанская! И не пойду я туда!.. А вы - решайте сами. Благословлю я тех, кто уйти захочет. И тех, кто останется со мной, благословлю тоже. И воцарилась тишина в шатре долгая. А потом Аврам сказал: - Отец, как же мы без вас пойдем? Это вы просто с дороги устали - давно на воздухе не были да на верблюде не тряслись. Да и мы все устали. Не шутка - столько часов в дороге. Мы подождем вас, пока вы снова силы обретете, а потом и двинемся все вместе! - Нет! - сказал Фарра горько. - Не дойду я. Если останусь, может еще и поживу немного, чтобы замолить грехи свои. А если пойду дальше - не выживу. - Но ведь вы уже почти умирали, отец! - пылко воскликнул Аврам. - Мы и не надеялись, что оживете чудесно. Но ведь вернул вам Бог силы зачем-то?! Почему же вы в милости его к вам сомневаетесь? Не даст Бог вам умереть, пока не выполните его наказ - верю я в это! - Аврам, зачем же ты отца мучаешь? - вмешался Нахор. - Не видишь разве - хочет он идти, но не может. А если в дороге умрет? За себя скажу: коль отец не пойдет, то и я не пойду. Не оставлю я отца ни за какие обетованные земли! - От тебя я другого и не ждал, Нахор! - сурово сказал Аврам. - Никогда ты не верил в Бога нашего! - А это мне лучше знать - в кого я верю, а в кого не верю! - резко ответил Нахор. - Ты сам не знаешь, куда идешь и на что идешь, а готов всех за собой тянуть. Вот пойди в Ханаан, осмотрись, и если найдешь там рай земной, возвращайся за нами. Тогда и мы все за тобой в Ханаан пойдем. Только, как я слышал, нет там никакого рая - такая же земля, как и везде. И люди - такие же. И еще неизвестно, как тебя эти люди встретят - чужака на своей земле. Одним словом, остаюсь я! А ты, если бродяжничать охота приспела, иди себе! - И пойду! - вскочил Аврам на ноги. - Даже если вы все меня покинете - пойду! Ибо нет для меня никого и ничего дороже Бога моего! А уж он-то меня не оставит!.. - Сядь, Аврам, - тихо сказал Фарра. - Не могу я кричать как ты. Только слово мое столь же твердое, как и твое. Я - остаюсь. И не надо вам между собой ругаться и выставлять одного перед другим неправым. Только Бог вас рассудит. И хоть я вам отец, пусть каждый решает за себя. А я за себя уже решил. - Но куда-же вы пойдете, отец? Ведь в Харран возвращаться вам нельзя! - с горечью воскликнул Аврам - Верно, в Харран нельзя. И в Кархемиш нельзя. В любом городе будем мы теперь гостями нежеланными. Ибо дважды мы уже враги царевы. И где бы мы не были, правители выдадут нас, если цари Халдейские затребуют головы наши. И поэтому пойдем мы в степь - на Юг. Знаю я там одно место доброе - и травы много и воды вдоволь. Бывал там в молодости. А главное - пусты эти земли, никто на них не живет. Вот там мы и встанем на первое время. И коль никто нас там беспокоить не будет, построим мы на этом месте, коль Бог позволит, городище свое - и сделаем окрестности своей вотчиной. - Вот это дело! - оживился Нахор. - Давно пора на своей земле осесть! А чем мы хуже других? Почему всегда должны быть у кого-то в услужении? Есть у нас и стада, есть деньги, есть люди. Пусть только сунется кто!.. - Воевать будешь? - презрительно усмехнулся Аврам. - И буду! За свою землю - буду! А ты думаешь, тебя в чужой земле ждут? Думаешь, так вот просто придешь и возьмешь ее? Может она и обетованная Богом, земля эта Ханаанская, только ведь на земле этой люди живут! Они ее просто так чужаку не уступят!.. Аврам, ну куда тебе ехать? Оставайся! Нельзя нам сейчас делиться, коль задумали свое городище основать - нам сейчас каждый человек, каждый сикель серебра, каждая скотина в помощь!.. - Нет! - сказал упрямо Аврам. - Если я сейчас не уйду, всю жизнь