Jump to content
  Love reading great articles? Visit Elix.com today!
Эмир Эмиров

ЧУДОВИЩЕ

Recommended Posts

a96af9f40399.jpga60157e100e9.jpg Edited by Эмир Эмиров

Share this post


Link to post
Share on other sites

Да, можно и так сказать. Я скоро выложу сюда начало, сами почитаете.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Человекединственное животное, знающее,

что его ожидает смерть, и единственное,

которое сомневается в ее окончательности.

Уильям Эрнест Хокинг

Когда месть становится смыслом жизни,

человек превращается в животное,

которое находится в плену своих инстинктов,

но не умеет слушать сердце.

Капитан Османов искал в смерти людей,

отнявших жизнь у его жены, успокоение, но цена,

которую ему придется заплатить,будет намного дороже, чем ему казалось.

Код: 664-07 © Эмир Эмиров, 2011

Edited by Эмир Эмиров

Share this post


Link to post
Share on other sites

Заранее извиняюсь за технические ошибки, которые могут быть.

Глава 1

От мощного удара в область солнечного сплетения у человека с гематомойна лице потемнело в глазах, а изо рта хлынула кровь. Он сидел со связанными за спиной руками в сыром помещении с облупленным потолком и стенами. Темные, коротко остриженные волосы, сломанный нос, опухшие глаза, потрескавшиеся, словно асфальт под раскаленным солнцем, губы говорили лишь о том, что его уже долго и безжалостно пытали. Лицо его было измазано в крови. Можно было предположить,что он сидел в одной клетке со львом, который был сыт и лишь швырял его немощное тело из стороны в сторону. Свесив голову на бок, он теперь искоса смотрел на своих мучителей. Ими были два человека, что стояли напротив, с задранными до локтей рукавами.

- Ты все еще отказываешься говорить, Джалал? – один из них сжал пальцами его скулы и с ухмылкой посмотрел ему в глаза. – Желаешь продолжения?

- Я уже сказал, - шепеляво проговорил заключенный и, пошарив языком ворту, сплюнул. Вместе со слюной, вперемешку с кровью, на бетонном полу оказался осколок его зуба.

- Что? Что ты сказал, чертов сукин сын? – второй из тех, кто стоял напротив и чей кулак только что разбился об лицо Джалала, был явно вспыльчивей.– Ты не представляешь, что тебя ждет. Я лично буду резать тебя по кусочкам, каждую твою клетку, каждую частицу. – Он улыбнулся. – В конце концов целым останется только твой язык, которым ты, хочешь того или нет, все нам расскажешь.

- Я сказал, что буду говорить только с женщиной, - издал человек, привязанный к стулу. – Я расскажу все только женщине, - громче повторил он и лукаво прищурился.

- Какой женщине, что ты несешь?

- Не важно, хоть твоей любовнице, - заключенный улыбнулся и бросил взгляд на человека, который только что сломал ему зуб. – Хоть его жене.

Edited by Эмир Эмиров

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 2

- Принцессе пора спать, а то она завтра снова проспит школу. – Женщина лет тридцати села рядом со своей дочерью и положила руку ей на голову. – Уже поздно солнышко, вставай.

Девочка недовольно посмотрела на мать и столкнула ее руку со своей макушки.

- Вовсе не поздно, - она указала на часы. – Еще даже нет одиннадцати.

Мать пропустила слова дочери мимо ушей. Ее вдруг заинтересовал фильм,транслируемый по телевизору. Казалось, до этого момента женщина и не замечала,что смотрит ее ребенок.

- Что это за фильм? – спросила она, не отрывая взгляда от картины.

- Ужастик, - коротко ответила дочь.

- А ты не мала, чтобы смотреть такие ужастики? – мать метнула хмурый взгляд на дочь и снова перевела его в сторону экрана.

- Он уже заканчивается, - жалобно протянул ребенок и резко поднялруки, прикрыв ладонями глаза.

- Так, - сердито буркнула мать.– А ну-ка быстро в кроватку.

Фильм принял совершенно неожиданный поворот. Теперь на экране красовалась эротическая сцена и интуиция матери подсказывала ей, что в ходе этих телячьих нежностей один из персонажей обязательно должен будет умереть.

Дочь беспрекословно встала на ноги и послушно сделала несколько шагов в сторону своей комнаты, как вдруг показ фильма прервался на рекламу. Она сразуже застыла и с хитрым огоньком в глазах обернулась, и посмотрела на мать.

Женщина ответила ей бескомпромиссным взглядом и встала на ноги.

- Шевелись! – проговорила она, улыбаясь, и пошла вслед за ребенком.

- Ну да, - сдалась дочь. – Шевелюсь, шевелюсь. – Она демонстративно подняла правую ногу и опустила ее. – Видишь, шевелюсь.

- Сейчас ты у меня доиграешься своим языком, - шутливо пригрозила женщина и легонько ущипнула дочь за ягодицу, отчего та вскрикнула и забежала вкомнату. – Ну, как, продолжить свою терапию? – смеясь, поинтересовалась мать.

- Нет, - улыбаясь, ответила дочь. – Похоже я уже здорова. – Она леглаи скрылась под одеялом, затем высунула голову, словно из убежища.

- Ну ладно, принцесса, - Лейсан склонилась над ней и поцеловала свое дитя в лоб. – Спи сладко.

- Спасибо ма и ты тоже.

Женщина включила ночник и, выйдя из комнаты, направилась прямиком к телевизору. Время, отведенное на рекламу, уже истекло, и она продолжила просмотр фильма, который едва ли заинтересовал ее своим заурядным сюжетом. Приближался острый момент, ожидая которого женщина ощущала легкое волнение в области груди, как вдруг зазвонил телефон. От неожиданности она вздрогнула, затем откинулась в кресле и несколько секунд просидела так, пытаясь успокоиться, после чего подняла телефон со стола. На экране высветился незнакомый ей номер.

«Кто это может быть, в такое время» - промелькнуло в ее голове, но она ответила. - Слушаю вас.

- Доброй ночи,- послышался мужской голос из трубки. – Лейсан Эмирова?

- Да, - сказала женщина, не догадываясь, кто это может быть.

- Прошу прощения за то, что беспокою вас в это время, но нам нужна ваша помощь.

- Кто это? – поинтересовалась женщина.

- Капитан полиции Османов, - ответил собеседник. – Нам необходимо с вами встретиться. Завтра, в семь часов вечера, возле памятника Вахида, у филармонии.

- Но в чем дело? – вопросила Лейсан. – Объясните, что случилось? - Она занервничала.

- Поверьте, будет лучше, если я расскажу это вам с глазу на глаз, - он запнулся. – Еще раз прошу прошения, завтра в девятнадцать часов.

- Но… - хотела было возразить Лейсан, но ее собеседник прервал их разговор.

Edited by Эмир Эмиров

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 3

Аббас вяло разлепил веки и увиденная картина повергла его в шок. Он сидел с заведенными за спину и привязанными к стулу руками и ногами в помещении, о координатах которого и не догадывался. Серые заштукатуренные стены этой комнаты отдавали неприятным холодком, который теперь бегал по телу Аббаса, словно мурашки. Тут в сознание Аббаса впилась мысль, что он, скорее всего, находится где-то под землей, в подвале. Посередине довольно высокого потолка мигала голая лампочка. Казалось, она вот-вот разлетится на мелкие стекляшки.

Комната была пуста, не считая железного стола, который стоял справа от Аббаса. На нем лежали неизвестные ему препараты, ампула и шприц. Слева находилась дверь. Увидев ее, Аббас напряг все свои мускулы, пытаясь разорвать этим вздутием сдерживающие его путы, но это ни к чему не привело. Руки мужчины были заведены за спинку стула, что еще больше тормозило его движения. Аббас чувствовал онемение от локтя до кончиков пальцев левой руки, но не мог понять, с чем это связанно. Он не видел и не чувствовал жгута, который был затянут выше локтя, отчего у Аббаса взбухли вены. Желание подняться на носочки своих ног, чтобы пройти на них до двери, не увенчалось успехом, так как спинка стула была слишком сильно отклонена назад. Аббасу просто не удавалось согнуть торс вперед,чтобы подняться на носочки. Он мог лишь накрениться в противоположную сторону, отталкиваясь ногами о ледяной пол помещения. Аббас пытался сконцентрироваться, понимая, что в данной ситуации ему поможет лишь хладнокровие и спокойствие. И хотя страх впитался в каждую частицу его сознания, он все же старался сосредоточиться. Где-то в глубине души, Аббас все еще надеялся, а точнее заставлял себя верить в то, что это всего лишь злая шутка его приятелей. Согнув шею и пытаясь рассмотреть свою онемевшую руку, Аббас только теперь заметил деревянные ножки стула и в голову к нему проникла мысль о единственной лазейке, благодаря которой он смог бы освободиться. Теперь он намеревался сломать стул и выбраться из этого ужасающего места. Он сделал глубокий вдох и, оттолкнувшись ногами о пол, всем телом, насколько это было возможно, навалился на спинку стула, отчего его передние ножки поднялись вверх, и мужчина полетел вниз. Падение, несчитая грохота, не дало никаких результатов. Аббас лишь придавил кисти своихрук. Столкновение боли с отчаянием заставило его закричать. Он орал во всю глотку, орал задыхаясь, моля о помощи и чувствуя, как с его глаз покатились слезы.

- Кто-нибудь помогите, черт возьми! – Вырвалось у него из груди. Ему казалось, что его сердце вот-вот разорвется на части. Он и не пытался пошевелиться, будто вместе с падением пали и его надежды на освобождение.Обуреваемый леденящим ужасом, Аббас заполнил легкие воздухом, чтобы закричать с новой силой, как вдруг услышал чей-то тяжелый топот и заткнулся. Казалось, что идущий надел на ноги железные ботинки или вовсе шествовало существо с копытами вместо ступней. Наступила тишина. Аббас понял, что кто-то теперь стоит за дверью. Он не знал о чем думать, сознание его словно металось по углам этого помещения, отскакивая от холодных стен. В голове кружился вихрь самых невообразимых мыслей. Скрип открывающейся двери проник через ушные раковины Аббаса прямиком в его сжавшееся сердце. В проеме показался высокий человек в медицинском одеяние: белом халате и шапочкой на голове.

- Здравствуйте, дорогой. – Незнакомец вошел в комнату и, остановившись рядом с лежащим Аббасом, покачал головой. – Как это вас угораздило. – Он нагнулся и, потянув за спинку стула, поставил его на ножки.

- Развяжите меня, прошу вас, скорее развяжите меня! – в молящем и в тоже время приказном тоне проговорил Аббас.

- Конечно, я вас развяжу, - успокоил его незнакомец. – Но прежде, я должен кое-что для вас сделать.

Он подошел к железному столику с препаратами и взял одну из ампул.

- Я должен вас вылечить.

- Вылечить? – сознание Аббаса вдруг пронзила страшная мысль: «Он удалил мою почку»

- Кто вы? Черт бы вас подрал! – прокричал он. – Что вы со мной сделали?

- Я? – человек в халате удивленно указал на самого себя. – Пока ничего. – Он достал из кармана очки. – Ах, бросьте, - выговорил незнакомец, видя как Аббас пытается заглянуть за спину. – Ваши органы на месте. – Он надломал головку ампулы и набрал в шприц бесцветной жидкости.

- Что вам от меня нужно? – заорал Аббас, смотря на острую иглу в руках у незнакомца. – Я заплачу вам любую сумму, сколько вам нужно?

- Я должен вас вылечить, - произнес незнакомец с выражением адского умиления на лице и, подойдя к Аббасу, показал ему шприц. – И я сделаю это. Не беспокойтесь, вы ничего не почувствуете, - докончил он улыбаясь.

- Нет, постойте, - взмолился Аббас, повернув голову и пытаясь не выпускать из поля зрения человека в белом халате, который стоял теперь сзади. –Я могу быть на вашей стороне, мы можем делать это вместе, с другими людьми.

На это незнакомец лишь добродушно улыбнулся и ввел иглу ему в вену.

Аббас попытался снова предпринять попытку повалиться на пол. Лишь теперь до него дошла суть онемевшей руки, но человек в халате держал спинку стула.

- Не советую вам этого делать, - пригрозил незнакомец все с той же доброжелательностью. – Одна моя ошибка и вы тот час же расстанетесь с жизнью,потерпите.

- Сукин сын! – прорычал Аббас, но уже не пытался воспрепятствовать действиям этого человека.

- Не волнуйтесь, дорогой мой, - незнакомец встал перед Аббасом с милейшей улыбкой на лице. Шприц был уже опустошен и он положил его обратно на стол.

- Что вы мне вкололи? – завопил Аббас, чувствуя нахлынувшую на него волну спокойствия. С каждой секундой ему становилось все легче и приятнее.Страх и злоба, которые еще недавно исполняли до краев его сознание, медленно покидали Аббас. Теперь уже, он сидел, улыбаясь незнакомцу, со спокойствием и умиротворением в глазах.

- Если вам посчастливится встретиться с господином Шипманом,обязательно расскажите ему про меня, - проговорил мужчина в белом халате.

Понаблюдав за своей жертвой еще пару минут, он достал из кармана предмет, похожий с виду на спираль электрочайника, от которого отходил длинны йшнур и, подойдя к стене, воткнул вилкув единственную розетку в этом помещении. Спираль сразу же изменилась в цвете.Вновь приблизившись к Аббасу, незнакомец с выражением добродетели на лице прижал конец спирали ко лбу сидящего. Ни шипение, ни запах жареного мяса не вынудили Аббаса пошевелиться. К этому моменту он уже перестал дышать и тело его теперь покорно подчинялось любому воздействию.

Edited by Эмир Эмиров

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 4

- А откуда у него твой номер?

- Думаешь, я знаю? – Лейсан с утра позвонила своей подруге, чтобы рассказать ей о вчерашнем. – Говорю тебе, он был немногословен. Назвался капитаном и сказал, что сегодня в семь часов вечера будет ждать меня у памятника, на Баксовете.

- Ну, ты ведь не первый раз сотрудничаешь с органами. Успокойся.

- Ты права, - ответила Лейсан, пытаясь успокоить саму себя. – Но Эльвира, мне это показалось странным.

- Ты сходи, может тебя зовет на свидание весьма симпатичный капитан, а вдруг?

- Брось Эль, мне сейчас не до шуток.

- А что? – удивилась подруга. - Допустим это маньяк, но где-где, а впарке он тебя насиловать уж точно не будет, если конечно маньяк наш не эксбиционист.

- Очень смешно, - проговорила Лейсан с улыбкой на лице. – Погоди-ка. –Она отвела трубку от уха. – Принцесса, давай уже поторопись, а то снова опоздаешь в школу. Завтрак на столе.

- Иду, - послышался недовольный детский голос из комнаты.

- Извини, эта обезьянка вообще уже меня не слушается, - пожаловалась Лейсан подруге. – Придется быть чуть построже.

- Давно не видела Аминку, - объявила Эльвира. - Послушай, может,заскочишь сегодня к нам? Шариф обещал приготовить рыбу на ужин. – Она выдохнула, представив как изменилось лицо ее подруги. – Конечно, я знаю, если он ступил на кухню, то жди заворот кишок, но чем черт не шутит. Может, в старике открылся дар повара.

- Я все ему расскажу, - Лейсан рассмеялась.

- А что? – возмущенно издала Эльвира. – Разве не у тебя в прошлый раз рожа была, как у… - она задумалась, но не смогла придумать ничего стоящего. –Не знаю кого, когда ты отведала стряпню моего кавалера?

- Ты не поняла, «в старике» -пересказала Лейсан. – Где ж он старый?

- Ябеда! – брякнула Эльвира и тоже засмеялась.

- Послушай Эль, ты не занята сегодня?

- Нет, а что такое? Решила потребовать выкуп за молчание?

- Знаю, покажется глупым, - Лейсан заговорила серьезно. – Но не могла бы ты сегодня пойти со мной на встречу с этим человеком.

- Ну, знаешь, - Эльвира перевела дух. – Хорошо, пойду, если удастся уговорить своего кавалера.

- Значит, пойдешь, - утвердила Лейсан.

- Хватит меня шантажировать! Я все равно не понимаю, чего ты боишься,- попыталась успокоить подругу Эльвира. – Тебе наверно вновь придется возитьсяс каким-нибудь подсудимым психом.

- Наверно. В половине седьмого на том же самом месте, у памятника.

- Ладно-ладно.

- Я тебе еще позвоню с работы.

- Хорошо, - согласилась Эльвира. – Ждемс.

- Ну, пока.

- Пока.

Edited by Эмир Эмиров

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава5

- Послушайте, вам лучше обо всем нам рассказать, - весьма деликатно проговорил капитан Османов, пытаясь заглянуть в глаза человеку, который сидел напротив

- Рассказать о чем? – с наигранным удивлением переспросил Джалал.

Руки заключенного были скованы толстыми браслетами наручников. После жестокой пытки, его привели на допрос, надеясь, что он сдастся и расскажет следствию все, что знает.

- Мы уже не первый год ведем дело о вашей организации или как там она у вас называется? – Османов все с тем же ледяным выражением стянул губы. –Клан?

- Может, так, - ответил Джалал. – А может и нет.

По лицу заключенного можно было без труда догадаться, что он несобирается сдавать позиции и отказываться от своих слов, и если уж он стерпел то, что с ним вытворяли до этой самой минуты, то стерпит и все остальное. Мысль об этом побудила Османова слегка изменить ход действий и, конечно же, свое хладнокровное отношение к процессу допроса. Хасбулат смягчился. В планах у него теперь было войти в доверие Джалала, но он пока еще не знал, как это аккуратнее сделать. Капитан намеревался раскрутить заключенного на беседу.

- Можете не говорить, - произнес Хасбулат, пытаясь продемонстрировать некое безразличие – Расскажите о том, о чем хотите рассказать.

- Я ведь уже сказал, что буду говорить только с женщиной.

Османов слегка отклонил голову назад и сдвинул губы.

- С женщиной? – он смотрел на собеседника с каким-то отрешенным видом,пытаясь понять ход его мыслей. – Только лишь с женщиной?

- Так точно, - подшутил заключенный. – Только лишь с женщиной, я все расскажу лишь женщине.

- Но почему? – капитан нагнулся, опираясь руками о стол, который стоял между ним и заключенным и втерся взглядом собеседнику в глаза. – Почему с женщиной?

- Вы должны меня понять, - Джалал отвел взгляд куда-то в сторону и, с задумчивым видом самодовольного философа, улыбнулся. – Вы ведь мужчина и должны меня понять.

- Неужели вам в голову могла прийти мысль о том, что вам удастся…

- Перестаньте! – Джалал прервал мужчину напротив. – Это невозможно. Я не Гудини и освободиться от оков я не сумею. Именно это и движет мною в моем капризе. Будучи уверенным в том, что я уже никогда не выберусь из лап закона и не согреюсь более лучами солнечного света, я хочу в последний раз увидеть представительницу прекрасного пола и поговорить с ней. Ведь я знаю точно, что это будет моей последней встречей. – Глаза его блестели, не смотря наизуродованную физиономию. – Свиданием, если хотите. Джалал огорошил Османова своим ответом, нокапитан не подал виду. Несколько секунд мужчина в форме переваривал слова собеседника, пока на лице его не нарисовалась хитрая улыбка.

- Нет, вы не сумасшедший! – заключил представитель закона. – Но как мне быть? Откуда я достану для вас женщину?

Джалал покачал головой, вглядываясь в глаза Османову.

- Не пытайтесь заставить меня поверить в это, - произнес он и постучал рукой по столу. – Если гостю не открывают двери, он не сможет поведать хозяину дома о своих приключениях. Вы видели в глазок, что человек, стоящий за перегородкой, будет просто стоять и зайдет он только в том случае, если ему откроют на его стук.

Капитана удивлял тот факт, что заключенный умеет красиво говорить и дажес какой-то загадкой доносить свои мысли, которые поймет не каждый и которые надо доработать в своем сознание, чтобы понять, что он имеет в виду.

- Но стук этот слишком уж громок и режет многим уши, - остроумно парировал Османов, вовлеченный в эту игру красноречия.

- А иначе гостью просто-напросто никогда не достучаться до вас, -сказал Джалал и тронул гематому, выскочившую у него под глазом. – Ваш стук уж куда более сильней и жестче.

Османов был человеком с весьма вспыльчивым характером, хоть и всячески пытался доказать обратное. За его порой непроницаемым выражением кипела буря эмоций,которые он лишь в исключительных случаях не выпускал наружу. В сложившейся ситуации ему просто-напросто хотелось еще больше изукрасить рожу человека,обвиняемого в убийстве и причастности к деятельности организации, по следам которой полиция шла уже не первый год. Спокойствие, гонор и остроумие преступника побуждали капитана продемонстрировать ему свою физическую силу, но он все же понимал, что это еще больше заведет следствие в тупик, ведь заключенный был в абсолютно точном смысле этого слова – непробиваемым.

- Хорошо, - сказал Османов, проанализировав в уме ситуацию. – У нас есть оперативный сотрудник, который с удовольствием выслушает ваши показания. –Он поднялся на ноги. – Но если мы сейчас играем с вами в какую-то игру, то советую вам прекратить ее, пока у вас еще осталось самое ценное, что может бытьу человека - ваша жизнь.

- Вы так вот просто лишите человека жизни? – с улыбкой на лице переспросил Джалал.

- Не сомневайтесь в этом, - с неприкрытой угрозой, ответил капитан. –Лучше не быть вообще, чем быть таким, как вы.

- Вы правы, - согласился заключенный. – Но в одном вы все же ошибаетесь.

- В чем же?

- В том, что самое ценное для меня сейчас - моя жизнь. – Глаза Джалала буравили Османова насквозь. – Сейчас самым ценным для меня является то, что я знаю. Это и есть то, что сохраняет мне жизнь и позволяет мне насладиться своим последним желанием. - Он на мгновение замер. – Но не беспокойтесь. Вы, в отличие от тех двоих, мне более-менее симпатичны и я сделаю все, как сказал. Если конечно вы сделаете то, о чем я вас прошу.

Османов хотел было возразить такому наглому высказыванию Джалала, но остановился, понимая, что так оно и есть, и один шаг назад будет впоследствии равносилен дистанции в сто метров.

- Хорошо, - Османов открыл дверь. – До встречи.

Выйдя из камеры, он приказал подчиненным перевести заключенного вдругое помещение и удалился в свой кабинет.

