Jump to content

zhkeletov

Members
  • Posts

    2
  • Joined

  • Last visited

zhkeletov's Achievements

Новичок

Новичок (1/12)

0

Reputation

  1. В Стамбуле заседал восьмой саммит Совета сотрудничества тюркоязычных государств (ССТГ). Он стал последним для ССТГ. Теперь Эрдоган хочет видеть его Организацией тюркских государств. По мнению турецкого лидера это не просто смена названия, это новая концепция "Видение тюркского мира - 2040". Анкара устами президента Турецкой республики наметила для участников саммита несколько важных задач в сфере безопасности, экономики и культуры. Для Турции это в первую очередь попытка переиграть старшего брата по НАТО. Реджеп Эрдоган уже несколько лет пробует на прочность нервы Дядюшки Сэма. Пакет претензий к Анкаре растет как на дрожжах. В середине года, на проходивших 21 июля слушаниях в комитете по иностранным делам Сената США, Турцию обвинили "в военной поддержке Азербайджану в Нагорно-Карабахском конфликте и содействии переброске наемников из Сирии для участия в боях на стороне Азербайджана". А также в том, что "в Турции арестовано и брошено в тюрьмы больше адвокатов и журналистов, чем в любом другом месте мира". Госдеп США продолжает нервничать по поводу покупки и развертывания Турцией российской системы ПВО С-400. В Госдепе предупредили, что любые новые крупные закупки вооружений у России повлекут за собой дополнительные санкции в рамках закона CAATSA (О противодействии противникам Америки через санкции). Санкции, одобренные Конгрессом США, лишат Турцию возможности производить беспилотники "Байрактар". Турция их строит полностью из иностранных компонентов. Если санкции будут расширены, остановится практически вся турецкая военная промышленность (производство бронемашин, танков, кораблестроение), которая также зависит от иностранных поставщиков. И это далеко не полный перечень возможного давления на Анкару. В последнее время западные средства массовой информации стали развивать тему снижения популярности Эрдогана в Турции и возможного прихода к власти оппозиции. А то, что Штаты умеют генерировать цветные революции общеизвестно. Турецкий лидер мучительно ищет выход из создавшейся ситуации. И, судя по всему, решил ставить на карту единения тюркских народов вокруг турецкого центра силы. Именно этим, по мнению политологов, продиктована инициатива преобразовать Совет в Организацию. Интересной получилась заключительная речь Эрдогана на саммите. Он много говорил о необходимости "активнее развиваться, укрепляться и усиливаться". Кроме того, заявил, что деятельность Организации тюркских государств не должна беспокоить другие страны. "Тюркские страны на протяжении тысячелетий оставались центром культуры и цивилизации. Я уверен, что так будет и впредь, - заявил Эрдоган, - Организация тюркских государств не должна никого беспокоить. Наоборот, нужно стремиться стать частью этой восходящей структуры, основанной на исторической общности. Эта организация является платформой развития межгосударственных связей". Однако пока в ОТГ не так много членов. Азербайджан, Казахстан, Киргизия и Узбекистан - страны Центральной Азии. Радует Эрдогана, что наблюдателем участвует Венгрия. Удалось, наконец, уговорить стать наблюдателем в Организации и Туркменистан, который все предыдущие годы предпочитал наблюдать за деятельностью ССТГ, а теперь Организации тюркских государств, со стороны. Для турецкого лидера это большая победа. Он давно обхаживал Гурбангулы Бердымухамедова, постоянно подчеркивая, что Туркменистан самая братская в семье тюркских народов. Ещё в речи Эрдогана прозвучала надежда, что в будущем численность участников организации увеличится за счет Турецкой республики Северного Кипра, независимость которой сегодня признала только Турция. Этот шаг, по мнению президента Турции, поможет устранить блокаду самопровозглашённого государства. Стремление Турции сколотить во главе с собой новый военно-политический союз понятно. Но непонятно, почему страны Центральной Азии так легко идут на поводу турецких амбиций, одурманенные идеей единения по этническому принципу? Для Туркменистана сближение с Анкарой в рамках Содружества тюркских государств чревато