мне покоя не будет. Не предам я обещания Богу моему за жизнь спокойную! - Делай, как знаешь! - махнул рукой Нахор. - Если уж ты отца не слушаешь… А решишь вернуться, мы всегда тебя с радостью примем. - Я тоже поеду, - сказал Лот, тяжело вставая с подушки. Все оборотились к нему с изумлением. Даже Аврам удивился. И только Сара довольно улыбнулась, как будто уверена была с самого начала. - Ты-то куда, Лот?! - вскричал Нахор. - Ты ведь больной совсем! И неужели ты бросишь деда своего? Он ведь души в тебе не чает, Лот! - Я не больной уже почти. Если сюда доехал, то и дальше ехать смогу. - Да кто тебя пустит?! Ты мальчик совсем! - Не мальчик я. И пусть кто-то посмеет меня остановить, - сказал, нахмурившись, Лот. - Оставь его, Нахор, - вмешался Фарра. - Сказал я: каждый за себя решает. Сказал, и знал, что так будет. Внук он мой, моя кровь. И делает то, что сам бы я сделал, будь у меня сила его и дерзость к жизни. - И вы! - продолжил Фарра, обращаясь к старшинам пастухов. - Идите к людям и расскажите обо всем. И пусть каждый из них тоже решит. А как разделяться люди, так и будем делить добро - по числу… А теперь оставьте меня все. Устал я очень. Устал. *** Весь следующий день стан гудел как растревоженный улей. Люди сходились в кучи, ругались, доказывая что-то друг другу, потом расходились недовольные и снова сходились, чтобы вступить в еще более непримиримый спор. Вспыхивали даже драки тут и там от горячих споров, но драчунов быстро разнимали и разводили в разные стороны стана, где продолжали в чем-то убеждать. Ни Фарра, ни Аврам в этих спорах участия не принимали, укрывшись в своих шатрах. И только Нахор иногда выходил наружу - и тогда к нему подходили некоторые и он им что-то тихо и коротко говорил. На следующее утро все собрались перед шатром Фарры. Было их много - вместе с женщинами и детьми до семисот человек. И стояли они не в одной толпе, а разделились, хотя никто их к этому не понуждал. Большая часть из них сдвинулась в сторону, где стоял Нахор с семьей. А меньшая - стояла за Аврамом. И некоторые люди еще продолжали переходить из одной группы в другую, словно поняв только что, что не там встали. И была еще одна группа. Совсем небольшая - человек пятнадцать. Были это в основном подростки и юноши, и стояли они, тесно окружив Лота, хоть и на стороне Аврама, но как бы отдельно. И когда Фарра вышел из шатра, он сразу все понял, оглядев пристально толпу, словно вглядываясь в лицо каждого человека. И под взглядом его несколько мужчин с семьями, опустив головы, словно стыдясь чего-то, покинули ряды Аврамовы, и перешли к людям Нахора. А Фарра лишь горько усмехнулся, заметив это. И подошел Нахор к Фарре, держа на руках сына своего младшего Кеседа, и, пока шел, обернулся на миг, чтобы оглядеть ряды свои. И увидев, что за ним большинство народа, улыбнулся довольно и встал по правую руку от Фарры. И подошел также Аврам и встал сурово по левую руку, но чуть в стороне. И все затихли. И тогда Фарра сказал: - Люди рода моего! Говорю я вам, отец ваш и господин, слова благодарности за службу вашу прежнюю - верную! Всегда я о вас радел, всегда старался жизнь вашу устроить справедливо и безопасно - сколько было на то моего разумения и сил. Но ныне стал я слаб - возраст пришел. И душа моя не прельщается более заботами мирскими - хочется ей покоя и отдыха. И решил я посему отдать вас заботам сыновей моих: старшего сына моего Аврама и другого сына - Нахора. Отныне они вам господа и защитники… И знаете вы, люди, что хочет уйти от нас Аврам. Хочет он уйти в Ханаан, - землю далекую и неизвестную, - чтобы поставить на новой земле шатры свои и