Edited by Эмир Эмиров

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 6

Услышав глухое шипение, женщина, чей возраст перешел семидесятилетний рубеж, поначалу не поняла, откуда исходит этот шум, пока не подошла к окну. Дождь впервые закапал в эту осень. Солнце, которое еще недавно согревало землю,отошло на второй план. Вид, открывавшийся из окна, напоминал негативную пленку,снимок, сделанный несколько десятилетий назад и это заставило сердце старушки сжаться в комок. Она почувствовала теплый прилив грусти, смешанной с тонкой струей умиротворения. Все чувства, свойственные человеку, казалось, застыли в ее немощном теле. Она перестала слышать, видеть, она перестала думать. Старушка стояла у окна, будто плененная взглядом Горгоны, погрузившись в воспоминания,которые были настолько абстрактны и хрупки, что если бы кто-нибудь в эту секунду отвлек ее и спросил, о чем она думает, то она бы лишь пожала своими высохшими плечами. Резкий и громкий стук в дверь, оборвал ее мысли. Тяжело вздохнув, старушка побрела к двери. Даже не посмотрев в глазок, что, конечно же, чуждо пожилым и одиноким людям, она сдвинула засов и опустила дверную ручку.Напротив стоял невысокий, коренастый мужчина с волосами средней длины,зачесанными набок. Щетина на его лица приятно сочеталась с его резким подбородком и выдающимися скулами.

- Здравствуйте, - начал незнакомец, смотря на старушку добрым и проницательным взглядом. – Как поживаете?

Женщина на мгновение растерялась, но сразу же собралась с мыслями.

- Здравствуйте, - наконец произнесла она. – А кто вы такой?

- Я? - усмехнувшись, переспросил незнакомец, затем настороженно оглянулся по сторонам и, не успела старушка открыть рта, как он словно хищник влетел в дверной проем и прижал ее губы ладонью. Другой рукой он осторожно закрыл дверь и медленно задвинул защелку. Сопротивления старой женщины были бесполезными, она даже не могла укусить человека, чья рука сжимала ей рот.

- Дорогая моя, вам лучше успокоиться, - проговорил незнакомец, волоча ее в комнату. – Я разрешу вам говорить, - он двумя руками обхватил ее голову и посмотрел ей в глаза. – Говорить, но не кричать. Договорились?

Женщина закивала головой и, усадив ее на диван, он встал напротив.

Несколько секунд она смотрела на него растерянными глазами, но ее дрожащие руки и истощенное тело было слишком слабо, чтобы противостоять силе этого человека. Понимая это, она закричала. Уже готовый к этому, незнакомец размахнулся и острыми костяшками своего сжатого кулака разбил старушке лицо. От мощногоудара она отскочила в сторону, издавая вместо крика лишь стон. Кровь хлынула носом. Видя это, незнакомец нагнулся, схватил ее левой рукой за горлышко свитера, потянул на себя и снова ударил кулаком в то же место. Старушка завопила от боли. Он поднял ногу и ударил ее в бок. Крики сразу же прекратились.Теперь она пыталась сделать вдох, но после удара, нанесенного ей мужчиной, это было почти невозможно сделать, будто в комнате не осталось кислорода.

- Заткнись! – прокомандовал незнакомец и уверенный в том, что она не сможет сделать и двух шагов, пошел в ванную комнату.

Через неполную минуту он вернулся, сжимая в руке губную помаду. Он открыл крышку и по высохшей массе догадался, что ею не пользовались уже долгое время.

- Посмотри на меня.

Давясь слезами, старушка уткнулась лицом в сиденье дивана, пытаясь сделать глубокий вдох.

- Я сказал смотри на меня. – Он вновь схватил ее за свитер и потянул на себя.

На обезображенном и вздутом лице старушки застыл страх и отчаяние. Она испуганно смотрела на него и глаза ее кричали о помощи, просили о пощаде,молились.

- Ты любишь Сатану?! – незнакомец встал перед ней на колени, так,чтобы их глаза оказались на одном уровне. – Отвечай, ты любишь Сатану?

Зрачки старухи расширились, словно капля чернила, упавшая на бумагу и она сомкнула веки, не в силах больше смотреть в глаза этому зверю.

- Открой глаза! Открой свои дряхлые глаза! – он сдавил ее горло и она машинально посмотрела на него. – Ты любишь Сатану? – Незнакомец сжимал ее горло все сильнее и сильнее, и женщина закачала головой.

- Любишь?! Ответь! – он чуть ослабил свою хватку.

- Да, - произнесла она, чувствуя, как слезы льются с ее глаз и зная,что он задушит ее, если она этого не скажет. – Люблю.

- Скажи – Я люблю Сатану! – прорычал незнакомец, смотря ей в глаза звериным взглядом.

- Я люблю Сатану.

- Ты клянешься ему в молчании?

- Да, - ответила она. – Я клянусь ему в молчании.

- Хорошо, - довольный собой, произнес незнакомец и поднялся с колен.

- Прошу вас, уходите, уходите, - завопила старушка. – Берите все, что хотите и оставьте меня, прошу вас.

Он улыбнулся, затем, протянув руку за пояс, достал оттуда складную бритву. Увидев это, женщина сжалась в комок, прикрыв голову руками.

- Не бойся, - он схватил ее за волосы, поднял ее голову и резким движением руки перерезал ей горло. Кровь хлынула из пореза. Прохрипев, старуха рухнула напол. Склонившись над своей жертвой, мужчина вытащил из кармана губную помаду и,наслюнявив ее кончик, нарисовал на лбу у трупа пентаграмму, после чего он встал и неспешной походкой побрел к двери.

Edited by Эмир Эмиров

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 7

Держа в руке старый, утративший былую яркость, зонтик, Лейсан немного вялой, усталой походкой шла к месту, где ее ожидала встреча. Подруга должна была быть здесь в половине седьмого, за полчаса до основного рандеву с человеком, звонившем ей вчерашней ночью. Поднимаясь вверх, вдоль парка, она чувствовала, как ноги ее тяжелеют с каждым шагом. Вместе с этой тяжестью женщина ощущала странное покалывание в области ступней. Это было, пожалуй, самой удивительной особенностью ее тела и выделяло ее из ряда всех ее друзей изнакомых. В дождливую погоду у Лейсан, довольно часто, чесались пятки ног и подушечки пальцев рук, будто в этих местах, под кожей, у нее дремали мурашки, и стоило закапать дождю, как они тут же оживали. Ощущение это было не самым приятным, но и, конечно же, не таким уж и отвратительным и гнетущим, чтобы кому-нибудь о нем рассказывать либо жаловаться. Обычно она даже и не обращала на эту странность внимания, считая ее всего лишь своеобразной причудой своего тела. Но сейчас, не смотря на то, что дождь уже перестал лить, раздражение внизу ее ног было на столько подчеркнутым, что ей хотелось снять туфли и расчесать свои пятки аж до крови. С каждым шагом она все сильнее старалась вдавить ногу в асфальт, чтобы приглушить это воспаление чесотки.

Парк пустовал. Не было никого, кто хотел бы сидеть на мокрых скамейках, да еще и обдуваемый ветром. В нем появлялись и исчезали прохожие, шествующие кто вдоль, кто поперек. Подходя к памятнику поэту, Лейсан остановилась,огляделась по сторонам и сразу же заметила свою подругу, которая стояла чуть поодаль, под массивным деревом. Вид и эмоции, отражавшиеся на лице Эльвиры, непредвещали ничего хорошего и Лейсан, идя теперь к ней с сожалеющим выражением, думала, что бы ей сказать, чтобы подруга сразу же ее не отругала.

- Спрашивается, зачем я не взяла зонт? – начала Эльвира, как только Лейсан ей сочувственно улыбнулась.

- А зачем ты не взяла зонт?

- А потому, что, когда я выходила из дома на небе не было ни одного облачка! – Эльвира указала на свои волосы. – Смотри, пожалуйста. В Баку всегда так: погода меняется по каким-то особым правилам, которых нет, пожалуй, ни водном другом месте на земле. А у тебя зонт откуда?

- Я забежала к маме, - ответила Лейсан. – Отвела Амину, а ты не из дома?

- Нет! Решила заскочить в пару магазинов и вышла как раз за десять минут до того, как с неба упала первая капелька. Забавно, - она сердито улыбнулась. – Теперь заболею, а все из-за какого-то капитана. Ну, где он?

- Будет тут. - Лейсан посмотрела на часы. – Через несколько минут. Дождь действительно пошел некстати, - заметила она мимолетно. - Что-нибудь купила?

- Если бы, - Эльвира повела бровью. – Не судьба. Надеюсь, он хорош собой, а то я сегодня точно кого-нибудь убью.

- Не забывай, что я к вам, - она с хитрецой подмигнула подруге. –Шариф все узнает.

- Нет, - чуть ли не криком протянула Эльвира. – Обязуюсь служить вам верой и правдой, ходить куда угодно, хоть в дождь, хоть в снег, - она на мгновение задумалась. – А черт с ним, даже в ад, только ни слова моему мужу.

- Не забывай, - улыбаясь, проговорила Лейсан. – Ты у меня на крючке.

- Я и не забываю. – Эльвира отвела взгляд в сторону и замерла. – Это не твой красавец?

- Где? – Лейсан обернулась и увидела высокого мужчину в черном пальто,с беретом на макушке.

- Прям Шерлок Холмс, - пытаясь сдержать смех, произнесла Эльвира. –Давай уже, пошли. Я представляю себе его удивление, когда он увидит, что ты пришла с подругой. Это же надо быть такой дурой.

- Ладно, - Лейсан попыталась сделать серьезное выражение лица. –Пошли.

Только тогда, когда Лейсан уже подошла на неприлично близкое расстояние, капитан Османов, явно не намеревавшийся встречаться с двумя женщинами сразу, понял, что это та самая особа, которой он звонил ночью.

- Вы капитан Османов? – спросила Лейсан с ходу.

- Да, а вы Лейсан Эмирова? – автоматически переспросил он.

- Да.

Капитан немного встревожено посмотрел на вторую женщину.

- Это моя подруга, Эльвира, - ответила Лейсан на незаданный вопрос.

Османов хотел было спросить, зачем она привела с собой подругу, но посчитал, что это сойдет за грубость и сдержался.

- Здравствуйте, - Эльвира сделала короткий шаг к мужчине. – Не могли бы вы показать свое удостоверение?

Османов оторопел, но все же полез в карман и, вытащив оттуда удостоверение, передал его женщине, встреча с которой была для него явно сюрпризом.

Пробежав по корке глазами, Эльвира передала взятую вещицу подруге.Внимательно прочитав содержимое, Лейсан отдала удостоверение Османову.

- Хорошо, чем я могу вам помочь?

- Мы можем отойти в сторону?! - предложил Османов, виновато улыбаясь Эльвире, мол, ничего не могу поделать, но долг обязывает.

- Идемте, - решительно сказала Лейсан и кивнула подруге.

- Хорошо, хорошо, - проговорила Эльвира, приподняв руки, показывая жестом, что она сдается. – Идите, говорите, я пока постою тут.

- Вам не стоило приходить с подругой, - с укоризной сказал Османов,как только они с Лейсан отошли на несколько метров в сторону. – Для начала,чтобы у вас не возникло никаких подозрений, я поясню, - он оглянулся с какой-тоопаской в глазах. – О вас мне рассказал Руслан Шихлинский.

- Понятно, - Имя, названное капитаном, подействовало на Лейсан, как успокоительное. Теперь она знала точно, что никакого подвоха в этой встрече нет.

Хасбулат глотнул воздуха и с некой грустью взглянул ей в глаза.

- Послушайте, вы единственный человек, который в силах остановить цепь ужасающих преступлений, - он запнулся, понимая, что своей резкостью может испугать стоящую напротив него женщину.

- Не понимаю.

- Вы когда-нибудь слышал об обществе «Ласка»? - капитан снова оглянулся в сторону Эльвиры.

- Да, я слышала об этом, - ответила Лейсан, пытаясь уловить то, что капитан пытался ей передать посредством мимики. – Что требуется от меня?

- Вы знаете, что за долгие годы существования этого общества ни полиции, ни спецслужбам еще не удавалось напасть на их след. – Лицо Османова сделалось встревоженным. – И вот теперь у нас в руках имеется козырь, который может помочь нам в разоблачении всей этой системы, всех глав этого общества и остановить весь этот ужас. Вы понимаете?

Лейсан слушала экспрессивную речь капитана с открытым ртом, не проронив ни слова, пока он, наконец, не остановился.

- Я не понимаю, причем тут я?

- Мы поймали человека, который имеет непосредственное отношение к обществу «Ласка», - он мгновенно обозлился и прикусил губу. – Он отказывается что-либо говорить. Обычный человек не выдержал бы всего того, что мы с ним делали и давно бы обо всем рассказал, но этот парень словно сделан из стали.

- И что теперь?

- У него есть условие, довольно странное, - Османов выдержал паузу,прежде чем сообщить Лейсан о сути их встречи. – Он сказал, что расскажет все только женщине. -

Произнеся это, Османов заметил всплывшую растерянность на лице своей собеседницы.

- Прошу вас, не пугайтесь, это будет похоже на интервью, этот человек будет говорить лишь с вами.

- Вы сошли с ума! – прорычала Лейсан. – Это бред! Я должна буду брать интервью у убийцы? О чем вы говорите?

- Нет! Вы не понимаете. Этот человек сказал, что расскажет все лишь женщине. Понимаете? Это его условие. Я не знаю к чему все это, но прошу вас помочь нам. Вы уже не раз сотрудничали с органами, поэтому Руслан и дал мне ваш номер. К тому же вы психолог по профессии и прекрасно распознаете ложь иправду. Прошу вас. Вы наша последняя надежда. Мы можем извести, можем убить его пытками, но они бесполезны.

- Нет, я не стану в этом участвовать.

- Но вы ведь уже принимали участие в делах такого рода! – чуть ли не криком возразил Османов.

- Нет, я никогда не участвовала в делах, связанных с убийствами или убийцами.

- Остановитесь! – капитан схватил Лейсан, которая хотела уйти, за рукуи потянул ее на себя. – Поймите, что убийства будут продолжаться, если вы нам не поможете. Черт возьми, поймите это!

Увидев, как мужчина применил силу, Эльвира поспешила на помощь подруге.

- Найдите кого-нибудь другого, - Лейсан вырвала руку, озлобленно смотря на Османова. – И впредь держите свои руки при себе.

- Поймите, они убивают детей. Эти зверства никогда не остановятся. Вы должны помочь нам, вы ведь сами мать!

- Вам стоит найти кого-нибудь другого! – повторила Лейсан

- Это может случиться и с вашим ребенком, и с вами, неужели вы не понимаете?

Услышав это, Лейсан еще больше озлобилась и быстрым шагом направилась к идущей навстречу подруге.

- Я позвоню вам вечером, - проговорил вслед Османов. – Вы должны подумать.

Edited by Эмир Эмиров

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 8

Неподалеку от небольшого деревянного домика, построенного в глуши, меж густым скоплением высоких деревьев, стояло несколько машин. Строение это было единственным в окрестностях. К нему пролегала узкая, битая дорога. Мало кто согласился бы жить в этом сооружении, в нескольких десятках километров от цивилизации, разве что люди отдающие дань природе. Казалось, что дом этот был воздвигнут именно для того, чтобы его было трудно найти. Довольно ветхий и частично обрушенный снаружи, он словно уже и не мог быть пригодным для жилья, но внутри горел свет и по мелькающим образам в окнах и мужским голосам можно было догадаться, что дом сейчас принимает гостей. Снаружи было как-то по-особенному тихо, словно некое умиротворение повисло в воздухе, и лишь изредка ночные животные нарушали эту гробовую тишину своими леденящими кровь звуками.Темный автомобиль с тонированными окнами бесшумно подъехал к дому и остановился поодаль от других машин. Фары погасли. Открыв переднюю правую дверцу, из машины вышел невысокий человек в черном, строгом костюме. Он подошел к задней двери и,оглянувшись по сторонам острым взглядом, потянул за ручку. Человек, сидевший на заднем сиденье, спустил ногу с подножки и вышел из салон автомобиля. Теперь он неподвижно стоял, устремив взгляд в сторону одноэтажного сооружения. Вид у него был ужасающим. Лицо этого человека скрывала венецианская маска доктора, с длинным носом в виде клюва. Сверху, на голову был накинут темный капюшон,который являлся продолжением плаща, что свисал до самых пят. В правой руке он держал трость, утолщенную с двух противоположных концов, в виде человеческой кости. Простояв около минуты у машины, человек в маске, сопровождаемый невысоким мужчиной, медленным шагом пошел к дому. Другой мужчина, который сидел за водительским креслом, остался ждать в автомобиле.

- Он здесь, Бахрам? – человек с тростью обратился к тому, кто открыл для него дверь.

- Да, господин.

- Хорошо, - он вошел внутрь и, миновав узкий коридор, оказался в небольшой комнате, в середине которой стоял прямоугольный стол.

Сидящие за столом, стоило ему войти, моментально вскочили на ноги и,не произнося ни слова, произвели соответствующий жест приветствия, приложив руки к сердцам.

- Здравствуйте, - издал вошедший и, аккуратно приподняв свой плащ,присел во главе стола, после чего все последовали его примеру. Сопровождающий его мужчина сел рядом.

- Как мне стало известно, у нас возникла неприятность, - приглушенный голос мужчины в маске отдавал хрипотцой. В двух маленьких дырочках можно былоразглядеть его глаза, которые теперь смотрели на человека, сидевшего от него по правую руку.

- Я не понимаю, как это могло случиться, господин, - заговорил мужчина с волнистыми волосами и тонкой бородкой на лице. – Он, как всегда, выпил панацею, прежде чем пойти на травлю. Он должен был умереть!

- Но не умер, - спокойно произнес человек в маске. – Не умер он, умрет другой.

От этих слов у его собеседника выскочили капельки пота на лбу и все поплыло перед глазами. Он хотел ответить, оправдаться, но, чувствуя на себе прожигающий взгляд чудовища напротив, не мог произнести и слова.

- Графиня, - человек в маске резко перевел взгляд на единственную женщину, находившуюся в этом помещении, избавив тем самым мужчину с бородкой от удушья.– Ваш тон, в последнее время, слишком вульгарен, это довольно предсказуемо, вы не считаете?

- Нет, мой господин, - совершенно спокойно ответила женщина. –Полагаю, что всякая изощренность есть дань уважения моей королеве. – Она кокетливо улыбнулась. По глазам ее было видно, что она является единственным человеком в этой комнате, чье сердце в данную минуту бьется абсолютно спокойно.

- Будь осторожна, - произнес мужчина в маске. – Как и в воде, в крови можно утонуть.

- Да, мой господин.

Он некоторое время разглядывал черты ее изумительного лица, в течение которого никто из присутствующих не издал ни звука. Казалось, все затаили дыхание, чтобы не мешать его созерцанию. Женщина, которую мужчина в венецианской маске столь пристально изучал была весьма хороша собой, недаром ее называли графиней. Овальные черты ее лица плавно рисовали изящную картину,которую хотел бы заполучить каждый художник. Блестящие, каштановые волосы играли светом, словно калейдоскоп. Прямые и живые, они спадали великолепным каскадом,струились и ослепляли всех вокруг. Губы ее были словно ягоды, сочные и аппетитные, не нуждающиеся ни в каком макияже. Но самым прекрасным и завораживающим звеном в ее лице были ее глаза. Казалось, в глазах этой женщины таилось миллион загадок и каждый, кто хоть раз сталкивался с ней взглядом,непременно мечтал с лихорадочным стремлением разгадать хотя бы одну из них. Она могла смотреть на своего собеседника сколько угодно, ничуть не смущаясь и не отводя глаз, пока он не сдавался сам. Она словно обладала некими колдовскими чарами, и не боялась абсолютно ничего, включая смерть. Она сама была смертью -прекрасной, очаровательной, темной и таинственной.

- Доктор, - человек в маске, наконец, отвел глаза от этого произведения искусства. – Ваша работа вызывает восхищение, а точнее та гармония, с который вы ее производите. – Он одобрительно покачал птичьейголовой. – С таким подходом вы всегда найдете крови и плоти.

- Благодарю вас, господин, - горделиво издал человек с густыми усами над губой. – Служу государству, служу вам.

- Хорошо, - мужчина в маске вдруг свесил голову. – Я весьма недоволен тем, что наша тайна может быть раскрыта и я никак не могу понять, почему человек, который может поставить жирную точку на наших лбах, до сих пор не умер. Либо у него выработался иммунитет, либо, - он поднял голову и пронзил взглядом сидящего справа от него мужчину с тонкой бородкой на лице. – Кое-кто из нас халатен, кое-кто не посчитал нужным придерживаться правил и кое-кто поставил под угрозу существование нашего братства.

Человек в маске жестом своей трости дал мужчине, который вошел с ним вместе в эту комнату некий знак и второй встал. Сделав несколько шагов, Бахрам подошел к онемевшему от страха человеку с бородкой и, вытянув из-за пояса нож,на глазах изумленных зрителей раздвоил ему артерию. Кровь хлынула из перерезанной глотки словно фонтан, брызгая на тех, кто сидел рядом и, схватив умирающего за волосы, Бахрам повалил окровавленную тушу на пол. Некоторое время все присутствующие, кроме самих исполнителей, растерянно смотрели на бездыханное тело, пока, наконец, женщина, которую называли графиней, звонко не засмеялась.

- Вот уж не думал он, что умрет такой смертью.

- Графиня, - человек в маске встал и, подойдя к ней, провел рукой по ее шелковистым волосам. – Ваш смех может в любую секунду смениться плачем. Нет ничего искрометного в том, что наш человек сейчас находится за решеткой.

- Да, господин, - она вмиг искривила свою мимику и опустила глаза.

- Вы слышите, я обращаюсь к вам, - мужчина оглядел каждого присутствующего в комнате, и даже за птичьей маской всем удалось разглядеть то ледяное выражение, с которым он теперь говорил. – Правила написаны для того,что бы их уважали! Я не пожалею никого, вам понятно?!

- Да господин, - хором издали присутствующие.

- Хорошо, - он обернулся и направился к выходу.

Мужчина, который только что отнял жизнь своим острым лезвием,последовал за ним. Подойдя к машине, человек с птичьей головой оглянулся назад и уселся в салон. Автомобиль так же бесшумно покатился прочь от этого места.

Edited by Эмир Эмиров

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 9

На столе аккуратно была разложена столовая утварь, а так же приготовленные Эльвирой салаты и все остальное, предназначенное для приятного ужина. Не было только основного блюда, которое, с минуты на минуту, должен был принести хозяин дома.

- Не нервничай, - Эльвира попыталась взбодрить подругу. – Ты правильно сделала, что отказалась.

- Я не уверена, что поступаю правильно, - досадливо проговорила Лейсан.

Женщина и вправду не могла определиться с тем, что ей делать дальше.Слова человека, с которым у нее была короткая беседа о том, что она единственная, кто может остановить цепь насилий, вошли кривым гвоздем в ее сознание,и теперь Лейсан думала лишь об этом разговоре. Она пыталась всячески отвлечься,уйти от этих мыслей, но у нее ничего не получалось и, видя это невооруженным глазом, Эльвира старалась развеять подругу.

- Ты поступаешь правильно, даже не сомневайся в этом, - проговорила Эльвира с видом человека, знающего дело. – Они уже сегодня найдут кого-нибудь другого, не думай об этом. – Она перевела взгляд на Амину, которая сидела между ними и тихонько ущипнула ее за щечку. – Ну, что принцесса, отведаем стряпни дяди Шарифа?

- Аха, - девочка довольно покачала головой.