проблемами. Ашхабад в прошлом году не продлил программу сотрудничества с НАТО в рамках "Партнерства ради мира". Сближаясь с Турцией, Бурдымухамедов рискует нажить новых врагов и не только в лице Североатлантического альянса. У Штатов сегодня сложное положение в Центральной Азии. Позорное бегство из Афганистана в одночасье лишило Вашингтон своих позиций в регионе. Военных американских контингентов здесь теперь нет как таковых, так что готовность "защищать способность этих стран оставаться суверенными и независимыми", о чём говорят сейчас в Вашингтоне, в военном плане ничем не подкреплена. Турция, пользуясь моментом, пытается закрепиться в регионе и фактически ставит страны участники Организации тюркских государств между молотом и наковальней. Размещение американских воинских контингентов в Центральной Азии - под маркой проведения операции в Афганистане 20 лет назад было несомненным успехом Вашингтона. Под идеей защиты среднеазиатских республик от талибов, США завели свои военные базы в Узбекистан, Киргизию и Таджикистан. И, даже умудрились получить от неуступчивого Туркменистана возможность использовать наши аэродромы для транзитного пролёта самолетов альянса в Афганистан. При этом у Гурбангулы Бердымухамедова хватило мудрости отказать американцам в запросе на пользование крупнейшей в Азии военно-воздушной базы в городе Мары. Сегодня, когда Америка на деле продемонстрировала свою неспособность бороться с терроризмом в Афганистане, на роль лидера в регион рвется Турция. Она не может не понимать, что заложниками в противостоянии с Америкой она превращает все центрально азиатские страны. Всем понятно, как только обострится ситуация на границе с Афганистаном, все заклинания о культурном и экономическом сотрудничестве и взаимной безопасности можно будет забыть. И чем здесь может помочь Тюркский союз? У Турции нет общих границ с Афганистаном. Но есть свой интерес. В свете наметившегося разрыва с США и НАТО турки понимают, что Афганистан - это не только кладовая героина, но и кладовая лития, необходимого для производства аккумуляторов. Есть там золото, медь, железная руда, редкоземельные металлы и даже нефть. Главное богатство Афганистана - его стратегическое географическое расположение на стыке Ближнего Востока, Средней Азии, Дальнего Востока и Индо-Пакистанского региона. Для Реджепа Тайипа Эрдогана, активно распространяющего турецкое влияние в Европе, Африке, на Ближнем Востоке, в Закавказье и Центральной Азии, Афганистан - важнейший элемент геополитического пазла. Ключевой интерес Анкары - проект "Лазуритового (нефритового) пути", представляющего собой транспортный коридор из Афганистана через Туркменистан, Каспийское море, Азербайджан, Грузию и Турцию и позволяющего получить доступ в сердце Азии в обход России, Ирана и Китая. Вспомним, что, несмотря на формальное вхождение в состав американской международной коалиции, турецкие военнослужащие не участвовали в спецоперациях в Афганистане и не несли здесь боевых потерь. Турция давно научилась таскать каштаны чужими руками, получать выгоду, подставляя под удар других. В данном случае она вербует себе союзников в противостоянии Западу и усилению своего влияния в Азии. Поэтому и понятно активное желание Турции влезть в Афганистан не самой по себе, а с помощью Тюркского союза. А когда обстановка здесь рано или поздно обострится, члены Организации тюркских государств рискуют оказаться втянутыми помимо своей воли в затяжной конфликт, выйти из которого без потерь не удастся. Туркмения имеет с Афганистаном самую протяженную не прикрытую войсками границу. И если Таджикистан, как член ОДКБ может рассчитывать на помощь союзников, Туркменистан рискует в одночасье остаться один на один с воинственными соседями. Бердымухамедов много лет выстраивал и налаживал отношения с талибами в надежде защитить свои проекты по продаже туркменского газа в Индию. Турция, которой важны собственные интересы в регионе, своими действиями способна в одночасье обрушить сложную конструкцию, похоронив надежды Аркадага на решение экономических проблем Туркменистана.