сделать эту землю домом себе и тем, кто пойдет с ним… И я его на это отпускаю с благословением! И всех, кто решит пойти за ним - тоже благословляю моим благословением отеческим и щедростью господской. Получат те, кто пойдет с Аврамом долю свою от богатств наших. И все вместе получите вы долю общую справедливую, чтобы не было вам недостатка ни в чем в земле чужой. А те, кто захотят остаться под рукой Нахора, будут жить как прежде - по договору обычному. И хотим мы, кто решил остаться, пойти на Юг, - в степи безлюдные, - и поставить там городище свое, где будем хозяйствовать вольно. И кому это нравится - пусть остается. И если есть среди вас такие, кто хочет уйти совсем, этих тоже мы отпускаем без упреков - дадим мы таким долю их по семье. Ибо не хочу я никого принуждать решением своим. Знайте все, что предстоят нам трудности неиспытанные - и тем, кто решится уехать, и тем, кто останется. И пусть каждый сам подумает - что для него лучше… Осип голос у старца, пока он говорил, и совсем он ослаб - зашатало его, так что Нахору пришлось под конец взять его под руку. А как только закончил Фарра говорить, усадил его Нахор заботливо на пододвинутую табуретку. А люди вокруг зашумели, переговариваясь, и стали сходится две толпы для обсуждения, и скоро вовсе слились. И тогда вышел Аврам вперед к толпе и сказал громко: - Люди! Ухожу я нынче! Ухожу в землю Ханаанскую! Давно должен был уйти, но так случилось, что задержал свой обет!.. И должны вы знать, что ухожу я не по желанию, а по обязанности, что возложил на меня Бог наш - Бог Земли Всей, Бог Единый!.. И никого я за собой идти не прошу! Кто верит в Бога нашего, тот поверит и мне - и пойдет за мной! А кто не верит - пусть лучше останется: не нужны нам неверующие!.. И ничего я вам не сулю - тем, кто пойдет за мной! Ни богатств несметных, ни жизни легкой, ни чудес благодатных! И открыто предупреждаю я, что будет нам тяжек выбор наш, многие трудности сулит он нам. И только вера моя в Бога моего обещает вам, что будет нам в итоге благополучие во всех делах наших! И если есть среди вас верующие вслед мне - назову вас братьями своими по вере! И буду жить с вами не как господин со слугой, а как брат с братьями меньшими!.. Все я вам сказал. Остальное сами решайте. И если найдутся средь вас уверовавшие, запишитесь у Лота - племянника моего, что первым за мной пойти решился. И будем знать мы поутру - сколько нас, чтобы произвести дележ справедливый. А на другой день - пойдем с Богом!
  12. Да у нас все газеты смешные. Последней несмешной была Реальный Азербайджан. Но после того, что стало с ее редактором, все газеты дружно начали поднимать настроение народу.
  13. Это не я написал - не надо на меня чужих сабак и кошек вешать! Это написал "Мусават", который, вроде, уже как бы и не Мусават - про вешающегося мэра и тут же про чью-то там гуляющую по лондонам дочь. А я тут же удивился: с чего бы это мэру вешаться, который уже 8 лет весь город мерит, мерит и никак на вымеряет - неужто у него дочь загуляла?! Откуда же мне знать, что у него сыновья, который тоже в Лондоне, но с костюмами?
  14. Если вы об Азербайджане, то здесь, скорее всего, все вертится вокруг власти. Потому как в Азербайджане степень власти как раз и определяет степень вашего благосостояния. Вряд ли ведь вы здесь можете встретить скромноживущего (на зарплату в несколько тысяч манат) министра, депутата, главу исполнительной власти, судью и даже офицера дорожной полиции. А вот дать вам миллиард - и вы их сразу потеряете в Азербайджане, если у вас не будет надежнейшей крыши. А вас самого уничтожат. Увы, но это так.
×
×
  • Create New...