- Жаль только, мы не смогли уговорить бабушку пойти с нами, - Эльвира сделала виноватое выражение. – Она наверно обидится.

- Да нет, - Амина улыбнулась. – Я и так успела ей надоесть. А он там еще долго?

- Кто? – До Эльвиры не сразу дошло, о чем девочка ее спрашивает.

- Дядя Шариф.

- А, - протянула женщина и рассеянно хлопнула себя по лбу. – Шариф, ты долго? – крикнула она мужу.

Из кухни послышался нервный мужской голос, но никто из присутствующих за столом не понял, что он сказал.

- Он точно хочет нашей смерти. – Эльвира недовольно фыркнула и, встав из-за стола, пошла к мужу.

- Как дела в школе? – обратилась мать к дочери, когда Эльвира уже скрылась из виду.

- Как обычно, - неохотно ответила Амина. – Много чего и ничего интересного.

Девочка чувствовала подавленное настроение матери, но что-то все же мешало ей спросить у нее, в чем дело.

- Как прошел день на работе? – дочь спровоцировала Лейсан на улыбку.

- Много чего и ничего интересного. – Мать смотрела на своего ребенка с водопадом нежности и заботы в глазах. – Как обычно.

- Ну, тогда завтра можно будет поменяться местами.

Стоило Амине сказать это, как в комнату вошел Шариф, держа в руках поднос с авторским блюдом. Позади, напевая торжественный марш и периодически хлопая в ладоши, шествовала его супруга.

- И так дамы и господа, - Эльвира запнулась и в знак сожаления сделала нечто вроде реверанса. – Прошу прощения, дамы, - она сделала акцент на последнем слове. - Наш великий и непревзойденный повар все-таки избавит нас от неминуемой голодной смерти. Положив поднос на стол, Шариф, улыбаясь, посмотрелна жену глазами, которые говорили скорее о его восхищении ее остроумием, чем наоборот.

Он в очередной раз убедился в том, что ему повезло со спутницей жизни и, не говоря ни слова, присел за стол. На подносе лежала широкая тарелка, на которой красовалось основное блюдо. Листочки салата и дольки лука располагались под кусками сочной лососины, обставленной помидорами, огурцами и маринованными грибами. Аппетитная, блестящая корочка, прекрасно сервированной рыбы налагала на каждого из присутствующих обязанность попробовать хотя бы кусочек этой стряпни, не смотря на то, что ее готовил Шариф, который, по мнению Лейсан и Эльвиры, абсолютно не умел этого делать.

- Просто безумно аппетитно, Шариф, – похвалила Лейсан мужчину, что сел напротив.

- Согласна, - подхватила Эльвира. - Выглядит, по меньшей мере,восхитительно. – Она приземлилась рядом с мужем и заботливо обласкала его взглядом. – Поваренок.

- Лучше попробуй, чем издеваться, - наконец произнес Шариф и сразу же потянул руку к графину с вином, который стоял посередине стола. – Кому налить?– он взглядом предложил Лейсан.

- Нет, спасибо, - отказалась женщина и положила кусок рыбы дочери,затем себе.

- Послушай, кухарь. – Эльвира осуждающе взглянула на мужа, – тебе же за руль.

- Ничего, я пол стакана, для вкуса, - хотел было оправдаться мужчина,но вдруг понял, что жена права, в частности из-за ребенка, и отложил графин всторону. – Приступим, он ритуально потер руки и принялся за еду.

Когда тарелка, с некогда лежащей на ней лососиной, опустела, все уже были вполне сыты. К графину с вином так никто и не притронулся. Трапеза прошла довольно спокойно и молчаливо.

- Огромное тебе спасибо, - Лейсан посмотрела на мужа подруги с искренней благодарностью во взгляде. – Было просто бесподобно.

Женщин сидящих за столом, в прямом смысле, шокировало то, что Шариф так стремительно набрал обороты в кухонном деле. Ведь еще недавно и Лейсан, и Эльвира сдвигали брови и морщились, стоило ему заговорить о готовке. Но Шариф явно реабилитировался, чем, несомненно, обрадовал свою жену и гостей.

- На здоровье, - лаконично ответил мужчина, словно король, что накормил обездоленных и голодающих.

- В точку, ты действительно молодец, - вновь похвалила мужа Эльвира. –Принцесса, а ты почему молчишь?

- Спасибо, дядя Шариф, было вкусно!

От такого наплыва комплиментов мужчина зарделся от смущения, но что ни говори, по глазам его было ясно, что вся эта лесть ему по душе.

- На здоровье мое солнышко, - Шариф ласково улыбнулся девочке. – А кто-то говорил, - он указал на свою жену кивком. - Что мужчина на кухне, точно слон в посудной лавке, хотя почему-то лучшими поварами испокон веков всегда считались именно мужчины.

- Да, наш герой, ты спас нас и хвастовства тебе не занимать!

- Да, да, да, - Шариф незаметно опустил руку и ущипнул жену за ягодицу, от чего она вскрикнула и вскочила.

В следующую секунду хрупкие руки молодой женщины плескались, в агонии,пытаясь попасть в Шарифа, но он ловко сдерживал этот натиск, хоть и не мог сдержать своего смеха. Такие выходки были в его репертуаре и Лейсан, которая прекрасно знала об этом, ведь он часто подшучивал над женой именно в ее присутствии, реагировала на это плутовство абсолютно спокойно, не говоря уже отом, что ее это здорово веселило. Амину тоже позабавило внезапно начавшееся шоу.

- Ах ты пекарь, - Эльвира тщетно пыталась хоть как-то навредить мужу,пока он наконец не сковал ее действия объятием. – Отпусти! Я кому сказала,отпусти.

- Ладно, ладно, - Шариф пытался усмирить смех, но это было сейчас для него непосильной задачей и, прыснув, он снова заржал. – Обещай, что пойдешь на кухню, за чаем?

- Ты совсем обнаглел, я сейчас тебе дам пойдешь за чаем, - Эльвира, несмотря на крики и попытки ударить мужа, была сама в восторге от всего происходящего. – Ладно, - сдалась она, понимая, что мужская сила в данной ситуации все равно победит. – Отпусти, обещаю простить тебя.

- Простить?

- Да, - повторила она и увлеченная игрой сдвинула брови. – Отпускай.

- Хорошо, - Шариф резко освободил жену и отошел на безопасное расстояние, пока она неподвижно стояла на месте, казалось, думая продолжать этот бой или нет.

- Ладно, на этот раз я тебя пожалею, - Эльвира собрала грязные тарелки на поднос и пошла на кухню.

- На вас приятно смотреть, -призналась Лейсан, и даже слегка повеселела.

- Как там у тебя дела?

- Неплохо, спасибо, - Лейсан на секунду задумалась и посмотрела надочь. – Аминка, возьми это и отнеси на кухню, помоги тете Эльвире.

Девочка беспрекословно сделала то, о чем ее попросила мать и уже через полминуты ее не было в комнате.

Шариф почувствовал, что у Лейсан к нему серьезный разговор и попытался максимально сосредоточиться.

- Послушай, Шариф, знаю это немного странно, но хочу спросить, ты слышал когда-нибудь о тайном обществе «Ласка»?

- Обществе «Ласка»? – изменившись в лице, переспросил Шариф.

- Извини, что спрашиваю, просто у меня есть подруга, которая интересуется этим, не знаю правда почему. Я подумала, что в силу своей профессии тебе может быть что-нибудь известно, хотя, - она виновата улыбнулась. – Что я несу, это глупость.

- Вообще-то, - голос мужчины стал тише. – Мне известно лишь то, что это довольно зыбкая субстанция, никто не может сказать с точностью, что это общество действительно существует, нет никаких ссылок на это, кроме убийств и насилий. Заметь, участившихся в последнее время. – Шариф снова удостоил взглядом оставшийся на столе графин с вином и моментально перевел его на собеседницу.– Знаешь, лично сам я считаю, что некое общество действительно существует и его участники или скажем, покровители, являются птицами далеко не самыми приземленными,иначе так называемое «Тайное» уже давно стало бы явным.

- Думаешь, такое возможно в наше время? – с неким возмущением спросила Лейсан. – Я думаю убийства и без тайных обществ – убийства, как и насилия.

- Естественно, возможно, а как же масоны? Конечно, не убийцы и насильники, но все же общество-то тайное. Я считаю, что у нас существует некое зло, слишком много о нем говорят, - он перевел дух. – Скорее сплетничают, но это нечто вроде НЛО, система никак не может выйти на их след. Да, ловили людей,которые как-то с этим связанны, но эти самые подозреваемые умирали совершенно необъяснимо. Мне это известно, – Шариф ухмыльнулся и потер переносицу. – Я и сам испытываю крайнюю ненависть к людям, к зверям вроде Чикатило или Потрошителя, но мы ничего не можем с этим поделать. Во всяком случае, в корне своем мы не в силах остановить их. Да, конечно, если я увижу, что какой-нибудь пресловутый маньяк намеревается кого-то изнасиловать, я, безусловно, первым порву его на части, но не станет же этот самый ирод делать свое мерзкое дело у всех на виду. Так что, я стараюсь не думать об этом, потому, что чем больше я думаю,тем больше начинаю ненавидеть человечество. – Он остановился, понимая, что идет вглубь. – К чему твоей подруге эта информация? – было видно, что Шариф нервничает. Лейсан понимала, что ему неприятно говорить на эту тему.

- Об этом поговаривают, мне просто стало интересно, - ответила она.

- Надеюсь, эта самая подруга не Эльвира, - улыбнулся он.

От резкого визга дочери у Лейсан вздрогнуло сердце. Она вскочила состула и хотела было бежать туда, откуда донесся крик Амины, как девочка сама вышла ей навстречу.

- Что случилось? – Лейсан подскочила к ней с паникой в глазах и, в растерянности положив руки ей на плечи, потрясла торс дочери. – Что случилось?

Перепугавшись, девочка вытащила заведенные за спину руки. Когда Лейсан увидела ладони дочери, измазанные в чем-то бордовом, она чуть не упала замертво.

- Это всего лишь кетчуп, - поспешно сообщила дочь, видя застывший ужас в глазах матери, которая стояла, словно окаменелая, с открытым ртом. – Это кетчуп, - повторила она и вдобавок к своим словам лизнула палец. – Мы с тетей Эльвирой шутили.

- Боже, - только и смогла выдохнуть Лейсан и, приложив руку ко лбу,пошла к столу.

Только когда она присела, Шариф, который все это время изумленно наблюдал за происходящим, облегченно выдохнул.

Edited by Эмир Эмиров

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ты выложил только это,чтобы людей позлить?.))А где продолжение???))

Читается на одном дыхании.))Правда.)Только это не знакомые мне герои.)

Share this post


Link to post
Share on other sites

я не могу все сразу вписать сюда, у меня пальцы не стальные. Продолжение будет по мере того, как я буду его печатать с книги в форум. Спасибо, но не хотелось бы, чтоб тут были комментарии, я тут буду только главы вставлять, еще раз спасибо, Шариф вроде бы знакомый тебе персонаж, должен быть.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 10

- Ей парень, чего ты такой грустный? – полноватый мужчина с миловидным, круглым лицом подошел к мальчику, который сидел на скамейке в школьной форме. – Обидел кто?

Мальчик поднял голову, недовольно посмотрел на мужчину, затем сдвинул брови и вновь опустил взгляд.

- Брось, - незнакомец присел на корточки, чтобы быть со школьником на одном уровне. От него исходил приятный карамельный аромат, который ребенок сразу же почувствовал. – Что стряслось, расскажи?

- Да ничего, - мальчик заиграл ногами, свисающими со скамьи. – Все нормально.

И хотя ему не раз говорили, чтобы он не заводил бесед с незнакомыми людьми и просто уходил в подобных ситуациях, сейчас прекрасно выученное им правило не работало, ведь мальчик был обижен. Он был обижен именно на техлюдей, чьи назидания привык слушать и как бы в отместку за свою обиду продолжал сидеть на месте.

- А чего тогда ты тут расселся, с видом слона, которого укусила мышь?

Школьника развеселила шутка незнакомца, но разок улыбнувшись, он сразу же посерьезнел и снова казался бесконечно угрюмым.

- Опять придется тащиться к этой Джамиле, - пробубнил он с обидой в голосе.

- А Джамиля это чудовище?

- Да, - ответил мальчик. – Мама должна была забрать меня еще два часа назад, но она позвонила и сказала, что не сможет придти, и чтобы я шел к тете Джамиле, - взахлеб проговорил он и указал пальцем на возвышающееся впереди здание. – Она живет вон в этом доме.

- А почему же ты не пошел? – поинтересовался мужчина.

- Не хочу я к ней идти, - мальчик сердито выдохнул. – Я отключил телефон и буду сидеть тут, пока мама сама не придет.

Казалось, школьник постепенно проникался к человеку напротив доверием. На последнем предложении мальчика, незнакомец с лицом доброго волшебника звонко расхохотался, и в смехе его прозвучало нечто зловещее, демоническое, некое скрытое злорадство, но у его собеседника это вызвало лишь улыбку.

- Я тебя прекрасно понимаю, - наконец произнес мужчина, понимающе глядяна мальчика. – Сам так делал.

- Отключали мобильный?

- Ну ты и хитрец, - подхватил незнакомец. – Прям как я в твои годы. –Он тихим хлопком привлек внимание собеседника, чей взгляд маячил в районе его ног. – Но тебе нельзя обижаться на маму!

Школьник вновь нахмурил брови и снисходительно хмыкнул.

- Скажи-ка, когда у тебя день рождения, паренек?

- В январе.

Мужчина вдруг смутился, словно человек, который что-то не просчитал и лишь сейчас понял это, но сразу же скрыл негативные эмоции за нарисовавшейся на его лице улыбкой.

- А ты знаешь, что мама тебе на него приготовила? – глаза его блестели, словно стеклышки.

- Нет, до него же еще далеко, - стараясь казаться равнодушным, ответил мальчик, но все же он был заинтересован.

- Я знаю, но она решила сделать тебе сюрприз раньше времени, к чему ждать, если он уже готов.

Мальчик хотел было что-то вставить, но мужчина не дал ему произнести ни слова.

- Такого подарка не будет ни у кого из твоих одноклассников, да что там одноклассников, во всей школы, ни у кого не будет того, что тебе собирается подарить мама. Ты знаешь что это?

Мальчик теперь уже с завороженным взглядом, но нарочито обиженным выражением помотал головой.

- А я знаю, - заявил незнакомец и лукаво подмигнул собеседнику. – Вот и сегодня, она не хочет, чтобы ты шел домой так рано потому, что готовит тебе сюрприз!

- Какой? – выражение мальчика говорило о том, что он в данную минуту поверит каждому слову, вылетевшему из уст этого человека.

- Постой-ка, - незнакомец подозрительно взглянул на паренька. – Как тебя зовут?

- Ягуб, - ответил мальчик.

- Ах, глупая башка, - мужчина расстроено помотал головой. – Я решил проверить, ты это или не ты.

- А вас как?

- Меня? – улыбнулся полноватый мужчина с детским лицом. – Меня зовут Пого.

- Пого?

- Да, - ответил он. – Необычное имя, правда?

- Аха, - согласился Ягуб. - А почему вас так зовут? – поинтересовался он. - Я раньше никогда не слышал такого имени.

- Потому, что я. - Мужчина назвавшийся Пого, затаил дыхание, чтобы придать моменту торжественности. – Клоун! Я клоун!

- Клоун?

- Да, я клоун.

- Я люблю клоунов, - сообщил мальчик. – А какой подарок мне приготовила мама?

- Нет, - Пого досадливо сдавил губы и опустил глаза. – Я не могу тебе сказать. Твоя мама велела мне привезти тебя домой, чтобы ты сам все увидел.

- Правда? – возбужденно спросил Джалал.

- Конечно, - радостно ответил мужчина. – Хочешь, мы сделаем ей сюрприз?

- Да, хочу.

- Хорошо, - Пого поднялся с корячек и потряс по очереди ногами,которые успели онеметь. – Тогда поехали домой. Я позвоню твоей маме и скажу ей,что не нашел тебя, и в эту секунду ты выпрыгиваешь и делаешь ей сюрприз.Договорились?

- Договорились, - согласился парень.

- Пошли, - произнес Пого и повел его к автомобилю. – Ты только пока не включай телефон, пусть она думает, что ее сынок потерялся, я тоже сейчас сообщу ей, что не нашел тебя.

- Хорошо.

Пройдя несколько десятков метров, мужчина с мальчиком погрузились в салон и автомобиль тронулся с места.

- Ладно, - Пого вытащил из кармана мобильный телефон и начал в нем ковыряться. – Сейчас я позвоню твоей маме, только ты сиди тихо, по рукам?

Джалал, слегка взволнованно, закивал головой.

- Алло, здравствуйте. Вы знаете, я пока еще в дороге, скоро встречусь с вашим сыном. Да, с Ягубом. – Пого краешком глаза взглянул на мальчика и снова заговорщицки подмигнул ему. – А у вас все готово? – он выдержал короткую паузу.– Нет? Через час? Хорошо!

Парень слышал тихий женский голос, исходящий от динамиков сотового, и хотя он не мог распознать ни единого слова, он был уверен, что говорила сейчас именно его мама.

Отложив телефон в сторону, мужчина расстроено выдохнул.

- Она сказала, что все будет готово только через час.

- А что там будет? – нетерпеливо вопросил Джалал.

- Я не могу сказать, хотя… - Пого махнул рукой. – Мы ведь друзья, да?

- Да, - ответил школьник.

- Тогда скажу. Тебя ждет праздник! Самый замечательный в твоей жизни праздник со множеством подарков. Только ни слова маме о том, что я проболтался.

- Не скажу.

- У нас еще час в запасе. Давай заедем в кафешку, пока мама все не приготовит. – Пого ударил себя несколько раз по лбу. – Какой же я жадина. У меня с прошлого праздника осталось полно сладостей. Пойдем, перекусим торта с чаем и сразу к вам, а?

Мальчик безоговорочно согласился и, в очередной раз улыбнувшись,мужчина надавил на газ.

Через двадцать с лишним минут они подъехали к пятиэтажному дому и,выйдя из машины, Пого повел ребенка за собой. Поднявшись на второй этаж, он повернул ключ в замочной скважине и зашел внутрь. Ягуб вошел следом. Как только Пого щелкнул выключателем, мальчик восхищенно замер на месте. Он словно очутился в сказочной стране. Комната, в которую он попал, казалась ненастоящей. Она была будто игрушечной. Стены были разукрашены разноцветными рисунками с героями его любимых мультипликационных персонажей. Потолок был словно голубое небо, с парящими в нем птицами. На нем висела люстра в форме и окраской фруктового торта. Вдоль боковой стены стоял длинный диван, который напоминал собой милую зверушку, с головой и хвостиком. Несколько пушистых кресел зазывали его присесть. Стол стоял между ними и был сделан в форме краба с ножками-клешнями.Повсюду валялись мягкие игрушки. У мальчика разбегались глаза. Он не знал начем сфокусировать свой взгляд. Все выглядело так красиво и притягательно, что он не успевал поворачивать голову из стороны в сторону, открыв от восторга рот.

- Ну, как? – голос Пого прервал его восхищенное созерцание. – Нравитсямой дом?

- Да, - только и сумел вымолвить Ягуб.

- Садись на этого медвежонка, а я сейчас принесу обещанные сладости.

Через полминуты мужчина вернулся, держа в руках поднос с множеством пирожных, конфет и тортом.

- Угощайся, я сейчас приду, - он улыбнулся и с нежностью погладил ребенка по голове, закрыв при этом глаза и словно вдыхая его аромат глубоко затянулся, после чего удалился в другую комнату.

Ягуб с запечатленной радостью на лице рассматривал рисунки, не забываяпри этом наслаждаться конфетами, пока, появившийся в проеме человек не заставилего поперхнуться. Это был тот самый незнакомец, в костюме клоуна. В одной руке он держал видеокамеру, а в другой веревку. Смотря на него, ребенок чувствовал,как сердце его обволакивает могильный страх, а к глазам подступают слезы.Джалал не раз видел клоунов, но этот клоун отличался от остальных тем, что он внушал лишь ужас. Мелкие глаза, бледные щеки, странная шапочка с висюльками на голове и нарисованный, звериный оскал, создавали в сочетании демоническую картину.

- Хочешь узнать, какой сюрприз приготовила тебе мама? – произнес клоун, пытаясь говорить слащавым голосом и, включив камеру, подошел к застывшему от страха мальчику.

Edited by Эмир Эмиров

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 11

- Спасибо за ужин Шариф, было очень вкусно. – Лейсан попыталась изобразить что-то наподобие улыбки.

- Да не за что!

- Эль, позвони, когда доедете, - она обратилась к подруге.

- Позвоню, - заверила Эльвира. – Ты извини за нашу неудачную шутку. –Она виновато заулыбалась и после того, как Лейсан одобрительно моргнула глазами, мол, все в порядке, Эльвира посмотрела на ребенка, который сидел справа на заднем сидении. – Принцесса, где ты там?

- Здесь, - тихонько ответила девочка, все еще расстроенная тем, что заставила мать перепугаться.

- Не поцелуешь тетю Элю на прощание? – обиженно, по-детски надув губки, проговорила женщина.

Ничего не ответив, ребенок слегка приподнялся и чмокнул ее в щечку.

- До свидания, тетя Эльвира. До свидания, дядя Шариф.

- До свидания, солнышко, - ласково произнес мужчина.

- Ну, пока, - Лейсан поершилась на месте. – Мы побежали. - По глазамее было видно, что она вовсе не хочет выходить сейчас из автомобиля. Она словно боялась идти домой, но делать было нечего и, взглянув в очередной раз в темное окно своей квартиры, женщина потянула за ручку и вылезла из салона автомобиля.Дочь вышла следом. Простояв с минуту у подъезда, провожая взглядом подругу с мужем, Лейсан взяла дочь за руку и направилась вовнутрь здания. Поднявшись на второй этаж, она открыла дверь. Выключатель находился слева от двери. Протянув руку, все еще не заходя в квартиру, она включила свет.

- Жди здесь, - прокомандовала женщина дочери и вошла в коридор.

Дочь непонимающе взглянула на мать, но все же повиновалась. Быстро пройдя по квартире, Лейсан зажгла везде свет и пробежалась по всем,предполагаемо опасным, местам глазами и, убедившись в отсутствии угрозы, вернулась в коридор к дочери, после чего быстро задвинула дверной засов.

- Иди, переоденься, ополоснись и в постель.

Дочь не сдвинулась с места, вылупив на мать глаза.

- Мам, прости, что напугала тебя, я не хотела, - пролепетала она вполголоса.

Не проронив ни слова, Лейсан заключила Амину в крепкие материнские объятия.

- Все хорошо, принцесса, - вырвалось у нее, чуть ли не со слезами. –Ты прости меня. Просто мама сильно перепугалась. Я люблю тебя мое солнышко.

- Я тоже люблю тебя, ма.

- Хорошо, - Лейсан шмыгнула носом и встала во весь рост. – Давай-ка ты переоденься, а я пока приготовлю чаю.