  2. В 1943 году лидеры трех стран союзников Сталин, Черчилль и Рузвельт встретили в Тегеране. К этому времени исход второй мировой войны стал очевиден. Америка и Англия торопились разработать стратегию борьбы против Германии и застолбить свои взгляды на послевоенное переустройства мира. Через полтора года в Ялте состоялась вторая конференция лидеров. Итогом Ялты стал биполярный мир с разделением Европы на Восток и Запад. Этот раздел сохранился более чем на 40 лет. С распадом Советского Союза Ялтинская система начала рушиться и на рубеже девяностых появились предпосылки нового передела мира. В Европе началось перекраивание границ, появились новые страны. По принципу домино эти процессы переместились в Азию. Здесь заявили о себе игроки, которые во время Второй мировой войны практически не имели права голоса. Главным претендентом на азиатское господство стала Турция, руководители которой спят и видят возрождение Османской империи. Турция долгие десятилетия оставалась в тени мировых держав, но периодически пыталась заявить о своих интересах. Кипр стал первой такой заявкой. И как оказалось не последней. Ещё одну заявку на возрождение своего влияния Анкара сделала после 1991 года, когда на карте бывшего Советского Союза появились самостоятельные страны. Турция, которая не может претендовать на лидерство в исламизме, нашла свой ход. Президент Реджеп Эрдоган сосредоточился на пантюркизме. В мире заговорили о "Великом Туране". А это без малого, всё пространство населенное тюркоязычными народами от Урала до Адриатики. Турция все 30 лет после распада Советского Союза активно продвигала пантюркизм, который подразумевает интеграцию "тюркского пространства" по правилам Анкары. Речь об интеграции во всех сферах и на всех платформах. В культуре это Организация тюркской культуры. В образовании и науке - создание единой Тюркской академии наук. В политике - Тюркской парламентской ассамблеей. Свое влияние Анкара пытается распространить на тюркоязычные страны - Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Туркменистан и Узбекистан. Иногда упоминают о Таджикистане. Самой успешной стала работа в Азербайджане, который после вмешательства Турции в конфликт в Нагорном Карабахе полностью привязан к Анкаре. Баку зависит от неё в экономическом и политическом плане и является полигоном для перехода на новый этап пантюркистской политики. В конце прошлого года Турция открыто заявила, что вводит план "Шесть государств - одна нация". Оказав помощь Баку в войне с Ереваном, Анкара, по сути, анонсировала создание нового военного блока по программе объединения тюркоязычных стран. Иначе понимать лозунг государств одной нации сложно. Мало того, заместитель министра иностранных дел Турции Седат Онал заявил о возможности перехода политики в отношении Азербайджана от нынешней идеи "одна нация - два государства" к идее "одна нация - одно государство". Логично, если народ один, зачем нужны границы? Продолжением мысли в скором будущем может стать включение в эту формулу уже не двух стран - Турции и Азербайджана, а всех тюркоязычных стран Центральной Азии. Понятно, что одномоментно такой трансформации не будет и центральноазиатские страны не станут завтра турецкими велаятами. Но уже сегодня начинают проступать контуры новой архитектуры пространства "тюркского мира" - аналога интеграционных институтов наподобие Евросоюза. И важно понять, что Турция не считается с мнением тюркоязычных стран. Она моделирует свой мир в соответствии со своими ценностными ориентирами. Когда Анкара говорит о взаимодействии, она не видит в центральноазиатских странах равноправных партнеров. Это идея, замешанная на величии главного игрока. И здесь важно подыграть амбициям азиатских президентов. В Казахстане, Кыргызстане, Азербайджане могут фантазировать на тему величия тюркского народа в каких угодно масштабах. В апреле состоялся неофициальный саммит Совета сотрудничества тюркоязычных государств (ССТГ). Обсудили "важную" тему - "Туркестан -духовная столица тюркского мира". Главы тюркоязычных стран "отметили значительный политический и социально-экономический прогресс, достигнутый тюркоязычными государствами за последние десятилетия". Кроме того, в рамках саммита была принята Туркестанская декларация. Туркестан был официально обозначен как