- Ладно, - согласилась Амина и побрела в свою комнату.

Лейсан тем временем направилась на кухню. Не успела она подойти к плите, как телефонный звонок пробежался дрожью по ее телу. Женщина торопливо достала сотовый из сумки, которая все еще висела у нее на плече. Номер был неизвестным и Лейсан решила было не отвечать, но вдруг ее осенило. В голове пробежалась мысль о том, что звонящим может быть тот самый человек, с кем она недавно встречалась и с кем желала поговорить снова.

- Алло.

- Доброй ночи, - послышался мужской голос. Женщина поняла, что не ошиблась. – Прошу прощения за то, что снова звоню в такое время.

- Слушаю вас.

- Это снова я, капитан Османов, - он покряхтел, пытаясь настроить свой голос. – Для начала, хотел бы извиниться за недоразумение, произошедшее с нами в парке.

- Скажите мне капитан, почему именно я?

- Я уже объяснял вам, что вы единственный человек, который может помочь нам докопаться до истины.

- Но неужели у вас нет людей, которые занимаются именно такими делами?– Тон женщины переходил в агрессивный.

Понимая необратимость своего положения, она пыталась хоть как-то заранее смягчить те упреки к самой себе, которыми будет исполнено ее сознание впоследствии. – У вас что там нет психологов?

- А как вы сами думаете? – спросил капитан как-то спокойно и обескуражено. Это прозвучало скорее как жалоба.

- Я спрашиваю у вас!

- У нас есть люди, которые заняты именно в этой сфере, но все они мужчины.

Внутри Лейсан вновь зародилось сомнение, связанное с тем, что человек,говорящий с ней по телефону, снова делает уклон на то, что помочь им может только женщина. Это казалось ей странным, по меньшей мере подозрительным.

- Поймите, - продолжил Османов. – Жизни людей в ваших руках, вы должны нам помочь! Просто должны, - теперь он говорил раздраженно. – Не знаю, что еще сказать, чтобы вы поняли.

- Где этот человек сейчас находится?

- Он в следственном изоляторе.

- И вы не можете выбить из него правду? – удивилась Лейсан.

- Нет, - признался капитан.

- У меня есть маленькая дочь, - в эту секунду Амина подошла к матери.– Подождите минутку. – Женщина отлепила телефон от уха. – Принцесса, включи пока телевизор, я сейчас приду, - обратилась она к дочери и пошла в другую комнату. - Извините, - Лейсан была уже в спальной. – Эти люди могут причинить вред.

- Мы гарантируем вам и вашей дочери безопасность, - перебил ее Османов, угадав ход ее мыслей. – Никто не узнает о вашем сотрудничестве с нами,но и вы сами тоже должны молчать по этому поводу, ради вашей же безопасности.

Только теперь, Лейсан поняла, почему он был так взбешен, когда она пришла на встречу с подругой.

- Хорошо.

- Что?

- Я согласна!

Edited by Эмир Эмиров

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 12

Вид из широкого окна, высотой с человеческий рост, просторной спальной комнаты был скрыт за темной занавесью, окаймленной позолотой, не смотря на то,что час был поздний, и за окном было уже темно. На широкой кровати, головная часть которой была прижата к стене, лежал мужчина, местами прикрытый шелковым,мягким одеялом. Кровать стояла таким образом, что с улицы нельзя было ее увидеть,даже если темная ширма была бы раздвинута. Мужчина умиротворенно лежал распластав свои руки. Он смотрел в потолок. Лицо его скрывала венецианская маска молочного, бледного цвета, через которую можно было разглядеть разве что только цвет его глаз. Ниже шеи, начиная с ключиц, все его тело было покрыто многочисленными шрамами и ожогами. Невозможно было найти и десяти сантиметров на его голом торсе, где бы не было ни одного следа, кричащего о той боли,которую этому человеку пришлось перенести. Будто он побывал в аду, где его ежесекундно пытали и буквально искромсали его атлетическое тело. И вправду,конституция его была весьма архитектурной, но вряд ли он, смотря на себя в зеркало,хотя бы раз не морщился от вида своего отражения. Казалось, что за маской этого человека скрывается куда более чудовищная картина, нежели то, что было сейчас неприкрыто. Наверно каждый, кто хоть раз увидел бы омерзительный вид этого мужчины нагим, никогда бы не пожал его руки, боясь заразиться проказой, на носителя которой он и был похож. Каждый, но только не та женщина, что сидела в углу напротив и, смотрясь в зеркало богатого трюмо, медленно расчесывала свои роскошные волосы.

- Графиня, - ласково произнес мужчина с маской на лице и, приподняв голову, увидел в зеркале отражение необычайно красивой, улыбающейся ему женщины, с распушенными каштановыми волосами, чье изящное и чистое тело разжигало в нем дикую страсть. – Скажи мне, о чем ты думаешь?

- Думаю? – удивилась женщина. – После этого я не в силах думать.

Мужчина удовлетворенно улыбнулся. Слова его собеседницы легли бальзамом ему на душу.

- Ответь мне, ради чего я строил это государство?

- Что мне ответить, господин? – она не переставала гладить свои волосы. – Вы знаете кто вы! Вы правите людьми, их судьбами. В ваших руках заключена огромная власть. В ваших глазах приговоры для сотен и сотен душ, в вашей постели - я.

- Графиня, я строил это государство для того, чтобы его никто не смог разрушить, - он провел рукой по своей груди. – Ты знаешь, откуда все эти шрамы на моем теле?

- Нет, - ответила женщина. – Вы никогда не говорили мне о них, сколько бы я ни спрашивала.

- Каждый порез, каждый ожог, каждый оторванный кусок моей плоти говорит о том, что никто никогда не сможет разрушить мое государство. Графиня,каждая из этих дьявольских линий на моем теле, каждый из этих безобразных рисунков на моей коже служат мне напоминанием о том, что я никогда, ни перед чем не остановлюсь. Я перережу глотку любому, разорву на части, съем живьем,сожгу, раздую как пепел, если мне попытаются перейти дорогу.

- Я знаю мой господин, но никто не посмеет…

- Правда? – он снова приподнял голову, чтобы лучше разглядеть женщину напротив. – Ты так считаешь?! В последнее время я часто слышу, что за моей спиной строят планы, козни, закрывают глаза на мои правила! Плюют на то, что я создавал долгие годы! Но кто?! Кто сможет занять мое место Графиня?! Кто?!

- Никто не сможет этого, господин!

- Посмотри на мое тело! Посмотри на эту обезображенную тушу, на это уродство. Разве кто-нибудь посмеет занять мое место? – он поднял торс, приняв сидячее положение. – Только сегодня я отнял жизнь у человека, у предателя,который посмел ослушаться моих правил. Я знаю, что он думал в момент, когда плевал на мой закон, когда плевал мне в лицо, я знаю! Но каждый, кто посмеет так думать, не сможет думать больше вообще! Тебе понятно графиня?

- Да, мой господин! – она положила гребень на трюмо. – Меня непостигнет ваша кара, ведь я никогда не посмею и даже не пожелаю положить хотя бы одну ресницу на ваш трон, мне хватает того, что я рядом с вами.

- Поэтому ты и рядом!

Женщина, сидящая перед зеркалом застенчиво, но лукаво улыбнулась.

- Графиня, скажи мне, ты знаешь кто я? Знаешь о моем прошлом?

- Нет, - ответила она, но по глазам ее можно было прочесть иное.Выражение ее лица говорило о том, что она что-то знает, что-то сакральное,дьявольское, необратимое. И как бы она не пыталась скрыть эту печать, ей ничего не удавалось.

- Ты знаешь, почему я ношу эту маску? – Он расхохотался. – Многие считают, что я скрываю свое лицо потому, что оно обезображено, но я ношу ее лишь для того, чтобы быть никем. Я словно Бог: все знают, что я есть, даже тот же самый атеист, но никто никогда меня не видел! Никто никогда не видел моего лица! И поэтому меня невозможно отыскать, меня невозможно узнать, меня невозможно убить! Я скрываю свое лицо для того, чтобы ни у кого не было ни единого шанса!Лишь ты графиня, лишь ты видела мое тело! Но ты верна мне и это дает тебе силу.

- Вам не стоит переживать господин, никто не посмеет и посмотреть в вашу сторону, - польстила она ему.

- Как мне не злиться, когда человек, который знает достаточно много, в руках у полиции?! Он должен был уже умереть, если бы не это нарушение правил!

- Он умрет, мой господин, умрет!

- Я знаю, что он умрет. Очень скоро! Тогда, когда панацея начнет действовать. Но он должен был умереть уже давно! Чертов сукин сын, он еще легко отделался, - мужчина в маске повалился на кровать.

- Все будет прекрасно, мой господин. Вам не стоит переживать из-закакого-то червяка.

Мужчина в маске некоторое время молча смотрел на нее, затем произнес:

- Графиня, я не нуждаюсь в цветнике. Мне хватает одного цветка, но цветка самого великолепного. Твое тело – это…,- он закрыл глаза. – Самый стройный и изящный стебель. Твое лицо – бутон, а волосы – лепестки. Невозможно, смотря на тебя, думать о ком-то другом, невозможно, увидев тебя хоть раз, думать о ком-то другом. Невозможно жить зная, что ты принадлежишь другому, но… - он опустил ноги и, поднявшись с кровати, медленным шагом подошел к ней. – Я живу, я живу и знаю, что ты принадлежишь мне. – Он окунул свои руки в ее волосы и его пальцы вошли в этот коричневый водопад, словно зубчики гребня. – Ты принадлежишь мне!– Мужчина в маске сказал это повышенным тоном, и стоя над ней, зажал в руках ее волосы и потянул ее на себя. Женщина тихонько вскрикнула, сладострастно застонала и, подняв голову, увидела безжизненную маску.

Edited by Эмир Эмиров

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 13

Несмотря на то что было уже далеко за полночь, широкая, хорошо освещенная городская трасса все еще манила к себе лихачей и просто любителей ночной езды. Небеса слегка подбадривали ночной город, плеская ему в лицо капельки дождя своими всемогущими ладонями. Фонари, светящие по бокам, отдавали приятным апельсиновым оттенком, что делало атмосферу поездки еще более романтичной.

Стрелка спидометра старой, побитой иномарки зашкаливала за сотню, но когда человек, сидящий за рулем этого автомобиля, увидел справа от дороги деревья начинающегося парка, он резко сбросил скорость. Место это отличалось тем, что каждую ночь здесь расхаживало множество женщин, не редко и мужчин,торгующих своими телами ради легкой наживы. Некоторые из них ждали своих клиентов в глубине парка, иные стояли прямо на краю трассы, соблазняя проезжающих автолюбителей своими вызывающими нарядами и дерзкими жестами. Эта ночь не была исключением и пожилой мужчина, который теперь медленно колесил вдоль тротуара, точно знал, что именно здесь он найдет то, что ему нужно.Лысоватый, с согнутым влево носом, бледными губами и кругловатыми глазами на выпаде, и уродливо большими глазницами, он с жадностью рассматривал каждую попавшеюся ему на пути дорожную проститутку. В некоторых случаях он притормаживал, пытаясь разглядеть лицо той или иной ночной бабочки, чья фигура его более или менее привлекала, но снова и снова проезжал мимо, пока, наконец,не увидел молоденькую девушку в короткой волнистой юбке, черных рейтузах и меховом полушубке. Она стояла на высоких шпильках, выискивая глазами клиента. Мужчина не раздумывая подъехал к ней. Потянув за ручку, он толчком распахнул дверцу.

- Садись, - почти выкрикнул он, слегка взволнованным голосом.

Она нагнулась и присела на край сиденья так, что часть ее тела,включая ноги, оставалась снаружи.

- Чего желаем? – из-за губ девушки показались ее желтые зубы.

На вид ей было около двадцати лет. Прямые, русые волосы, слегка приподнятый носик, маленькие уши, овальные глаза, тонкие губы и чуть грубоватые скулы, в совокупности со светлой кожей, говорили о ее славянском происхождении.

- Сколько тебе лет?

- Не бойся, уже можно, - объявила она и вульгарно расхохоталась, после чего остро посмотрела ему в глаза и медленно провела рукой по его ноге. –Любишь помоложе?

- Я спросил, сколько тебе лет? – он сжал кисть ее руки.

- Допустим двадцать и что?

Мужчина довольно улыбнулся и отпустил ее руку. Теперь он нашел то, что искал.

- Садись нормально и закрой дверь.

Девушка закинула в салон свои ноги и он надавил на газ.

- Как тебя зовут?

- Я что на допросе? – недовольно произнесла она, доставая из сумочки пачку ментоловых сигарет.

- Я предпочитаю знать, с кем буду совокупляться.

Девушка повернула голову и вопросительно взглянула на него, после чего зажгла сигарету.

- Ты будешь совокупляться с Аллой, - задористо произнесла она и пустила ему в лицо струю дыма.

- Красивое имя, - взволновано сообщил он.

Было видно, что его что-то тревожит. Он словно чего-то боялся и судорожно, с опаской в глазах, смотрел в зеркало заднего вида.

- Куда мы едем? – Алла повернула ручку стеклоподъемника, чувствуя, как дым потихоньку заполняет пространство салона.

- Ко мне домой, - ответил мужчина.

- И как я потом вернусь обратно? – она снова пустила ему в лицо струю дыма. – Где ты живешь, любитель совокупляться?

Промолчав в ответ, он полез в карман и достал оттуда стодолларовую купюру.

- Думаю, этого хватит на такси, - он помотал бумажкой у нее перед глазами.

- Ну, раз так, - Алла выхватила деньги. - Вези хоть в лес.

- Давно ты этим занимаешься? – мужчина свернул направо.

- Давненько, - она выкинула в окно недокуренную сигарету. – Курю почти с пеленок.

- Давно ты лишилась целомудрия? – он словно пропустил мимо ушей ее шутку. – Давно ты осквернила свое благочестие?

Алла прыснула и помотала головой, будто не понимала языка, на котором ее собеседник с ней разговаривал.

- С тех пор как начала курить, - вновь пошутила она.

Услышав это, мужчина, сидевший за рулем, бросил на нее звериный взгляд и безумно засмеялся, словно псих.

- Вижу у тебя не все дома, - снисходительно проговорила Алла и полезла за очередной сигаретой.

- А разве для тебя существует принципиальная разница с кем этим делом заниматься,коль скоро, клиент платит хорошую сумму?

- Нет, - призналась девушка и положила левую руку ему на ногу. Затем она провела рукой до ширинки и, медленно расстегнув ее, нашарила пальцами его детородный орган.

- Убери руку, - рявкнул мужчина.

- Какой ты у меня вспыльчивый, - она и не собиралась слушаться. – Тебя не возбуждает мое прикосновение?

- Я сказал - убери свою руку.

- Хорошо, хорошо, - она цинично обвела его взглядом. – Ты что импотент?!

- Ты знаешь кто такой Чикатило? – он вновь направил ее высказывание вникуда.

- Нет, не знаю, - не задумываясь, ответила девушка.

- Я могу показать тебе, что он делал с путанами вроде тебя! – он возбужденно взглянул на нее. – Ты хочешь этого?

- Валяй, - безразлично ответила она.

- Оголи свою грудь, оголи ее.

- Ну, хорошо, - Алла сняла с себя полушубок и бросила его на заднее сиденье. Снизу на ней была короткая блузка, которую девушка с легкостью расстегнула и, спустив лифчик, сделала то, о чем ее просил водитель. – Ты это хотел увидеть?

- Да, - удовлетворенно произнес он. – Именно. Дай мне, дай. – Мужчина,не сбавляя скорости, слегка наклонил голову и дотронулся губами до ее соска.

- Ты совсем ненормальный, - смеясь, произнесла она. – Смотри на дорогу.

В эту самую секунду он сдавил, словно волк, свои зубы и кончик груди девушки остался у него во рту. Острая, неизвестная ей прежде боль, пронзила ее сознание, от чего она дико завопила и оттолкнула его голову в сторону. С откусанного места моментально засочилась кровь.

- Сукин сын, мразь, что ты сделал, - она даже и не осознавала того,что произошло, но машинально прикрыла кровоточащее место блузкой, пытаясь остановить кровотечение. – Что ты сделал, ублюдок, подонок! Останови машину,педераст! – она орала, словно ненормальная, пытаясь теперь уже расцарапать его сияющее лицо.

- Вот что он делал с платными женщинами, как ты, - мужчина нащупал под подлокотником заранее поставленную туда вещицу, похожую на брусок, и хлестким ударом разбил ей лицо. Алла в то же мгновение замолчала и словно ртуть разлеглась на сиденье.

Edited by Эмир Эмиров

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 14

Лейсан с утра, к огромной радости дочери, отвела ее не в школу, а к своим родителям. Что-то подсказывало ей, что ребенка сегодня не стоит оставлять одного, для ее же собственного спокойствия и равновесия. С самого утра некое шестое чувство управляло ее действиями, диктовало как будет лучше. Чувство,которому она интуитивно доверяла. Отпросившись с работы пораньше, Лейсан к четырем часам уже подъезжала к новому месту встречи с капитаном Османовым. Протолкнув свое тело меж спрессованных в салоне автобуса пассажиров, к двери,она заплатила шоферу за проезд и спустилась со ступенек на влажный асфальт.Теперь напротив нее красовалось здание кукольного театра. Она спустилась в подземный переход и уже через несколько секунд была по другую сторону дороги.Лейсан пыталась идти уверенно и твердо, но вязкое чувство страха залегло у нее в груди, словно собралось в комок и это отражалось в ее походке. Она не могла вытолкнуть это давящее ощущение, и сколько бы Лейсан не пыталась себя успокоить,стараясь глубоко дышать и считать шаги, что было ее своеобразной методикой, у нее ничего не выходило. Чем ближе она подходила к парапету, тем плотнее этот комок сжимался и тем необратимее становилась ситуация. В данную секунду ей хотелось присесть на скамейку, закрыть глаза и заснуть, просто заснуть, чтобы забытьо том, что ей придется сделать. Хотя бы на некоторое время сбросить с души груз, который тянул ее вниз. Но она прошла еще несколько метров и увидела стоящего лицом к морю капитана.

- Здравствуйте, - женщина опустила ладони на перила.

- Здравствуйте, - спокойно и даже несколько апатично произнес Османов,на мгновение, одарив ее взглядом. - Наше море такое красивое, а я ведь раньше ине замечал этого. Удивительно, доживаю четвертый десяток, видел эту картину тысячу раз, но… - Он с грустью усмехнулся. – Словно вижу все это впервые.

Лейсан слегка удивилась, полагая, что капитан сразу же перейдет к делу, не предоставив ей даже времени на отдышку и, посадив в машину, отвезет в участок, ведь еще вчера этот мужчина казался ей весьма вспыльчивым, деловитыми, пожалуй, даже психически неуравновешенным человеком.

- Да, это странно. Мы живем рядом с этим чудом и порой даже незамечаем его.

- Многого стоит просто смотреть на море.

- Можно смотреть так сколько угодно, провожая глазами каждую волну,идущую к берегу. – Лейсан теперь уже влилась в ту гипнотизирующую атмосферу,путь к которой ей показал стоящий рядом мужчина. Будучи коренным меланхоликом,где-то в силу свой профессии, она очень часто задумывалась над такими вещами и понимала многое, для осмысления чего иным людям не хватает целой жизни.

- В детстве, я часто ходил на рыбалку с дедом, - Османов заговорил с особой грустью в голосе. – В то время я не понимал, как он может сидеть в своей потрепанной лодке, закинув удочку в воду, часами. Сидеть безжизненно, словно памятник. А я звал его, понимая, что рыбы нам уже не видать. – Капитан улыбнулся, словно вспомнив что-то очень дорогое и важное, произошедшее с ним в жизни. – Он всегда говорил мне, что рыбак приходит на рыбалку не ради рыбы, а ради моря.

Заколдованная голосом собеседника, Лейсан чувствовала, как комок страха в ее груди потихоньку рассасываться.

- Прожил свою жизнь, пытаясь сделать мир лучше, но ничего, черт побери, не изменится. Каждый день погибают сотни, тысячи людей, а мы лишь судорожно ищем виновных. – Он закрыл глаза и обескуражено помотал головой. – Но я поклялся: пока я жив, я сделаю все, чтобы смыть эту гниль. – Лейсан заметила,как капитан сжал открытую ладонь в кулак. – Я слишком дорого заплатил за выбор дороги и теперь уже не могу свернуть с нее.

- Вы давно работаете в органах?

- С тех самых пор, как погибла моя жена, - ответил Османов с неудержимой болью в голосе. – С тех самых пор, как у нее отняли жизнь.

- Простите, - Лейсан смутилась, понимая, что затронула не касающеюся ее тему.

- Вам не за что извиняться, - он посмотрел ей в глаза, затем вновь перевел взгляд. – Не вы виноваты в этом.

Лейсан не нашлась, что на это ответить и просто промолчала.

- Я понимаю вас, - продолжил капитан. – Вы не хотите подвергать своего ребенка опасности. У меня тоже есть ребенок, сын и он единственное, что у меня осталось, он единственное, что помогает мне дышать, жить, что помогает моему сердцу биться. И, казалось бы, я противоречу самому себе, но у меня так же есть долг. Долг перед людьми, долг перед теми, кого называют людьми, долг перед сыном и долг перед самим собой.

- Как его зовут?

- Что? – Османов словно отошел ото сна.

- Как зовут вашего сына?

- Руслан, - ответил капитан. – Спросите меня, к чему я питаю самую раздирающую и ослепляющую меня ненависть, в приступе которой я готов растереть в порошок собственными руками тех, кто вызывает у меня это чувство?

- Скажите.

- Я ненавижу людей, которые возомнили себя господом Богом, людей,отнимающих жизни у таких же существ, как и они. Я презираю убийц, маньяков,педофилов, я презираю всю эту грязь, наверное, так же, как и вы. – Капитан злобно улыбнулся, затем сплюнул. – А теперь спросите меня, кто стал бы для меня авторитетом, которому я готов поставить памятник, за которого отдал бы жизнь?

Лейсан промолчала.

- Я преклонил бы колени и опустил голову перед человеком, перед маньяком, перед серийным убийцей, который делал бы свое грязное дело с такими же, как и он. Вы понимаете?! Убийцу и маньяка, который убивал бы лишь убийц и маньяков. Мне было бы абсолютно наплевать, с каким изощрением и хладнокровием он делал бы свое дело. Я приветствовал бы каждый его шаг. Вы понимаете меня?!

Лейсан задумалась, процеживая слова собеседника в уме, словно через сито. И, как бы жестоко и пугающе это не звучало, она теперь была с ним абсолютно солидарна.

- Я понимаю вас, - наконец произнесла она. – Я вас понимаю.

- Вы не считаете меня психом, который сам себе противоречит?

- Нет, я не считаю вас таковым.

Звуки волн, бьющихся о мостовую, действовали на Лейсан словно снотворное, почти так же, как голос ее собеседника. Свежий поток ветра трепал ее темные волосы, которые струились блестящей ленточкой.

- Вот уже несколько лет я охочусь на зверя, который не оставляет следов или же оставляет их умышленно. Зверя достаточно умного для того, чтобы продумывать каждый свой шаг, зверя, который отнял бесчисленное количество жизней, который безжалостно убивал и мучил детей, стариков, каждого, кого хотел. И теперь, у нас появился волосок, появился след, появилась надежда на то, чтобы найти это чудовище. – Он перевел дух. – Вы знаете, Лейсан, я готов собственными руками придушить человека, который находится сейчас у нас под следствием, но я, черт возьми, вынужден потакать его капризам. – Османов пронзил ее взглядом. – Как вы думаете, имея выбор, стал бы я обращаться к вам, стал бы я впутывать вас в это дело?

- Я вас понимаю, капитан и согласна с вами в том, что и у меня есть долг перед теми, кого я люблю, есть долг перед дочерью, есть долг перед собой! Но у меня теперь, так же, как и у вас нет выбора. Вы обязаны рассказать мне все,что я должна знать.

- Хорошо, - проговорил Османов. Лицо его вновь сделалось непроницаемым. – Я введу вас в курс дела. Моя машина стоит неподалеку.

Лейсан закрыла глаза и сделала глубокий вдох, пытаясь вместить в себя как можно больше морской свежести.

- Пойдемте, капитан.

Edited by Эмир Эмиров

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 15

Лейсан стояла перед закрытой дверью камеры для допросов. Капитан Османов рассказал ей все, что посчитал нужным. Теперь она была наполовину вооружена перед человеком, который ждал ее за дверью. В правой руке женщина держала небольшой диктофон, врученный ей капитаном и блокнот с ручкой. Еще одним условием заключенного было его подчеркнутое желание разговаривать с женщиной наедине.

Войдя внутрь, Лейсан оказалась в сыром, бесцветном помещении, без единого окна. Стены этой комнаты, серая краска которых уже успела потрескаться и частично обвалиться, словно давили своим уродством. Облупленный потолок отдавал желтоватым оттенком. В центре стоял грубый железный стол, за которым сидел заключенный. Кроме этого предмета и еще пары стульев, в помещении, освещаемом одной единственной лампочкой, ничего больше не было. И не смотря на то, что Лейсан представляла себе эту комнату именно такой, все же атмосфера, в которой она очутилась, ее слегка насторожила. В целом помещение, в котором она сейчас находилась, напоминало железную коробку, с одним охраняемым выходом.

- Здравствуйте, - заключенный поздоровался. Приставив ладонь к сердцу,он символично наклонил голову.

Руки мужчины были скованы наручниками, как и ноги, но длина цепи между ногами была намного короче, благодаря чему он не смог бы сделать и шага. Стол,служивший единственной преградой между Лейсан и этим человеком, был специально поставлен не поперек, а вдоль, в результате чего мужчина никоем образом не смог бы предпринять против нее никаких действий. Он бы просто не дотянулся.

- Здравствуйте, - ответила Лейсан с весьма официальным видом и,отодвинув стул, присела.

- Что это у вас? – улыбаясь, поинтересовался заключенный, сфокусировав взгляд на диктофоне, который женщина положила на стол.

- Это для записи, - сообщила она, нажав на красную кнопку.

- Для какой записи? – удивился заключенный. – Вы можете записывать все, что хотите, но лишь в свой блокнот, не на эту штуку.

Лейсан растерялась, вспоминая указания капитана записывать все на кассету.

- А если…

- Не может быть никаких “если”,- прервал ее заключенный. – Иначе я буду нем как рыба. – И он плотно сжал губы,подтверждая тем самым свой ультиматум.

- Хорошо, - Лейсан отключила диктофон, вытащила из него кассету и отложила предметы на край стола.

Наблюдая за ее действиями, мужчина усмехнулся.

- А вы молодец, - заключил он.

В ответ Лейсан лишь посмотрела на него исподлобья, развернула блокнот и положила его перед собой.

- И так, с чего начнем? – проговорила она довольно деловито.

- С имени, - ответил заключенный. – Скажите мне, как вас зовут, будьте любезны.

Женщина на мгновение задумалась, перебирая пришедшие ей на ум имена.Но, как назло, в голове крутилось лишь имя дочери, мамы, подруги, тети и так далее, которые ей категорически не хотелось называть.

- Наиля, - наконец произнесла она.

- Наиля, - медленно повторил заключенный. – Мне всегда нравилось это имя, но стоит ли называться им, если оно чужое?

Лейсан снова растерялась. Казалось, все навыки и знания, приобретенные ею, за долгие годы работы, в данной ситуации были абсолютно ненужными. Она множество раз говорила с людьми, как психолог, давала им советы, заглядывала им в сердца и все они были перед ней как на ладони, но от человека, который сейчас сидел напротив, словно исходила какая-то темная энергия, давящая на нее, усыпляющаяее сознание и заставляющая ее чувствовать себя так, как если бы она сама была на допросе.

- Хорошо, - агрессивно произнесла Лейсан. – Вы хотите знать мое имя?!Я скажу.

- Стоп, - заключенный несколько секунд смотрел ей в глаза с довольной улыбкой на лице. – Не говорите. Скажете мне его тогда, когда посчитаете нужным.

Это абсурдное указание еще больше ввело Лейсан в прострацию сознания,но она попыталась не выдавать своего недоумения.

- А ваше имя?

- Называйте меня Зак, - ответил мужчина.

- Зак? – переспросила Лейсан, вопросительно глядя на собеседника.

- Да, Зак, - произнес он. - Коротко от слова заключенный, - пояснил они залился смехом.

На лице Лейсан не дрогнул ни один мускул. Ей казалось, что он над ней просто издевается.

- Хорошо Зак, - твердо произнесла она. – Расскажите, сколько человек вы убили.

Заключенный поднял голову к верху.

- Около дюжины, наверно, - задумчиво сообщил он.

- Вы действовали один? – спросила она, записывая информацию в блокнот.

- Это слишком пресно.

- Что? – удивилась женщина.

- Ваш допрос! Мне скучно, ей Богу, - последовал усталый вздох. -Будьте сами собой, в конце концов. Я не хочу разговаривать с роботом, с установленной заранее программой действий и слов. Я хочу побеседовать с человеком,который будет говорить, что думает, а не то, что ему велели говорить.

Лейсан выслушала все с каменным лицом, но по ее дыханию можно было понять, что внутри нее все вскипает.

- Почему вы хотели говорить именно с женщиной, объясните мне это.

- Я скажу. – Заключенный поднял руки и положил их на холодный стол. –Видите эти путы? – он указал взглядом на свои скованные запястья.

- Вижу, - кивнула она.

- Эти браслеты станут для меня пожизненным украшением, - сыронизировал он. - Как вы думаете, сколько лет светит серийному убийце, убивавшему с особой жестокостью, которого далее обвинят в организованной преступности и, конечно же, в терроризме? Какой срок мне дадут, если не убьют во время следствия?

- Я не знаю, я не судья.

- Бросьте, они ведь не взяли простого прохожего с улицы, так что вы знаете,конечно же, вы знаете. Ответьте мне, сколько?

- Всю жизнь, - проговорила Лейсан. – Вам дадут пожизненно.

- Правильно, - согласился мужчина. – Меня посадят на пожизненный срок в колонию строгого режима, без права на амнистию. Теперь скажите мне, сколько уменя шансов поговорить, увидеть, почувствовать и вообще пообщаться с молодой,красивой женщиной наедине, словно на свидании, сколько?

- Нисколько! – ответила Лейсан со злобой в голосе. Слова и намерения человека, сидящего напротив, казались ей теперь совершенно унизительными и дерзкими. Внутри нее взорвалась бомба ненависти и агрессии, частицы которой разлетелись по всем углам ее тела. – У вас нет никаких шансов и прав даже на то, чтобы увидеться и пообщаться с простым человеком, так как в ближайший век вас ожидает сосуществование не с людьми, а с таким же зверьем, как и вы сами. И мне глубоко наплевать на то, какие там у вас предрассудки и что движет вами в данную минуту, не знаю я и о вашей цели! Я знаю лишь одно, – она заулыбалась точно так же, как еще минуту назад улыбался ее собеседник. - Всю свою оставшуюся жизнь, если ее можно будет назвать таковой, вы будете существовать с одной единственной мечтой и целью, и знаете, о чем вы будете молить? – Лейсан вновь со злорадством улыбнулась. - О смерти, вы будете каждую ночь засыпать с надеждой на то, что утром вас найдут с остановкой сердца или же перерезанным горлом,но этого не будет! – она резко поднялась на ноги, отчего стул, на котором женщина сидела, отскочил со скрипом в сторону. – Я не собираюсь говорить с мразью, о которую хотела бы вытереть свои туфли. Пусть вами займутся другие и тогда вам уж точно развяжут язык! – она пошла к выходу, как вдруг услышала череду хлопков и это заставило ее остановиться.

- Браво, - заключенный не переставал бить в ладоши. – Когда я просил вас быть самой собой, я имел в виду именно это. Теперь прошу вас вернитесь на свое место и я расскажу вам обо всем, что знаю, если, конечно же, вам не приятны уговоры нашего общего друга - капитана.

Лейсан сделала глубокий вдох и, собравшись с мыслями, обернулась.

- Начинайте.

Edited by Эмир Эмиров

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 16

- Присядьте, прошу вас.

Лейсан придвинула стул и села, после чего вновь положила блокнот на стол.

- Я все вам расскажу, но для начала, скажите мне, что вас больше всего интересует? – мужчина пристально смотрел на нее, словно исследовал глазами ее лицо.

- Расскажите мне об обществе Ласка.

Заключенный заулыбался и покачал головой.

- Вам интересно, существует ли в действительности некое общество,которое именуется государством Ласка?

- Государство? – удивилась Лейсан.

- Именно так! Основатель этого общества именует его государством Ласка. Абстрактная метафора, не правда ли? Но, уверяю вас, не лишенная смысла.Заметьте, в нем, как и в любом другом государстве имеется свой правитель и люди выполняющие его указание, то есть подчиненные, не говоря уже о территории. Но с чего вы взяли, что я со всем этим связан?

- Ваше клеймо говорит само за себя.

- А, - воскликнул заключенный и повел бровью. – Вы правы, мое клеймо говорит именно об этом. Капитан все-таки не дурак.

- Почему оно у вас на затылке? – деловито поинтересовалась Лейсан,оторвав ручку от листа.

- А как вы сами думаете?

- Я не знаю, может там оно менее заметно, - предположила она.

- И снова вы абсолютно правы, - ответил мужчина. – Понимаете, всякий,у кого на голове красуется эта печать, является своего рода посланником данного государства, а зачастую и самого господина.

Наступило короткое молчание.

- Так зовется человек, стоящий на самой верхушке этой пирамиды, -заключил мужчина, прочитав в глазах Лейсан возникший вопрос.

- А его настоящее имя? – спросила она.

- Всему свое время, не торопитесь, - успокоил заключенный. – Вы задали вопрос, я пытаюсь на него ответить, но вы задаете все новые и новые вопросы,когда я еще не успел открыть первую завесу. Кем вы работаете?

- Простите?

- Кто вы по профессии?

- Психиатр, - этого Лейсан не стала скрывать. – Я работаю психиатром.

- Замечательно, - мужчина устало вздохнул. – Сдается мне, что я всего лишь холодец на белой тарелочке перед вами, - он улыбнулся.

- В смысле?

- Открыт, оголен и прозрачен, - пояснил заключенный. – Вы видите меня насквозь, не правда ли?

- В силу своей профессии, - лаконично ответила она, но и сама не поняла сути своего ответа.

- Хорошо, я продолжу. – Мужчина выпрямил спину и, надеясь услышать приятный хруст, согнул лопатки, но ничего не получилось, и он огорченно мотнул головой. – С незапамятных времен, когда еще наши древние предки, государи или просто вельможи намеревались отправить письмо важного, я бы сказал,сакраментального содержания в соседнее государство либо своим союзникам они не использовали для этого бумагу или пергамент. В ход шли рабы. Государь находил раба с густой растительностью на голове и брил его наголо. Затем на его побритый череп наносился текст послания, после чего беднягу держали взаперти до тех самых пор, пока его голова вновь не покроется густой шевелюрой. Далее его посылали к человеку, который снова брил его и читал текст, высеченный у него на голове. Таким образом, опасность перехвата письма сводилась к минимуму, -заключенный поймал на себе заинтересованный взгляд собеседницы и приветливо улыбнулся.

- Я поняла, - проговорила Лейсан, записав что-то в блокнот. – Вы хотите сказать, что являетесь чьим-то посланником?

- Вы правы, - подтвердил мужчина. – Я являюсь посланником и, конечно же, членом того самого общества, о котором вы заговорили ранее и мне теперь уже никак не отвертеться, если уж я попался. Я должен был умереть еще день назад,но в силу своей глупости или, не побоюсь этого слова, хитрости я остался жив и…сейчас сижу перед вами. Как вы думаете, почему капитан не пропустил мою просьбу мимо ушей?

- Он сказал, что вы являетесь его единственной зацепкой в этом деле.

- И он абсолютно прав, - воскликнул заключенный. – Были люди,связанные с государством и пойманные органами и до меня. Заметьте, вы знаете о клейме связывающем нас одной кровью, благодаря тем самым бедолагам. Но те, кто был пойман ранее и у кого были обнаружены эти самые печати, - он указал на свой затылок. – Не дали никаких результатов. Их поимка ни к чему не привела. Знаете почему?

- Нет, скажите, - ответила Лейсан, хотя Османов успел рассказать ей и об этом.

- А потому, что все они умирали по совершенно странным причинам, - он улыбнулся. – Мне посчастливилось выкинуть фортель и я остался живым. Что еще вас интересует, я готов ответить на любой вопрос, только по очереди.

- Почему общество или, как вы говорите, государство называется государством Ласка? – Лейсан пыталась вглядеться в глаза собеседника. – Это ирония? По-вашему, все, что вы вытворяете с людьми является проявлением ласки?

- Вот тут-то ваша сообразительность дала трещину, но я ничуть не виню вас в этом. Своим названием государство обязано все тому же господину, -заключенный задумался. – Вы слышали когда-нибудь об индийских кастах? Наверно,все-таки имеете некое представление об этом?

Лейсан кивнула и мужчина продолжил:

- Так вот, государство Ласка делится на множество каст, но все они подчинены одному единственному господину. Человеку, который его создал. Я говорю это, чтобы у вас не возникало лишних вопросов по поводу управления и субординации.

Лейсан снова записала что-то в блокнот.

- Что вам известно о Джеке Потрошителе?

- Почему государство Ласка, вы не ответили?

- И снова вы рветесь в бой, не дожидаясь конницы, - заключенный осудительно сдвинул брови. – Всему свое время, дорогая моя. Я не настолько неадекватен, чтобы утомлять вас историей или, скажем, вопросом, который не имел бы никакого отношения к тому, о чем вы хотели бы услышать. Так что вы знаете о Джеке Потрошителе? Человеке, жившем в девятнадцатом веке в Англии?

- Он был серийным убийцей, но лишь для женщин и, судя по укрепившемуся за ним названию, потрошил их тела.

- Верно, - подтвердил мужчина. – В то далекое время, приведу в пример нашего доблестного капитана, жил человек, разочарованный в смекалке полиции и организовавший комитет бдительности для предотвращения дальнейших убийств. Он был помешан на поимке так называемого Потрошителя. Этого человека звали Джеймс Ласк, - заключенный, щурясь, взглянул на женщину, намереваясь увидеть ее реакцию на произнесенное им имя. – Этому самому человеку, который безуспешно пытался поймать таинственного убийцу, Джек слал письма. В третьем и заключительномиз них убийца, в прямом смысле слова, насмехался над Ласком. Впоследствии это письмо, наряду со своим вторым названием “Из Ада”,стало называться письмом Ласка. – Заключенный умышленно взял паузу, чтобы его собеседница успела поразмыслить над его рассказом.

- Таким образом, - продолжил он. – Господин называет свою пирамиду именно так, пытаясь сказать этим названием то, что найти и помешать ему невозможно, так же как и в свое время невозможно было помешать Джеку Потрошителю, личность которого до сих пор для всех остается загадкой. Вместе с тем название это имеет довольно издевательский и, как вы выразились, ироничный характер. – Мужчина утомленно вздохнул. – Знаете, что было написано в конце того злосчастного письма?

- Что?

- Поймай меня, если сможешь, - он улыбнулся, словно автором письма, о котором говорил, был сам.

Edited by Эмир Эмиров

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 17

Войдя в просторный зал, женщина средних лет развалилась на роскошном диване,обтянутом темной кожей и, разложив руки вдоль спинки, откинула голову. Следовавший вслед за ней мужчина не стал засиживаться и, как только она блаженно прикрыла глаза, молча удалился прочь. Рядом с диваном стоял низкий стеклянный столик, накраю которого лежали две трубки для курения и сундучок с табаком. Просидев некоторое время в этом полулежащем положении, женщина захотела курить и потянула руки к столу. Вынув табак, она наполнила им трубку и крутанула колесик зажигалки. Через мгновение в ее легкие проникло первое облачко дыма, и она с выражением удовлетворения на лице пустила острую струю.

Табачный дым медленно поднимался к потолку и растворялся в никуда. Неуспела она докурить, как к ней подошел низкорослый, тучный мужчина в шерстяном, плетеном свитере и брюках в клетку.

- Здравствуйте, графиня. – Он почтенно склонил голову, напоминающую своей формой футбольный мяч. – Все готово.

В правой руке мужчина держал тонкую железную трость, на которую слегка опирался.

- Когда в последний раз вы делали так, чтобы я была довольна? –Женщина продолжала сидеть, неторопливо втягиваясь и получая от этого удовольствие.

- Мы делаем все, что в наших силах, графиня, - мужчина виновато опустил глаза.

- Хорошо, - графиня поднялась на ноги и отдала ему трубку. –Посмотрим, что вы там для меня приготовили.

- Вам понравится, - он пошел вслед за ней, но, как ни странно, трость не касалась пола, и он шел весьма ровной для своего веса походкой. – Мы поймали ее в соседней деревне, все сделано гладко.

- Сколько ей? – не оборачиваясь, спросила она.

- На вид что-то около двадцати, может, моложе. Говорить с ней безтолку, она молчит и не перестает рыдать.

- Значит плакса, - ухмыльнулась женщина и остановилась возле лестницы,что была у стены.

- Сию минуту, - сопровождающий ее мужчина зашел сзади за ступеньки и,подняв трость, ткнул ею в место, где он нащупал рукой шероховатость. Кончик железяки проник в открывшуюся в стене створку, после чего ее основание вошло туда вплоть до самой рукоятки, которую мужчина несколько раз крутанул по часовой стрелке. Вслед за последним оборотом, послышался глухой щелчок, похожий на холостой выстрел и он вынул из стены своеобразный ключ.

- Прошу, - он толкнул стену, которая до сего момента казалась неприступной и она отошла на метр назад, словно отъехала на колесиках. Внизу нарисовался проем с лестницей в подвал.

- Благодарю, - женщина кокетливо улыбнулась и осторожно поставила ногу на первую ступеньку.

- Будьте осторожны, графиня, - мужчина, который в силу своего телосложения, казалось, должен был быть весьма неуклюжим, наоборот ставил ногу довольно-таки твердо и уверенно. Идя впереди, он готов был в любое мгновение обернуться и поймать даму. Но физиология все же взяла свое. У самого подножья он уже пыхтел, словно скомканная газета. Вслед за лестницей открылся узкий,холодный коридор. Пройдя около десяти метров тучный мужчина, жадно глотая воздух, остановился.

- Араз ждет вас внутри, - он распахнул дверь и графиня вошла внутрь небольшого помещения, которое кардинально отличалось от убогого подвального коридора, вдоль которого им пришлось пройти, чтобы оказаться тут. Внутри комнаты, на угловом диване, сидела связанная по рукам и ногам девушка с кляпом во рту. Рядом был мужчина, с которым графиня ранее прибыла в свое поместье. В углу помещения стояло зеркало, высотой с человеческий рост. Мебель была расставлена по краям так, что в центре оставалось небольшое свободное пространство. Напротив зеркала находился непонятный предмет, накрытый длинным,темным настилом, так, что нельзя было определить, что это такое. Графиня подошла к забитой девушке и, отогнав взглядом стоящего рядом мужчину, присела.

- Здравствуй, - она собрала волосы девушки, которые частично скрывали ее лицо. Заметив на лице пленницы следы побоев, графиня бросила на стоящего в проеме толстяка гневный взгляд.

Тот, протирая вспотевший лоб рукавом, растеряно пробежался по комнате глазами, будто искал виноватого.

- Не бойся, - отведя взгляд от толстяка, графиня дотронулась до плеча девушки, от чего та испуганно вздрогнула. – Я не сделаю тебе больно. – Араз! –она подозвала своего подчиненного.

- Да, графиня, - он подскочил к ней, словно лань.

- Открой ей рот!

- Но, - мужчина на мгновение замкнулся. – Она орет на весь дом.

- Она не будет орать, - графиня перевела взгляд на девушку. – Ты ведь будешь вести себя тихо?

Не имея возможности ответить словами, девушка лишь закивала головой,издавая при этом невнятные звуки.

- Развяжи.

- Хорошо, графиня, - он потянул руки к затылку девушки. Одной рукой отведя пучок ее волос в сторону, другой мужчина полез в карман и вытянул оттуда небольшой складной ножик, которым разрезал тугую веревку. Бросив повязку напол, он вытащил кляп из ее рта.

- Тебе повезло, что мы живем не в те времена, когда людей заставляли молчать с помощью трубки и болта, - усмехнулась графиня. – Как тебя зовут?

Сжимая пальцами свои скулы, девушка бросила на нее жалостный,загнанный взгляд.

- Что вам от меня нужно?

Араз был начеку. Он стоял в двух шагах от дивана, готовый к любым неожиданным поворотам.

- Отвечай, когда с тобой говорит графиня, - с угрозой в голосе проговорил он, отчего девушка вздрогнула и съежилась.

- Есть ли смысл в том, что ты не называешь своего имени? – графиня понимающе улыбнулась и подсела еще ближе к своей собеседнице.

Конечно, скрывать свое имя было абсолютно бессмысленно, но девушка просто боялась назваться, наивно полагая, что вместе с раскрытием этой, как она в данной ситуации думала, тайны, она потеряет некий последний иммунитет перед незнакомцами.

- Хорошо, - графиня сердито выдохнула. – Ты слышала что-нибудь о железной деве?

- О ком? – спросила девушка.

- О железной деве, - повторила женщина.

- Нет, - ответила связанная, но от одного словосочетания «железная дева» у нее сжалось сердце. Подсознательная неприязнь выплеснулась в онемении конечностей.

- Если ты сейчас же не скажешь мне свое имя, я непременно познакомлю тебя с ней, маленькая дрянь. И когда десятки ножей этого чудовища проткнут твое паршивое тело, ты почувствуешь, как кровь стекает с пальцев твоей ноги, - она улыбнулась. – Вот тогда ты начнешь умолять меня о пощаде, посекундно твердя нам свое чертово имя! – женщина, вспыхнувшая внезапной яростью, дала девушке пощечину, отчего у той на мгновение помутнело в глазах. – Араз, сбрось одеяло.Пусть эта тварь увидит, что ее ждет.