духовная столица Тюркского мира. Прямая речь заместителя акима Туркестанской области Казахстана Сакена Калкаманова: "Туркестан - священная земля с многовековой историей. Артерия Великого шелкового пути, соединяющая Европу и Азию, была столицей Казахского ханства". В ходе саммита Глава Казахстана Касым-Жомарт Токаев выступил с важным обращением к лидерам тюркских стран. Он призвал начать модернизацию тюркской цивилизации, прежде всего, с представления всему миру наследия Яссауи и священного Туркестана. И никто из участников подобных саммитов не задумывается о том, что дирижер находится в Анкаре. Он умело манипулирует сознанием "тюркоязычных", превращая идею объединения народов по языковому и национальному принципу в чистейший воды тюркский национализм, которому нашли красивое название "Великий Туран"! Вспомним, как во время VII саммита ССТГ в столице Азербайджана Эрдоган озвучил: "Хотя мы два отдельных государства, мы сыновья одной нации, поэтому на каждом шагу мы говорим: мы два государства, но одна нация. Теперь, проводя Тюркский совет, мы расширяем свои горизонты и говорим: мы шесть государств, но одна нация". Турецкий президент пояснил, что, как и Азербайджан, Турция не отделяет от себя Казахстан, Киргизию, Узбекистан и Туркменистан. При этом его не смущает, что Узбекистан, и особенно Туркменистан не спешат участвовать в ССТГ. "Туркестан - это наше родовое гнездо, наш основной очаг. Мы все очень большая семья из 300 миллионов человек, которые говорят на одном языке, верят в одну и ту же религию, имеют одну историю, культуру, разделяют одну цивилизацию. Я знаю, что наши казахские, киргизские, узбекские, таджикские и туркменские братья смотрят на Турцию так же, как и мы - они считают нашу страну своим домом", -добавил Эрдоган. Границы своего влияния турецкий лидер расширяет и на страны, где нет тюркского большинства, но существуют тюркские диаспоры. По его словам не стоит забывать о десяти миллионах тюркоязычных проживающих по всему миру, и называет их единой диаспорой. Так турецкий лидер фактически начертил новую границу единого тюркского государства, включив в него весь мир. Эрдоган говорит о единстве тюркских государств, рисует перспективу позитивного влияния блока на рост экономических и торговых отношений между странами. Но здесь нужно внимательно присмотреться к деталям. Турецкие СМИ, говоря об альянсе, но сюжеты и тексты иллюстрируют почему-то исключительно фигурами военных и турецким вооружением. Не следует ли из этого, что в головах турок единство не ограничивается лишь экономической составляющей. Вопрос плавно переходит к теме о "пантюркистской армии". А как подтверждение этой мысли - визиты министра обороны Турции Хулуси Акар в Узбекистан и Казахстан в октябре прошлого года и в Киргизию и Таджикистан в июне текущего, где обсуждалась необходимость расширения военно-технического сотрудничества и снималась реакция центральноазиатских государств на возможность создания тюркского военного блока. Интересно в этой связи, что в ряду центральноазиатских стран Туркменистан остается единственной страной, которая до сих пор не сделала ни единого шага навстречу членству в ССТГ. Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов прикрывает своё решение нейтральным статусом страны, который подтвержден Организацией Объединенных наций. В действиях туркменского лидера прослеживается истинный смысл риторики и целей, которые преследует Анкара. Бердымухамедов понимает, что между тюркскими странами и народами слишком много противоречий, много политических партий и течений - всё далеко не так однородно, как хочет видеть Анкара. Более того, правительства Казахстана, Киргизии и Узбекистана готовы получать от Турции военную помощь, но становиться ее янычарами не хотят. Для центральноазиатских государств невыгодно ссориться с Китаем и Россией, партнерство с которыми даёт финансовые выгоды и многое другое. А что даёт Турция? Голую идею и предложение воевать непонятно ради чего и с кем. Но точно воевать. Кому это надо? Турция стремится создать свой вариант Азиатского НАТО. Её амбиции и желания понятны. Но нужен ли такой альянс Центральной Азии - вопрос не праздный.
×
×
  • Create New...