Низкорослый мужчина, с нарисовавшейся на лице нечеловеческой улыбкой,подошел к высокому предмету, накрытому темной шероховатой тканью и, потянув за кончик покрывала, сбросил ткань на пол. Перед глазами девушки открылась полая,железная фигура, отдаленно напоминающая женское тело. Внутренняя сторона развернутой дверцы этого монстра была засеяна множеством острых шипов. Сам предмет был похож на ледяной саркофаг. Только теперь пленница, с ужасом в глазах, рассматривая этот железный гроб, заметила отходящие от него цепи,продетые в кольца, что были прикреплены к потолку. На лице железной девы была запечатлена вечная улыбка, отдающая звериным замыслом. Графиня, с жадностью и участившимся от возбуждения сердцебиением, наблюдала за тем, как страх в глазах девушки нарастает с каждой секундой.

- Араз, - почти выкрикнула она. – Познакомь ее с девой.

Слуга подошел и потянул пленницу за связанные руки.

- Прошу вас, не надо, - наконец взмолилась девушка, даже и не пытаясь сопротивляться, словно была под неким гипнозом, вызванным осознанием необратимости. Глаза ее моментально заполнились слезами. – Умоляю вас.

Ее мольба еще больше потешала графиню, с лица которой не сходило голодное выражение.

- Заткнись, - Араз затолкнул ее внутрь железного саркофага и преградил выход двумя поперечными балками, снизу и сверху.

Он стоял, держа руку у двери, ожидая указаний своей хозяйки.

- Айнур, меня зовут Айнур, - давясь слезами орала девушка, на что женщина лишь расхохоталась.

- Пронзи ее! – приказала графиня.

Получив приказ, слуга задвинул дверцу гроба, и дикий вопль девушки заполнил подвальное помещение.

Edited by Эмир Эмиров

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 18

Лейсан сидела на кухне за небольшим столиком молочного цвета, уткнувшись головой в сложенные руки. Подруга обещала появиться еще десять минут назад, но опоздания были для Эльвиры обычным делом. Чайник, который хозяйка еще недавно поставила на маленький огонь, по мере закипания начинал нервно дергаться и привычно трещать. Амины не было дома, так как мать решила, что ей некоторое время стоит пожить у бабушки с дедушкой, которые с удовольствием согласились на это предложение. Ребенок и сам был рад временному переезду, ведь бабушка всегда относилась к ней с добротой и лаской. Лейсан работала в двух местах, одним из которых была школа, где училась ее дочь. Она сама отводила и забирала ее оттуда, а так как ее родители жила недалеко от этого учебного заведения,хлопот ей не прибавилось.

На столе, рядом с пачкой сигарет, лежала стеклянная, узорная пепельница, которая уже успела вместить в себя несколько согнутых окурков. Курить Лейсан начала спустя несколько лет после рождения дочери и все эти годы она боролась с этим клещом самыми разными методами. Но сколько бы раз она не обещала и не клялась самой себе самым дорогим и близким, что не притронется больше губами к фильтру, все же дым, обволакивающий сознание сладкой сонливостью, брал свое. Стремление бросить курить было для нее нечто вроде эстафеты. Не в силах избавиться от этой ноши раз и навсегда она, путем временного воздержания, постепенно отрубала, по одному, корни этого глубокого табачного дерева. Время от времени Лейсан хвалила себя за те рекорды, что ей удалось поставить. Но сегодня она сбилась с той, заранее спланированной, дорожки и уже успела выкурить пол пачки, ругая себя внутри за то, что не смогла удержаться. Она чувствовала какую-то неопознанную тяжесть, словно что-то невидимое и когтистое нависло над ней сверху и не давало ей проходу. Просидев в этой позе несколько минут и чувствуя, как у нее немеют руки, Лейсан подняла отяжелевшую за пару дней голову и потянулась к пачке, но не успела женщина вытащить из нее сигарету, как услышала тонкий свист чайника, которому вторил резкий стукв дверь. Она без особых умственных усилий предположила, что это подруга и торопливо опустошив содержимое пепельницы в мусорное ведро, спрятав сигареты за шторами на мраморном подоконнике, побежала к двери, не обращая внимания на надрывающийся чайник. Оказавшись у косяка, Лейсан хотела было толкнуть засов, но вдруг на мгновение застыла, отдернув руку от железяки и, машинально вытянувшись, посмотрела в глазок. За дверью стояла Эльвира. Хозяйка с облегчением выдохнула и открыла ей.

- Ты бы еще немного подождала, - сердито выдала гостья и вошла внутрь,одновременно протягивая Лейсан коробку мармелада. – К чаю.

- Это за опоздание, - попыталась отшутиться Лейсан, но улыбка у нее получилась весьма фальшивой. – Проходи, - она, сама того не ожидая, намного сильнее задвинула засов, от чего Эльвира даже слегка вздрогнула. Подруга обернулась и Лейсан прочитала в ее выпученных глазах один единственный вопрос: «Ты не больна?»

- Не рассчитала, - в свою защиту сказала хозяйка, на что подруга лишьс укоризной покачала головой.

- Твой чайник на грани самоубийства.

- Закипел, - как-то вскользь произнесла Лейсан и крутанула краник под чайником, заблокировав газовое отверстие.

- И не пытайся оправдываться, ты курила! – Эльвира грозно уставилась на подругу. – Я знаю это, уверенна на все сто, не поверю, если ты попытаешься солгать, я чую запах сигарет. Если ты станешь отнекиваться я просто тебя убью!– выпалила она, словно на автомате, не сводя глаз с Лейсан, которая хотела было открыть свой рот, но подруга не дала ей этого сделать, прижав к губам палец и издавая при этом характерное шипение. – Выходит, ты позвала меня сегодня, чтобы сообщить мне точную дату моей смерти?

- Брось, - Лейсан рассеянно отмахнулась. – Я просто не смогла сдержаться, с кем не бывает.

- А какого тогда, прости меня нецивилизованную, хрена, ты клялась в прошлый раз мною, что не притронешься к сигаретам как минимум месяц, а? –Эльвира сердито сдвинула брови. – Еще и меня втянула в это.

- Да перестань. Ты знаешь, почему я курю. Мне не по себе, какое-то странное ощущение.

- Ну ты же отказалась от всего этого, кто дергал тебя за хвост?

- Не знаю, Эль. – Лейсан налила заварки в стаканы, а затем и кипяченой воды. – Я просто обязана помочь, понимаешь, если я могу, хотя бы косвенно,предотвратить какое-нибудь преступление, убийство, изнасилование, то я простоне имею права отказываться.

- Может ты и была бы права, если бы не забывала о своем ребенке.

- Я знаю Эль, именно поэтому я и обязана сделать все возможное, чтобы мир, в котором она будет жить, стал чище. – Лейсан поставила наполненные стаканы на стол и присела рядом с подругой.

- Да перестань трепаться. Скажи просто, что тебе понравился этот капитан, - гостья наигранно фыркнула и вальяжно отвела взгляд в сторону. –Придумала тоже “спасти мир” “сберечь вселенную”. – Она посмотрела на подругу исподлобья. – Старая, похотливая стерва.

- Ну, это в твоем духе, но я говорю серьезно, - проговорила Лейсан,обойдя стороной то шутливое русло, которое ей предложила подруга. – В тот день,у вас дома, когда Амина закричала и я увидела ее красные руки, у меня чуть было не остановилось сердце. В этот самый момент я поняла, что должна помочь. –Хозяйка тяжело вздохнула. – Может, тебе кажется глупым то, что я говорю, но… - она запнулась и обхватила горячий стакан руками. – Как же мне иногда его не хватает, - Лейсан выдавила эти слова вместе с той болью, что в данную минуту перекрывали ей дыхание.

Эльвира сразу же смутилась, не зная, что ей сказать, чтобы поддержать и успокоить подругу. Шутить было некстати.

- Тринадцать лет, прошло уже тринадцать лет, а я все так же надеюсь и жду, что он войдет в эту дверь, обнимет меня и тогда уже ничего не будет важно. Не знаю, я уже несу чушь. – Лейсан выпрямилась и, глубоко вдохнув, резко выдохнула, словно пытаясь вытолкнуть изнутри навалившуюся на нее скорбь. – Только не подумай, что я глупая,сентиментальная дура! – она засияла.

Увидев, как подруга улыбается, Эльвира задышала с облегчением.

- Я было уже подумала, что мне пришла хана. Меньше всего хотелось бы сейчас выслушивать твое нытье, - она сделала глоток чая. – Хочешь курить?Пожалуйста, кури, только не ной, прошу тебя. Можешь даже прямо сейчас поклясться мной, что бросишь курить и сразу же зажечь одну сигаретку, подымить,а? –Эльвира с хитрецой подмигнула хозяйке.

- Так и сделаю, - Лейсан протянула руку и взяла с подоконника спрятанную за шторы пачку.

- Ну вот, пожалуйста, - Эльвира выхватила пачку из рук подруги и,достав оттуда одну сигарету, направила ее фильтром к ее губам. – Паровозик в пути.

- Перестань, - Лейсан ласково отвела ее руку в сторону. – Ты хуже, чем Аминка.

- А что? – удивилась Эльвира. – Не я же возникаю, мол, сила воли,туда-сюда. В общем, рассказывай, кто такой этот твой рецидивист?

- Знаешь, - Лейсан взяла короткую паузу, собрав мысли в комок, затем продолжила. – Довольно загадочный тип. В самом начале он вывел меня из себя и я готова была плюнуть на все, оставить эту затею, но что-то заставило меня остановиться. Трудно объяснить, чем я руководствовалась в тот момент.Изначальная неприязнь к этому человеку, который еще и поминутно нагло ухмылялся, выплеснулась в эмоциональном надрыве. Во взрыве. Я сама до сих порне могу понять, как ему удалось выбить меня из колеи. – Она заметила легкое недоумение в глазах подруги. – Он словно читал мои мысли и будто намеревался показать мне на этом примере, что для обрисовки его сознания нужен не пейзажист, а абстракционист.

- Может мультипликатор? – хлопая ресницами, вставила Эльвира.

- Что мультипликатор? – переспросила подруга.

- Нужен для обрисовки его внутреннего эскиза или как ты там сказала?

- Я не шучу, - недовольно выговорила Лейсан. – Этот тип словно энергетический вампир. Он чем-то меня зацепил, хоть я его и презираю.

- Ух ты, - почти выкрикнула гостья. – То никого, а то - капитан,рецидивист, мультипликатор.

- Сама ты мультипликатор, - улыбнулась Лейсан. – Сказать что-то умное?

- Конечно, - Эльвира многозначительно подняла палец. – Говори.

- Это как картины Дали, которые вызывают и отвращение, и восхищение одновременно.

- О да! – наигранно воскликнула гостья. – Но, может, ты все-таки нормально расскажешь мне, что там произошло и почему этот ублюдок хотел говорить именно с женщиной?

- Он сказал, что его посадят и это его последняя возможность пообщаться тет-а-тет с красивой женщиной.

- Даже так? – удивилась гостья.

- Да.

- Ладно, а что дальше?

- Это тайна следствия, - Лейсан моргнула обоими глазами. – Тебе не стоит знать, для твоей же безопасности.

- Как дам сейчас, - Эльвира шутливо замахнулась на подругу. – Говори,я целых два часа пыталась объяснить Шарифу, что ты спросила у него об обществе Ласка чисто из любопытства. Он очень долго до меня допытывал, но потом сдался.– Она улыбнулась. – Я привела веский аргумент. А теперь, говори!

- Хорошо.

Edited by Эмир Эмиров

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 19

Небольшая комната, с одним маленьким, затемненным окном, была обставлена в весьма простой, но тем не менее изысканной манере. Низкий, прямоугольный столик, сделанный из темного, коричневого дерева на тонких, словно цветочные стебли, ножках, стоял между кожаным воздушным креслом и прижатым к стене диваном, оформленным крупными, мягкими подушками. Справа от окна всю стену прикрывал шкаф, с забитыми книжными полками сверху. Напротив шкафа, над диваном, висела небольшая картина, на которой было изображено существо, похожее на крайне истощенного человека. Существо это, чья голова была полностью замотана окровавленным бинтом, стояло на коленях, упираясь руками в землю. На заднем плане картины был изображен разрушенный, тлеющий город. На первый взгляд произведение это скорее напоминало сцену из некоего фантастического фильма ужасов, вселяющего в зрителя лишь страх, но человека, что в данную минуту преспокойно сидел в кресле, это полотно нисколько не смущало. Над дверью висела еще одно картина: репродукция произведения Эдварда Мунка – Крик. Пожилой мужчина, с пробившейся на висках и макушке сединой, с таинственными, птичьими глазами сосредоточено смотрел в книгу, которую держал в руках. Лоб его избороздило множество весьма глубоких морщин, но на лице его была еще одна,более примечательная, впадина. По правой стороне, словно в продолжение рта, шел небольшой, уродливый шрам. Будто человек этот, с одной стороны, был героем романа Гюго. Тихий стук в дверь прервал чтение.

- Входи, - хрипло издал мужчина и отложил книгу в сторону.

В помещение вошел широкоплечий, коренастый тип, с выбритым до блеска лицом. Оказавшись внутри, он торопливо закрыл дверь. На вид ему было за сорок.

- Садись, - седовласый указал рукой на диван. Гость послушно согнул колени.

- Мне удалось кое-что выяснить, господин, - начал вошедший, но мужчина в кресле, улыбаясь, поднял руку.

- Бахрам, - он вкрадчиво посмотрел в глаза собеседнику. – Скажи,сможешь ли ты предать меня?

Человек, которого звали Бахрам, нисколько не смутился, ведь он привык к тому, что мужчина, который в данную секунду буравил его своим хитроумным взглядом, первым делом спрашивал его именно об этом.

- Мы с вами вместе начинали все это и если закончим, то тоже только вместе. Предав вас, я обреку и себя на погибель, - Бахрам отражал взгляд собеседника непроницаемыми, блестящими глазами. – Вы обижаете меня каждый раз,когда задаете мне этот вопрос, но я все понимаю.

- Я знаю брат, знаю. – Мужчина со шрамом на лице откинулся в кресле. –Ты единственный человек, которому я доверяю. Который пойдет за мной не из-за страха или алчности, а из-за того что я считаю тебя своим братом. Именно поэтому ты можешь, зная кто я такой, видеть мое лицо. Ты ведь знаешь, что единственным,кто способен войти в эту комнату, кроме меня, являешься ты?

- Да, господин. – Бахрам почтенно склонил голову.

- Как ты думаешь, о чем говорит эта картина? – седовласый указал на произведение, где у стоящего на мосту человека от ужаса до безобразия исказилось лицо.

- Не знаю, господин.

- Почему я повесил ее над дверью?

- Не имею понятия, - сухо ответил Бахрам.

- Все дело в том, что каждый, кто осмелится войти сюда и увидеть мое лицо, испытает всепоглощающий ужас, вызванный пониманием необратимости своей скорой смерти. Так как каждый, кому удастся увидеть мой лик, будет неминуемо умерщвлен. Каждый, но только не ты, - сидящий в кресле улыбнулся. – Ведь ты мой брат. Мы вместе создавали это государство, чтобы вместе в нем править. По сути своей я являюсь твоей тенью. Меня никто не знает, меня никто не видит, я уже давно не существую. Память обо мне навсегда стерта. Я лишь тень, которая всегда стоит у тебя за спиной и шепчет тебе на ухо.

- Вы тень, которая правит.

- Ты прав, но ты – мои руки, мой язык. Ты мой брат.

Человек, которого Бахрам звал господином, встал с кресла, нагнулся и,открыв нижний отсек шкафа, вытащил оттуда стеклянный пузырек с неизвестной жидкостью.

- Выпей, - он протянул его собеседнику. Второй беспрекословно опустошил содержимое склянки.

- Ты слышал отговорку этого старого дурака?

Бахрам безмолвно кивнул.

- Забыл напоить своего человека. – Седовласый вновь погрузился в кресло. – Но мы-то знаем, что дело тут в другом, - он задумчиво посмотрел на свою любимую картину. - Что происходит, Бахрам?

- Не знаю, господин . Я сам не могу понять, как это могло произойти.Он должен был уже давно умереть, как предыдущие.

- Именно, - подхватил господин. – Все должно течь точно так, как указано в нашем законе. Даже если на земле пойдет огненный дождь, правила моего государства должны быть неизменны.

- Я знаю это.

- Надеюсь, ты никогда не забудешь о том, что орошение наших плодов напрямую связанно с твоим существованием.

- Я не могу об этом не помнить, - заключил Бахрам.

- Хорошо, - удовлетворенно произнес седовласый. – Клан Фрица остался без головы и одного пальца. – Он задумчиво потер подбородок. – Есть кто-нибудь на примете?

- Я думаю, найти замену будет не сложно.

- Точно! – воскликнул господин. – Но уверен ли ты, что тот,кто придет ему на смену, будет обладать уникальной памятью, и всегда будет помнить об орошении?

- Если ему дорога его жизнь, то будет.

- Займись этим.

- Уже занимаюсь, мой господин.

- Хорошо, - седовласый одобрительно кивнул. – Завтра ты созовешь совет, пусть на нем присутствует твой кандидат.

- Будете ли вы присутствовать там?

- Конечно, - мужчина со шрамом на лице остановил острый,птичий взгляд на лице Бахрама. – Завтра, ровно в два, после заката, ты знаешь где.

- Все будет готово, господин, - Бахрам пытался справиться с навалившейся на него тошнотой. – Я хотел рассказать вам об Джалале.

- Говори, я хочу знать все, что связано с этим жалким червем.

- Его поймали на месте преступления, взяли с поличным. -Бахрам потянул за горлышко плотно сидящей на нем водолазки. - Сейчас он находится в следственном изоляторе, для дальнейших допросов. Так же известно,что дело это ведет некий капитан Хасбулат Османов.

- Хорошо, - седовласый задумчиво глядел в никуда. – Нужно договориться с этим человеком.

- По сведениям, которые мне удалось добыть, он работает довольно чисто и…

- Послушай меня, Бахрам, - перебил его собеседник. - Там где не проедет автомобиль – пройдет верблюд.

- Да, господин.

- Дай знать нашему другу, что для его же собственного благополучия будет лучше, если Джалал в скором времени покончит с жизнью,вследствие психического недомогания либо в силу каких-либо других причин.

- Я все сделаю, господин.

- Не дави на него, предложи ему ту цену, которая непременно должна будет ослепить его.

- Я все сделаю, господин.

- Хорошо, - человек со шрамом на щеке теперь с грустью во взгляде смотрел на своего собеседника. В глазах его предательски мелькало бельмо неосознанности и недопонимания. – Ты ведь прекрасно понимаешь, что он должен был умереть.

- Я знаю это.

- Я не могу понять, как ему удалось остаться в живых, -господин Кали усмехнулся. – Забыл.…В этом случае он должен был иссохнуть еще несколько дней назад! Панацея не дает шансов и никогда не давала! Каждый, кто когда-либо пробовал ее на вкус, становился рабом своей жажды!

- Я знаю это, господин! Так было всегда.

- И так всегда будет! – нервно прорычал мужчина в кресле.

- Так будет всегда, - покорно подтвердил Бахрам.

- Нужно скорее избавиться от него, у многих могут возникнуть вопросы.

- Я все сделаю, господин.

Edited by Эмир Эмиров

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 20

Простившись с подругой, Лейсан уже сидела в кабинете у капитана Османова.

- Попытайтесь выжать из него как можно больше информации, -мужчина, с зажженной между пальцами сигаретой, стоял у окна. – Вы должны выяснить,кто за всем этим стоит. Мне нужны имена всех, кто, так или иначе, связан с этой организацией, места их встреч, все необнаруженные трупы. – Голос его колебался от напряжения. Он был разъярен и зол на себя за то, что идет на поводу у преступника и вынужден ждать, когда тот заговорит о вещах, которые, наконец, сдвинут лед следствия с места.

- Я и сама хочу, чтобы он скорее сознался. – Лейсан развела руками, показывая свою беспомощностью в сложившейся ситуации. – Он сказал, что на четвертый день нашей встречи и я, и вы получите ответы на все вопросы.

- Он сказал, - усмехнувшись, повторил Османов, с отголоском ненависти и презрения в голосе. – По мне, так он просто пытается растянуть время.

От последнего заявления капитана женщину передернуло.

- Что это значит? – недоумевая, спросила она и после того, как Османов в ответ сделал лишь очередную затяжку, продолжила: - Разве все это было не вашей идеей?! Разве не вы втянули меня в это дело?!

Капитан выкинул непотушенный окурок в окно и подошел к женщине, которая сидела на высоком деревянном стуле с прямой спинкой,вплотную.

- Простите, - он обескуражено опустил голову. – Это все нервы.Просто я до сих пор виню себя за то, что играю под дудку этого мерзавца.

- У вас нет выхода, - она вздохнула. – Как и у меня.

- Я знаю, - подхватил Османов. – Поэтому я все еще и держусь.

- Понимаю, - спокойным тоном произнесла Лейсан. – Я постараюсь узнать как можно больше.

- Хорошо, - кивнул Османов. – На вас вся надежда.

- Он уже в камере?

- Да, - ответил капитан. – Все готово.

- Ну, - пытаясь сконцентрироваться, она на несколько секунд закрыла глаза и резко встала. – Я готова.

Мужчина проводил ее до камеры для допросов. Поймав на себе его встревоженный взгляд, Лейсан скрылась за дверью.

- О, как же я рад вас видеть! - восторженно проговорил заключенный, как только Лейсан вошла внутрь. – Вы даже и не представляете насколько вам удалось изменить мою жизнь.

- Не понимаю, о чем вы. – Она села напротив и поставила на стол предметы для записи.

- Сейчас, когда я знаю, что меня ждет встреча со столь очаровательной представительницей прекрасного пола, я словно приобрел смысл жизни, - он тяжело выдохнул. - Хотя бы на эти несколько дней.

- Вас ведь взяли под стражу не так уж давно, не так ли?

- Ошибаетесь, - помотав головой, запротестовал Джалал. – Я уже долгие годы, так или иначе, нахожусь под стражей или, выражаясь более правильно, долгое время нахожусь в рабстве, выход из которого только один.

- И какой же выход?

- Смерть, - он улыбнулся. – Окончательный и бесповоротный выход.

Глаза его сейчас никак не выдавали его чувств, даже когда он улыбался, они оставались будто стеклянными, как у куклы.

- Но может быть, именно сейчас вы нашли свой выход?

- Неужели вы о том, что я сяду в тюрьму?

- Хоть бы так.

- Таким образом я попадаю из неволи в неволю, - он медленно обвел глазами комнату.

Зрачки его двигались словно часовые стрелки. – В этом определенно что-то есть, но не стоит отбрасывать и забывать про одну говорящую птицу.

- Птицу? – переспросила Лейсан, пытаясь напрячься и понять,что Джалал имеет в виду.

- Да. Тот факт, что говорит сам за себя. – Он вкрадчиво смотрел ей в глаза, надеясь услышать ответ. – Я ведь сказал, что выход из моего положения только один и мне его беспрепятственно обеспечат.

- Вас хотят убить?

- Я и есть та говорящая птица в клетке, чей хозяин не хочет,чтобы она выдала его секреты.

- Каким же образом ему удастся это сделать?

- Вы ведь не столь наивны, чтобы полагать, что это невозможно.– Джалал вздохнул, всем своим видом показывая, что им не стоит продолжать беседу на эту тему. – Впрочем, нет необходимости сразу же прибегать к развязке.

- Расскажите мне о человеке, которого вы зовете господином. Расскажите мне об обществе Ласка все, что знаете.

- Я уже говорил, что государство Ласка это пирамида, ярусы которой являются определенными кастами. На самом верху этого зиккурата стоит человек, который именует себя Господином Кали.

- Кали? – переспросила Лейсан, вписывая это в блокнот.

- Да, - ответил Джалал и сразу же замолчал. Только сейчас в глазах его можно было уловить некую рассеянность, словно он колебался,размышляя над тем, стоит ли ему на столь раннем этапе раскрывать эти важные карты. – Господин Бахрам Кали, относящий себя к роду тугов и считающий, что он является реинкарнацией того самого индийца, что жил около двухсот лет назад.

- Я не совсем понимаю вас.

- В Индии, в века, скажем, с шестнадцатого по девятнадцатый, -начал заключенный. – Существовала некая секта тугов. Как вы думаете, чем занимались члены этой банды, если хотите, группировки?

- Не представляю, - созналась женщина.

- Довольно банальным и простым ремеслом, - Джалал облизнул губу и продолжил: - Они убивали людей. Долгие годы жители Индии жили в страхе и преклонении перед этими людьми. В начале девятнадцатого века у тугов появился руководитель по имени Бахрам. По причине того, что эти люди поклонялись индийской богине Кали, которой и посвящали свои многочисленные жертвоприношения,у ярчайшего из представителей этой секты появилось соответствующее окончание –Кали. – Заключенный взял короткую паузу. – Что самое интересное, свои жертвы сектанты душили платком, за который с одной стороны цеплялась монета. Это было их своеобразным почерком.

- Вы хотите сказать, что человек стоящий во главе общества Ласка именовал себя в честь этого самого Бахрама?

- Именно, - подхватил Джалал. – В честь Бахрама Кали, который на данный момент является рекордсменом среди серийных убийц известных человечеству.

- Вы можете объяснить почему?

- Что я должен вам объяснить? – заключенный пренебрежительно фыркнул, смотря в сторону собеседницы. – Это же так просто. Если бы вы были художником, кого бы вы ставили себе в пример?

Лейсан медлила с ответом.

- Если бы были музыкантом, писателем, полководцем, в конце концов? – Джалал говорил на повышенных тонах. – Кого? Разве не Рембрандта и Кафку? Не Моцарта и Македонского?

- Возможно.

- Вот и господин назвался именем человека, который до сих пор остается непревзойденным в своем адском деле. Индиец Бахрам Кали убил в общей сложности около девятисот с лишним человек. Говоря же об общем количестве жертв тугов, то их было, по меньшей мере, около двух миллионов.

- Выходит, самой главной фигурой в обществе Ласка является Бахрам Кали?

- Конечно! – воскликнул заключенный. – Он управляет всем этим государством, но, конечно же, все это не легкое дело и каждый хочет запрыгнуть на его место.

- И как ему это удается?

- Он тщательно продумал каждый свой шаг, у этого человека тонкий и холодный ум, который безошибочно предопределил все возможные иневозможные угрозы. Он буквально заранее исключил и обезопасил их.

- Расскажите мне о нем. – Лейсан проницательно смотрела в глаза собеседника, но ее взгляд лишь разбивался о зеркало его зрачков.

- Вы хотите знать о господине? – понизив голос, слегка настороженно, поинтересовался Джалал.

- Да, я хочу знать о человеке, который стоит во главе всего этого кошмара.

- Но как я могу рассказать вам о нем, если сам ничего не знаю?– улыбнулся заключенный. – Я даже не знаю, как он выглядит, я ни разу не виделего лица. Послушайте, я ведь сказал вам, что он исключил все возможные ходы и лазейки, весь риск, всю опасность. Он сделал так, чтобы любая, даже самая мнимая угроза отпадала сама собой. Он сделал себя чем-то сакраментальным,сверхъестественным, о нем все знают, но никто не может к нему приблизиться.

- Выходит, никто не видел его лица?

- Лишь один человек, - отрезал собеседник и взял напряженную паузу.

- И кто этот человек?

- Его называют Бахрамом.

Лейсан почувствовала вскипающий внутри нее накал ярости и сделала несколько глубоких вдохов, пытаясь сгладить волны гнева в своем сознании.

- По-вашему это смешно? – она попыталась изобразить глупую улыбку.

- Это можно было предвидеть. Но нет, черт возьми, я и не собираюсь шутить. Господин прозвал его так, считая этого человека своей тенью.Тем, кто доносит до всех остальных его слова. Это нечто вроде титула,понимаете?

- Да, понимаю, - ответила Лейсан и отвела ручку от блокнота. –Выходит, его невозможно найти?

- Нет, господин является чем-то вроде мифа.

- Но как он стоит во главе всего общества, если о нем никто даже не знает?

- В этом все дело, - заключенный с укоризной взглянул на Лейсан. – Я ведь просил вас, чтобы в следующий раз вы принесли с собой хотя бы стакан воды. – Он несколько раз сглотнул и махнул рукой. – Да черт с ним.

- Скажите, как же тогда ему все это удается. Неужели никто не может избавиться от него, если, как вы сами сказали, каждый мечтает запрыгнуть на его место.

- Понимаете в чем дело, - начал мужчина. – Господин поставил весь этот поезд на рельсы, с которых никто не может свернуть. Жизнь всех и каждого в государстве Ласка зависит только от него, в то время как напрямую от него зависит жизнь лишь одного человека, а именно Бахрама.

- Об этом я у вас и спросила, - Лейсан чувствовала навалившуюся на нее дурноту и головокружение. – Как ему это удалось.

- Как вы думаете, какой напиток в государстве Ласка должен употреблять каждый? – моментально переведя тему, он смотрел теперь на собеседницу с хитрецой в глазах.

- Какой-нибудь индийский алкоголь? – предположила Лейсан.

Джалал продолжал смотреть на нее, стянув уголки своих сухихгуб.

- Вино?

- Нет, это яд, - произнес мужчина с гордым видом победителя. –Это яд и противоядие.

- То есть?

- Господин управляет всеми своими подданными с помощью яда,состав и готовка которого известны только ему одному.

- Вы хотите сказать, что он всех поит ядом?

- Не просто ядом, а ядом с замедленным действием, это нечто вроде бомбы с часовым механизмом.

- И что это значит?

- Это значит то, что каждый слуга господина выпивает определенную дозу яда, а через несколько дней он получает противоядие и снова яд. Это как наркотик. Противоядие заключено в самом яде. – Он улыбнулся. –Довольно по-шекспировски, не правда ли?

- Да, но разве действие яда не сказывается на самочувствии людей, которые его приняли в течение тех дней, пока они не получили новую дозу?

- Нет, есть определенный интервал, границы и только перейдя их,человек буквально за несколько часов умирает.

- Я не думаю, что существует такая категория ядов, которые бы действовали подобным образом.

- Вам когда-нибудь изменял муж?

Вопрос, заданный заключенным на некоторое время сковал язык женщины, которая теперь смотрела на него, словно вкопанная.

Edited by Эмир Эмиров

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 21

Мужчина средних лет в длинном, сером плаще и опущенным на глаза берете, стоял за углом масштабного здания известного банка. Тучи над городом сгущались все плотнее с каждым часом, образуя тем самым один бесконечный,темный купол. Но, не смотря на столь угнетающую атмосферу, город кипел своей обычной, будничной жизнью. У многих в руках, сумке или подмышками были припасены зонты, ведь небо намекало на то, что в скором времени закапает дождь.Незнакомец вышел из-за угла и теперь уже пристально наблюдал за входом в банк.Чтобы немного разнообразить слежку, он, слегка помучившись с кремневой зажигалкой, прикурил. Выдыхая табачное облако, он чувствовал некое волнующее его воссоединение сигаретного дыма и холодного, густого воздуха. В эту минутуему казалось, что он является чем-то важным и неотъемлемым, раз может видеть в самых простых и обыденных вещах нечто сказочное и космическое. Незнакомец неторопливо наблюдал за вытекающим из его легких дымом, пока вдруг мысль о том, что он полный идиот не скользнула у него в сознании. Он лишь самокритично усмехнулся и вновь перевел взгляд туда, откуда должна была выйти ожидаемая им женщина. Когда от тлеющей сигареты оставалось меньше половины, он заметил приближающегося кнему молодого парня в кожаной, плотно сидящей на нем куртке, замшевых брюках и уложенными на бок гелем редеющими волосами. Сокращая расстояние с каждым пройденным шагом, молодой человек смотрел прямо в глаза мужчине в берете, который тут же насторожился и огляделся по сторонам.

- Можно закурить? – вежливо осведомился парень.

Как только мужчина увидел у него в руке сигарету, он с облегчением выдохнул.

- Держи, - он протянул ему зажигалку.

Парень взял ее и несколько раз попытался зажечь табак, но ветер, почти сразу же, гасил вспыхивающий язычок пламени.

- Давай, - мужчина подошел к нему вплотную и прижал свои раскрытые ладони к его кистям, тем самым образую вокруг зажигалки пространство,более-менее защищенное от ветра. Парень крутанул колесик и торопливо втянулся.Кончик сигареты засветился. Вернув зажигалку, молодой человек поблагодарил незнакомца и ушел восвояси. Стоило мужчине в берете перевести взгляд, как он сразу же заметил девушку, выходящую из здания. Она была одета в пальто из полиэстера,с двумя рядами застежек на пуговицах и поясом на завязках. Из под воротника выбиралась красная водолазка. Снизу на ней были темные джинсы с перманентными складками в области колен. Весь ее наряд к низу заканчивался элегантными, велюровыми сапожками. Увидев ее, мужчина вытащил из внутреннего кармана небольшую фотографию и, взглянув на нее, удовлетворенно улыбнулся. На вид девушке было меньше тридцати. Волнистые локоны плавно спадали с плеч. Не смотря на дефицит Солнца, губы блестели сочным цветом. С таким четким и симметричным лицом ей могла бы позавидовать любая модель. Мужчина в плаще шел вслед за ней. Благодаря темпу своей ходьбы, она дошла до метро довольно скоро. И хотя казалось, что неподалеку ее должно быть ждет роскошный лимузин, все было намного прозаичнее.Уже через несколько мгновений девушка терпеливо спускалась вниз по эскалатору.Незнакомец, ведущий за ней слежку, заскочил за ней в вагон электрички идущей на станцию Низами. Выйдя из подземелья, девушка достала из сумочки мобильный телефон, на ходу набрала номер и приставила сотовый к уху. Разговор несостоялся. Она нервно запихнула телефон обратно. Когда девушка уже подходила к подъезду многоэтажной новостройки, незнакомец прибавил скорости и сблизился сней еще на несколько метров. Поднимаясь на первый этаж, она внезапно остановилась и оглянулась. Мужчина в берете машинально замер и всем своим видом теперь излучал лишь непринужденность, непоколебимость и легкость. Увидев его,девушка улыбнулась, мотнула головой и пошла дальше. Незнакомец слегка притормозил, но затем прибавил ходу. Вытянув из кармана тонкие кожаные перчатки, он надел их на руки. Оказавшись в своей квартире, девушка даже не успела опомниться, как мужчина влетел вслед за ней в помещение и захлопнул за собой дверь.

Перепугавшись, она пустилась наутек, но ему ничего не стоило догнать ее и, схватив за талию, он попытался повалить ее на пол. Девушка начала брыкаться и орать во все горло. Тогда незнакомец сдавил ей рот своей рукой, но она не растерялась и прокусила его руку через перчатку. Мужчина вскрикнул от боли и опустил укушенную руку, а другой продолжал держать ее за талию. Когда голос девушки вновь заполнил квартиру, он повернул ее к себе и коротким ударом стукнул ее в подбородок. Крики сразу же утихли и девушка в беспамятстве шмякнулась на пол.

- биип, - процедил мужчина, стиснув от боли зубы.

Вытащив из кармана рулон марли, он забинтовал скрещенные сзади руки и ноги девушки, затем потащил ее в одну из комнат. После он достал из борсетки бутылочку с хлороформом, завернутую в носовой платок. Девушка лежала на полу без сознания, но для предосторожности мужчина слегка намочил хлороформом платок и сжал им внешние дыхательные органы лежащей. Убедившись в том, что она не проснется во время процесса, он стянул с кресла чехол. Сложив ткань, он подложил ее под голову лежащей, после чего вновь обратился к борсетки и вытащил из нее небольшой флакон с распылителем и тюбик с клеем. Раздвинув челюсть девушки двумя пальцами одной руки, другой мужчина распылил неизвестный спрей в ее ротовую полость. Далее, взяв тюбик с клеем, он открутил крышку,вновь разжал челюсть девушки пальцами и принялся выдавливать ей в рот вязкую массу, пока стороны тюбика не склеились друг с другом. Заполнив клеем рот лежащей, прислонив голову к креслу, он усадил ее на полу. Прежде чем привести девушку в сознание, мужчина намеревался убить пару минут. Томимый ожиданием и зашкаливающим возбуждением, в связи с риском происходящего, он закурил. Когда нужное время истекло, он потушил недокуренную сигарету и окунул окурок в карман. Вновь склонившись над борсеткой, он вынул из нее бутылочку с нашатырным спиртом и провел горлышком у носа своей жертвы. Раскрыв глаза, она попыталась глотнуть ртом воздух, но он был заполнен клеем, который к этому моменту уже успел высохнуть. Не до конца понимая, что с ней происходит, она попыталась выплюнуть,вытолкнуть неизвестную массу изо рта, но не могла пошевелить и языком, который слипся со всем этим комком. Некоторое время она лишь истерично мычала и издавала хриплые звуки. Это в данной ситуации никак не могло ей помочь.

- Успокойся, - наконец, пригрозил незнакомец, которого эта картина слегка забавляла и опустился перед ней на корточки. – Ты слишком болтливая, поэтому кое-кто желает, чтобы ты навсегда заткнулась. Он сказал, что ты была чертовски хорошей любовницей, но вот твой язык. – Мужчина недовольно повертел головой. – Я сказал, заткнись. – Он замахнулся на нее рукой и девушка зажмурилась. Она перестала мычать, но начала плакать. И хотя незнакомый ей мужчина успел озвучить цель своего визита, девушка до сих пор не могла понять,что он от нее хочет.

- Вот трубка, - продолжил незнакомец, вертя перед ее глазами вытащенной из кармана вещицей. – Сейчас я замурую две твои дырочки в носу и чтобы дышать, ты должна будешь продырявить свое прелестное горло вот тут. –Кончиком трубки он провел по ее кадыку и ниже. – Как в фильме, - улыбнулся он.

На мгновение девушке показалось, что все это розыгрыш,какая-то глупая шутка либо сон, из которого она не может вылезти. Ей неверилось, что все это происходит с ней, но когда незнакомец положил ее на лопатки, а сам сел сверху на грудь, то от вновь нахлынувшего страха, сердце ее сжалось с такой мощью, что, казалось, она вот-вот потеряет сознание. Но, собрав всю свою волю в кулак, словно мышь, в которую вцепилась змея, она резким толчком попыталась скинуть мужчину с себя. Что делать дальше - ей было наплевать, главной целью сейчас было оттянуть момент конечного ужаса. Незнакомец ударился копчиком о пол, извергая при этом всевозможную брань.Теперь девушка извивалась на полу, будто в приступе бешенства. Она не могла позволить себе остановиться. Казалось, страх давал ей невероятное количество энергии и силы. Наконец, мужчина схватил ее за плечи и вновь уселся сверху, но на этот раз он сжал ее голову между своих колен.

- Успокойся, если хочешь жить, чертова suka, слушай меня, - он ударил ее ладонью по лицу, которое было измазано в макияже и слезах. – Ты хочешь жить? – мужчина сжал рукой ее скулы.

Девушка покорно закивала, понимая, что ее конвульсии теперь уже ни к чему не приведут.

- Тогда слушай меня, - продолжил он. – После того как я перекрою клеем твои ноздри, около двадцати секунд я буду ждать. Потом освобожу твои руки и ноги и дам тебе трубку, которой ты должна будешь проткнуть гортань.Ясно?

Слезы хлынули с глаз девушки с новой силой, но это ничуть не трогало мужчину, который диктовал ей условия.

- Ты понимаешь, что должна будешь набрать как можно больше воздуха и потом лежать очень спокойно, до того, как я разрежу твои путы?

По звукам, которыми она пыталась что-то сказать, было ясно,что девушка умоляет его не делать этого.

- Лежи как можно спокойнее, а то ты задохнешься раньше времени, - пошутил он и все тем же спреем брызнул ей в ноздри. Затем он вытащил из кармана новый тюбик с клеем.Девушка сделала глубокий вдох и мужчина, уже бесцеремонно, вдавил клей в каждую из ее ноздрей. Теперь жертва лежала неподвижно с забитыми дыхательными путями.Сковывая ее меньше полминуты, он поднялся на ноги, вытащил из борсетки нож,затем разрезал марлю, связывающую ее руки и ноги.

- Ты сможешь дышать, только если сделаешь дырку в своем горле, - проговорил он, протягивая ей острую трубку.

Девушка вскочила на ноги и, выхватив предмет из рук мужчины,побежала в ванную комнату. Он неторопливо пошел за ней. Открыв краник, она попыталась смыть высохший клей, выплюнуть его, выдавить, выскребать, вытянуть его, но ничего не получалось. Она уже была на грани удушья, чувствуя, как у нее разрывается грудь и, взглянув в зеркало на свое обезображенное лицо, прижала острый кончик трубки к горлу. Закрыв глаза, из которых выкатывался весь ужас и кошмар происходящего, она резким толчком проткнула свою гортань. Из отверстия сразу же засочилась кровь. Превозмогая боль, девушка попыталась сделать вдох,но издала лишь предсмертный хрип. У нее потемнело в глазах и, обернувшись к своему палачу, окровавленная жертва упала замертво. Мужчина собрал принесенные с собой предметы, кроме торчащей из горла убитой трубки и спокойно вышел из квартиры.

Edited by Эмир Эмиров

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 22

- У меня нет мужа, - едко ответила Лейсан, раздраженная тем,что собеседник затронул не касающуюся его тему.

- Вы хотите, чтобы я поверил в то, что у такой изящной женщины, как вы нет любящего мужчины?

- Он умер много лет назад, - теперь уже без каких-либо эмоций сообщила женщина.

- Сожалею, - заключенный попытался всем своим видом выразить сочувствие. – Но дело вот в чем. – Он моментально переменился в лице. – Вы говорите, что не существует яда, который мог бы начинать действовать ровно через определенный, довольно-таки внушительный, промежуток времени?

- Я не уверена в этом, но думаю, что нет.

- Хорошо, - поддержал Джалал. – Об измене я заговорил неспроста. – Он сглотнул и хотел было вновь пожаловаться на пересохшее горло,но сдержался. – В былые, добрые времена женщины, сомневающиеся в верности своих мужей, использовали одну хитрость. С утра они подмешивали им в еду либо питье яд, который дошел до наших дней под бытовым названием: «яд супружеской верности. Так вот, мужчина, который к вечеру не возвращался домой, скажем, в положенное время начинал чувствовать некий дискомфорт, слабость, удушье и,абсолютно ни для чего более не пригодный, бежал домой, полагая, что вымотался и должен отдохнуть. Дома жена вместе с той же водой поила его противоядием,которое, быть может, заключалось в самом яде. Через некоторое время мужчина вновь становился на ноги. Таким образом ревнивые жены прививали мужьям некую подсознательную тревогу, боязнь или, допустим, стремление провести ночь в кругу семьи. В противном случае те из ловеласов, которые не успевали вовремя испить противоядия попросту погибали, - заключенный перевел дух. – Но суть в другом. Я рассказал вам об этом, чтобы вы развеяли свое сомнения по поводу существования яда подобной категории.

- Возможно, - согласилась Лейсан, которую заинтересовал рассказ собеседника.

- Но господин пошел еще дальше. – Джалал недовольно похрипел.– Он создал некое зелье или черт знает что, при помощи которого держит всю эту пирамиду в стальных клешнях.

- Как ему это удалось?

- Думаете, зная эту тайну, я бы сейчас сидел тут с вами? –заключенный усмехнулся. – Я давно лежал бы в какой-нибудь яме без названия. Никто не знает из чего состоит яд. Его просто принимают, ведь согласившись испить этот напиток однажды невозможно отказаться от него никогда!

- Вы хотите сказать, что не будь этого самого яда, то так называемый господин давно бы пал жертвой сговора?

- Нет, почему же, - вставил заключенный. – Этого никто не посмеет сделать. Как вы думаете, взять к примеру Гитлера, - он улыбнулся. –Или, скажем, Сталина. Разве они пали от рук своих же союзников, приближенных либо подчиненных? Не смотря на то, что оба были широко известными людьми и на одного только Гитлера совершалось около сорока покушений. А если бы убить захотел свой, то убил бы, как Брут Цезаря. И так, вопрос вам. Если уж людей,которых знал каждый первый житель страны и каждый второй ненавидел, не смогли сместить с позиций, то как сделать это с тем человеком, чьего лица ты не виделни разу в жизни, и не знаешь кто он в действительности? И если твое существование напрямую зависит оттого - дышит он или нет?!

- А как насчет человека, который видел его лицо? Вы сказали,его зовут Бахрам.

- Да, - согласился мужчина. – Но зачем Бахраму предавать господина, если он является тем, кому господин верит, как брату, в чьих руках заключена всё та же власть. – Джалал слегка насупился, затем добавил:

- И потом, если умрет господин, то вслед за ним первым умрет его верный слуга, - пояснил он. - Знаете, человек стоящий на верху пирамиды Ласка имеет к тому же нечто вроде ящика Пандоры.

- Что вы имеете в виду?

- А то, что если с господином что-нибудь случиться, то наружу,словно по мановению волшебной палочки, вылезет вся информация о членах сообщества, о главах кланов, о тех высокопоставленных и рядовых лицах, которые когда-либо сотрудничали с обществом и многое, многое другое. Так или иначе,господин является таймером бомбы, который включится только после его смерти.Хочу напомнить вам, что в процессе вступления в общество, никто из будущих членов не подвергается насилию. Каждый добровольно принимает законы, которыми он должен будет руководствоваться впоследствии. А приняв эти законы можно отказаться от них лишь посмертно.

- Скажите Джалал, чем вы занимались в жизни?

Взгляд Лейсан в ходе разговора слегка изменился, словно женщина забыла о том, что человек, сидящий напротив нее, является убийцей. Ее теперь удивляло то, что он говорит совершенно правильно и чисто, ей нравилась его дикция, ей было интересно его слушать. Беседуя с ним, у Лейсан складывалось впечатление, что Джалал не изверг, а случайно заволоченный в эту историю парень,хорошо разбирающийся в жизни и знающий достаточно много.

- О себе я расскажу вам завтра, - вежливо ответил Джалал. – А сегодня у меня есть для вас сюрприз, который просто восхитит вашего капитана,не смотря на то, что сюрприз этот является довольно изощренным.

- Какой сюрприз?

- Дайте мне один лист из вашего блокнота и ручку.

Лейсан выждала несколько мгновений, колеблясь над просьбой собеседника, но потом все же вырвала листок бумаги и протянула его вместе сручкой мужчине.

- Признателен, - поблагодарил заключенный. – А пока спрашивайте о том, что вас интересует, кроме моего прошлого и настоящего.

- Где находится логово?

Джалал отвлекся от черчения, посмотрел на женщину исподлобья и улыбнулся.

- Я не могу сказать того, чего не знаю. Не просите меня дать вам информацию по которой вы смогли бы выйти на следы членов общества, не просите меня называть координаты кого-либо из них потому, что я ничего этого не знаю. Я могу дать вам лишь координаты места, где я снимал квартиру, не более того. Каждый из членов государства отвечает только за себя и знает только осебе.

- Не совсем вас понимаю, - слегка разочаровано проговорила Лейсан.

- Послушайте, я могу поведать вам как был построен корабль,могу описать вам его, могу назвать вам членов команды, но не могу сообщить вам,где он дрейфует, так как не знаю этого, - он улыбнулся. – Чтобы знать, где находится судно необходимо быть на его борту.

- Вы упомянули про кланы.

- О да! – воскликнул мужчина. – Хороший вопрос, - подчеркнул он. – Государство Ласка делится на кланы, касты, на слои, если хотите. – Он непереставал что-то чертить на бумаге. – На самом верху, как вам уже известно, стоит господин Кали, его клан это все, вся пирамида. Он неприкасаем, он на Олимпе, он все знает и все видит, словно всевидящее око. Дальше идут другие кланы. Всего их девять, не считая первого. Каждый клан является данью почтения самым выдающимся убийцам всех времен, начиная с кровавой графини, заканчивая Чикатило. – Он снова поднял глаза на собеседницу. – Вы хотите, чтобы я рассказал про каждый клан?

- Вы должны рассказать, - настояла Лейсан. – Но мне нужна ручка.

- Хорошо, я уже почти закончил, - произнес заключенный и,сделав последний штрих в своей картине, сложил листок. – Прошу вас, - он передал ручку Лейсан.

- Назовите кланы.

- Первым, как я уже сказал, идет клан Бахрама Кали, дальше - клан графини Батори, затем стоит клан Генри ли Лукаса, Гарольда Шипмана, Педро Алонсо Лопеза, Ричарда Рамиреза, Андрея Чикотило, Джона Гейси, Хармана Фрица,Теодора Банди, приблизительно в такой последовательности, но это не важно. Во главе каждого из кланов стоит один более-менее приближенный к господину человек.

- О чем говорят названные вами имена?

- Я же сказал, что каждый из кланов назван в честь самых хладнокровных и изощренных серийных убийц своего времени. Главу клана зачастую называют по имени этих самых душегубов и во многом действия каждого из кланов похожи, а точнее идентичны действиям и методам человека, в честь которого клан и был назван. К примеру, клан доктора Шипмана действует, как когда-то работал со своими жертвами и сам Гарольд Шипман. То же самое и с остальными. Это не канон, а скорее приверженность.

- То есть все так просто? Убийства, которым на протяжении вот уже нескольких лет никто не может найти объяснений, скидывая все на больную человеческую психику, на самом деле носят отчетливый, ярко выраженный характер?

- Нет, почему же? Если уж на жертве запечатлена некая отличительная метка, то невозможно не догадаться о том, что убийца является чьим-то последователем. Достаточно лишь проверить факты и все ляжет на стол.

- Это дико, - Лейсан пыталась потушить в себе загоревшийся фитиль гнева. – Я хочу спросить у вас кое-что, но ответьте честно. – Она вгляделась ему в глаза с каким-то ироничным оттенком, как если бы снова считала себя на сотню голов выше этого человека.

- Я отвечу, - заверил собеседник. – Но только завтра. – Он развернул лист бумаги. – Вот, держите. Капитан будет в восторге. Это место преступления с самой жертвой.

Лейсан, с легким недоумением, изучала теперь лист бумаги с чертежом заключенного.

- Вам ни в коем случае не стоит ехать с ними на это место, -он улыбнулся. – Хотя, капитан и сам не позволит вам этого сделать, но все же ни в коем случае не вздумайте!

- Здесь обозначены координаты места преступления?

- Да, - кивнул заключенный. – Вместе с многострадальной жертвой. Ступайте, дайте лист капитану, подкормите его, - засмеялся он.

Edited by Эмир Эмиров

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 23

Выслушав Лейсан, капитан Османов теперь, разрезая кабинет нервной ходьбой, рассматривал нарисованную заключенным картинку. Где-то вцентре этого рисунка была поставлена жирная точка, обозначенная словом «клад»,словно чертеж этот был некой картой.

- Он что издевается! – наконец вырвалось у офицера. Он перевел испытывающий взгляд на женщину.

- Сказал, что это сюрприз, который предназначен именно для вас, - парировала Лейсан.

Османов подозревал во всем этом некий подвох, полагая, что заключенный хочет привести в жизнь заранее заготовленный план. Он словно забыло том, что является полицейским и опасался попасться на уловку, в кульминации которой он остался бы в дураках. Но как все это будет выглядеть, Османов не моги представить.

- Может быть это игра? – обратился он к женщине, надеясь, что она скажет что-нибудь дельное, – может, он специально все это придумал?

- И что? – вопросила Лейсан. – Для чего ему это нужно? Не думаю, что этот человек на столько глуп, чтобы надеяться на побег.

- Я не об этом, - смутившись, отмахнулся Османов. Его слова и вправду звучали достаточно нелепо, он прекрасно понимал это. Но в силу того,что капитан уже сделал то, чего не должен был делать, а точнее пошел на поводу у преступника, он не имел права ни на малейшую ошибку. Проявив мимолетную слабость в присутствии женщины, которую он втянул во всю эту историю, Османов попытался реабилитироваться.

- Вы правы, - строго издал он и поднял телефонную трубку. –Гараев?! Срочно зайди ко мне в кабинет. – На этом разговор оборвался.

Через неполную минуту в дверь вошел молодой парень двадцати семи лет, атлетического телосложения, с коротко остриженной головой и сломанным, боксерским носом.

- Слушаю, капитан.

- Возьми Имранова и Заура, приготовь машину. Нужно будет кое-что проверить. Наш зэк едет с нами, - докончил Османов.

- Куда? – в недоумении поинтересовался парень.

- Следственный эксперимент, черт бы его подрал, - рявкнул капитан, раздраженный вопросом Гараева. – Еще какие-нибудь вопросы?

- Я пойду за Имрановым, - ретировался парень.

- Давай, быстрее, - прокомандовал Османов и подчиненный удалился. – А вы идите домой, - обратился он к женщине, – я все проверю.

- Послушайте капитан, - начала Лейсан, буравя мужчину глазами.– Не поддавайтесь его провокациям, этот человек может с легкостью загипнотизировать любого.

- Не беспокойтесь, это не для меня, - вздохнул Османов, уловив некую иронию в словах женщины. – Может, он просто водит нас за нос и это его очередной каприз, - он улыбнулся. – Захотелось подышать свежим воздухом.

- Не думаю, что тут все так просто, - проговорила Лейсан и встала на ноги.

- Я позвоню вам вечером и скажу, что делать, - вставил капитан,намекая на то, что ей пора уходить.

- Будьте осторожны, - с искренностью произнесла женщина.

Edited by Эмир Эмиров

Share this post


Link to post
Share on other sites

извиняюсь, что так долго не было, просто я на споре одного ганд...а вафлями кормил.)) можете посмотреть щас, завтра меня наврено закроют.)

новые главы будут завтра.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Извиняюсь за долгий перерыв и за отступление.

армянин, по имени Роберт, если я тебя тут увижу, то мое доброе сердце уже не станет прощать тебя в силу твоего возраста, сунь голову глубже в песок и не показывайся.

Edited by Эмир Эмиров

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 24

Полицейская машина уже успела миновать пределы столицы и теперь двигалась вдоль береговой линии, в сторону Гарадагского района. Джалал сидел на заднем сиденье, между старшим лейтенантом Гараевым и лейтенантом Имрановым. Его руки и ноги были скованы прочными цепями наручников. Капитан Османов сидел впереди, справа от водителя Заура.

- Может, ты все-таки скажешь ради чего мы едем в такую даль? –Османов смотрел в зеркало заднего вида, где уловил взгляд заключенного.

- Какая разница? – легким вопросом на вопрос ответил Джалал. –Могу только обещать, что вам это понравится, - он улыбнулся, но лишь самому себе. – Любого другого человека это повергло бы в шок, но вам это понравится.

- Если так, то почему ты молчал об этом с самого начала? –осведомился капитан.

- Знаете, какое мое любимое правило в этой жизни? – Джалал улыбнулся капитану в зеркале.

- И какое же? – вставил старший лейтенант Гараев. – Надежда умирает последней? – усмехнувшись, сыронизировал он.

- Надежда находится на самом дне и она никогда не умирает, -проговорил скованный, но для Гараева его слова ровным счетом ничего не значили.– Всему свое время, всему свое время… - повторил заключенный. – Я всегда придерживался этого правила и никогда не делал ничего раньше времени.

- Выходит, - начал капитан. – Ты считаешь, что именно сейчас пришло время для твоего сюрприза?

- Послушайте, капитан, - Джалал оглядел сидящих по бокам офицеров и продолжил. – Вам нечего беспокоиться, это, по меньшей мере, легкомысленно.Вас четверо, я один. Вы свободны, я в смирительной рубашке. У вас оружие, у меня, - он засиял. – У меня ни хрена.

- Ты прав, - ответил Османов. – Нам нечего опасаться, тем более что тебя скорее пристрелят, чем освободят.

- Так и я о том же, - воодушевленно поддержал заключенный. –Вам вообще не надо было брать меня с собой.

- Почему? – осведомился лейтенант.

- Это может стоить всем нам жизней, - спокойно ответил Джалал.

Всех четверых заявление заключенного порядком насторожило, но Имранов заволновался больше остальных. Что-что, а умирать сегодня ему абсолютно не хотелось. С другой стороны, лейтенант был, не смотря на свой внешне вполне гладиаторский вид, редкостным трусом и работа в его случае служила ему лишь прикрытием. Она была чем-то вроде отмазки, хоть пошел он этой стезей и не по своей воле. Еще одной чертой его смешенного характера была его любовь к глупым и неуместным шутка, которые, во всяком случае, он считал вполне остроумными.

- Выходит, мы едем в лапы прямо к своей смерти? – улыбаясь,проговорил лейтенант, намереваясь скрыть страх за шуткой.

- Не думаю, - ответил Джалал. – Хотя, будем надеяться на то,что вы очень хорошо стреляете. – Он врезался взглядом в глаза парню, который замялся еще больше. – Вы ведь ходили в тир?

- Довольно, - встрял Османов. – Долго нам еще ехать?

- Минут двадцать, тридцать, - сообщил заключенный. – Это место находится рядом с цементным заводом, возле кладбища, в точности там, где я и указал.

- И что же мы там найдем? – спросил Имранов, ухмыльнувшись.

Казалось, лейтенант изо всех сил пытался доказать человеку,чьи запястья были скованы железными браслетами, что его слова на него ничуть не подействовали, а наоборот лишь рассмешили.

- Уверяю вас, вы все увидите своими глазами, - заверил заключенный. – Какой смысл сюрприза, если я выдам его еще до начала спектакля.

Мчась по Сальянскому шоссе, автомобиль въехал в поселок Сахиль. До места, указанного на начерченной Джалалом карте, оставалось меньше трех километров. Все время дороги капитан Османов тщательно рассматривал в боковом зеркале часто регенерирующий хвост машин, что ехали позади. Стоило одному из случайных автомобилей мчаться за ними дольше нескольких минут не обгоняя, как капитан бил внутреннюю тревогу, полагая, что это слежка. Но до конца пути ни одного подчеркнутого кандидата Османов так и не выдвинул. Проехав поселок, автомобиль поднялся на мост, плавно уходящий вправо. Море, которое все время пути можно было разглядеть слева, осталось сзади.

- Уже почти, - спокойным тоном заявил заключенный, когда машина съехала с моста. – Доедем до этой горы, - он указал рукой нанарисовавшуюся впереди возвышенность.

- До этой? – переспросил Османов.

- Да,- ответил Джалал. – Жми на тормоз гонщик.

- Что за хрень, - брякнул водитель, сбавляя скорость.

Впереди дорога была избитая и усеянная глубокими, изогнутыми ямами.

- Ничего, езжай, - приказал капитан, наблюдая за движущейся напротив машиной.

Плетясь на самой минимально скорости, автомобиль плавно преодолевал внезапные препятствия, тянущиеся длинной змейкой. Проехав около полкилометра, автомобиль поравнялся с возникшим слева зданием кирпичного завода. Теперь было понятно, почему дорога в этих краях была местами осыпана красной пылью.

- Влево, - произнес заключенный и автомобиль заехал наоткрытый склад с разложенными в ряд кирпичами. Заур заглушил двигатель. Первым из салона выбрался капитан и огляделся по сторонам. В их сторону, на небольшой скорости, ехала светлая нива. Поравнявшись с ними, машина свернула вправо к растянувшемуся на несколько гектаров кладбищу. Османов перевел взгляд и жестом руки дал знак ребятам.

- Оставайся в машине, - обратился он к водителю,– и смотри в оба.

- Хорошо, - согласился Заур, закуривая папиросу.

Гараев с Имрановым встали по бокам от заключенного и вцепились в его локти.

- Что дальше? – спросил капитан, осматривая окрестность.

Джалал улыбнулся и кивнул в сторону возвышенности.

- Надо чуть-чуть подняться. Дойдем до подножья, это не трудно.

- Хорошо, - согласился Османов.

Преодолев невысокий забор склада, офицеры, вмести с преступником, шли теперь к подножью горы, оставляя позади большие валуны и мокрый, вязкий песок. Периодически слыша шум проезжающих машин, капитан Османов оборачивался назад, чтобы убедиться в безопасности оставленного на карауле водителя. Заур покинул салон и, прислонившись тазом к капоту, глядел вслед уходящим, докуривая сигарету. Оказавшись у самого подножья, заключенный остановился и огляделся.

- Теперь сюда, - произнес он, обводя глазами огромный, испещренный временем валун.

Подойдя к камню, он улыбнулся, словно разгадал некую загадку.

- Тут! – уверенно выдал Джалал, указывая на несколько выбившихся из земли и единственных во всей округе цветков фиалки. – Точно, это здесь.

- Что здесь? – спросил Османов, любуясь красотой светло фиолетового растения.

- Вы знаете, что это за цветы?

- Фиалки, - ответил капитан. – Но какая к черту разница?

- А почему фиалки растут именно тут? – он указал на растения.– Только тут, больше нигде.

Османов промолчал. Гараев с Имрановым стояли, не издавая ни звука.

- О чем говорят эти цветы? – упорствовал заключенный. – В чем смысл того, что они растут именно тут?

- Капитан, - обратился лейтенант к Османову, – разрешите мне его пристрелить.

- Поясни, что ты имеешь в виду? – офицер смотрел на Джалала в упор, пропустив слова Гараева мимо ушей.

- В Древней Греции фиалка считалась цветком смерти, -улыбнулся заключенный. – Ими усыпали тела мертвых девушек, либо их могилы, - он вкрадчиво вгляделся в глаза капитана. – Это и есть могила.

- Что ты несешь?

- Прикажите своим людям копать тут и вы все сами увидите, -сообщил Джалал, наблюдая за выражением растерянного капитана.

- Имранов! – капитан перевел взгляд на лейтенанта. –Нет, - он махнул рукой и полез в карман за мобильным.

Набрав номер, он прислонил телефон к уху.

- Заур, - прокричал капитан в микрофон. - Заур, слушай. Беги на кладбище и одолжи там лопату, - он нервно чертыхнулся. – Возьми у них чертову лопату и скорее сюда, быстрее!

- Дочь Зевса и Деметры, - вдруг начал заключенный. - Красавица Персефона собирала понравившиеся ей цветы – фиалки. В это время сзади к ней подкрался бог смерти и ужаса - Аид. Красавица пустилась в бег, держа в руках прекрасные цветы, но безжалостному и хладнокровному Аиду все же удалось ее настигнуть. Отбиваясь от кровожадного чудовища, которое в конце концов унесло ее под землю, девушка выронила из рук цветы, что успела собрать. С тех пор милейшая Персефона живет в подземелье вместе со своим мужем Аидом и земля плачет горькими слезами по этому созданию и каждый, кто вспомнит о ней, бросит к месту ее погребения эти злосчастные цветы.

- Заткни пасть, - Гараев ткнул говорящего в бок. – Умолкни!

- Если вам когда-нибудь придется созерцать эти чудесные лепестки, - Джалал указал пальцем вниз и прищурился. – Знайте, под ними погребено человеческое создание. Фиалки всегда растут на месте, пропитанном скорбью и печалью.

- Закрой рот, - рявкнул капитан и, оглянувшись, заметил бегущего к ним водителя с лопатой в руке.

«Молодец» - промелькнуло в мыслях у офицера.

Заур бежал достаточно быстро, спотыкаясь о лежащие повсюду камни. Через минуту он уже протягивал Османову лопату. Капитан выхватил из рук водителя деревянную жердь с железным наконечником и взглянул на заключенного.Заур тем временем согнул ноги в коленьях и, упираясь в них ладонями, взял паузу на отдышку.

- Копайте, - произнес Джалал. – Но жаль, что поздно, -улыбнулся он. – Бей прям по цветкам.

- Давайте, - Имранов предложил взять у капитана лопату, чтобы копнуть, но тот лишь сжал ее сильнее в руках.

- Я сам, - отказался он и с силой воткнул кончик лопаты вземлю, раскрошив ею фиолетовые бутоны. Первый копок не дал никаких результатов так же, как и несколько последующих. Все четверо нервно смотрели в постепенно увеличивающуюся яму. Когда углубление достигло метра, откуда-то из земли вырвался резкий, смердящий запах. Зловонье вынудило всех, кроме капитана и заключенного, прикрыть носы и рты ладонями. Стоило Османову, который действовал сейчас словно зомби, в очередной раз воткнуть лопату в яму, как он почувствовалнекое уплотнение. Он опустился на корячки и, ковырнув железякой, разглядел разлагающиеся останки человеческого тела.

«О, Боже» - разразилось в его сознание и, подняв голову, он вонзил взгляд в глаза ухмыляющегося Джалала.

- Я же говорил, что вам понравится.

Edited by Эмир Эмиров

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 25

Лейсан вернулась домой в девятом часу вечера. После допроса она первым делом зашла к подруге, чтобы немного успокоиться, прежде чем идти к матери, где гостевала ее дочь. Побеседовав с Эльвирой, Лейсан немного расшатала намертво скрученные болты внутреннего волнения, подкованные страхом. Муж подруги, который пораньше вернулся с работы, вызвался отвезти гостью к матери. Эльвира настояла на том, чтобы подруга приняла предложение. Лейсан ничего не оставалось, как согласиться, хоть ей и было неловко. В пути она едва ли выронила два-три слова, в то время, как Шариф был весьма многословен. Это мертвое настроение сопровождало ее весь день. Просидев полтора часа с дочерью и мамой, женщина поспешила вернуться домой. Лейсан подсознательно чувствовала, что находясь рядом с дочерью, подвергает ее опасности. Ей было спокойнее, когда она была далеко от своего ребенка. Сейчас она сама была некой потенциальной опасностью. Во всяком случае, ей так казалось. Все время, пока дочь была рядом, Лейсан хотела поскорее вернуться домой. Она успела соскучиться по Амине, не смотря на то, что видела ее еще утром, но все же материнское предчувствие взяло свое. В родные стены ей пришлось идти уже одной. В подъезд Лейсан вошла прилично промокшей. Открыв входную дверь, женщина сразу же взялась проверять расставленные в коридоре и по всей квартире ловушки, для незваных гостей. Тапочки, что лежали у входа, касаясь друг друга носочками, рассыпанные на полу горошинки, неприкрытые до конца двери и, наконец, сплетенные по особому шторы на окнах оставались в том же положении, какое хозяйка придала им выходя из дома. Убедившись в неприступности своего жилища, она пошла в ванную, затем в спальную комнату и переодевшись направилась в гостиную. По привычке Лейсан сразу же включила телевизор. Измотанная и выжатая, как лимон, она утонула в мягком кресле. Стоило загореться экрану, как Лейсан вдруг вспомнила, что придя домой обещала сразу же позвонить и сообщить об этом подруге. Устало шаркая тапочками, она снова пошла в коридор за сумкой, в которой лежал телефон. Подруга ответила сразу же, словно ждала ее звонка с телефоном в руках, но сама почему-то не звонила.

- Я дома, все в порядке, - как на духу выдала Лейсан. – Ты что носишь телефон на цепочке?

- Да нет, - пыхтя, проговорила Эльвира. – Я только дала отбой своему многоуважаемому дядюшке, как сразу же нарисовался твой глупый номер на дисплее.

- Ясно. У тебя загнанный голос, чем ты там занималась?

- Как чем? – удивилась подруга. – Готовлю.

- И вместо ложки у тебя телефон, - шутливо заметила Лейсан. – Не мужа ли ты случаем там готовишь? Или вы готовите вместе?

- Ты на что-то намекаешь? – игриво поинтересовалась Эльвира.

- Да так, - отмахнулась Лейсан, якобы не желая пристыжать подругу. – Говорю я о том, как император Генрих четвертый пошел-таки в Каноссу к папе римскому.

- Ха-ха-ха, - звонко издала подруга. – Скажи лучше как Аминка?

- Нормально, хорошо, ты ведь ее знаешь, мама вся извелась, - Лейсан захихикала. – Не ребенок, а бесенок.

- Знаю, знаю, - поддержала подруга. – Только что вспоминала, как ты специально одевала ей на голову разные повязки, опасаясь, что бедняжка с возрастом может стать лопоухой. Смеялась до посинения, - Эльвира расхохоталась. – Ты не мать, а чудовище.

- Отвечу твоими словами – Ха-ха-ха! Зато результат?! – совершенно серьезно заявила Лейсан.

- При чем тут результат? – не переставала смеяться подруга. – Ты измучила бедного ребенка, со временем она тебе отомстит. – Эльвиру захлестнула новая волна смеха. – Мне и тогда было весело смотреть на твои старания. Как ты назвала свою методику? Волшебные ободки Лейсан?

- Иначе, ушки у нее торчали бы в разные стороны, как у тебя!

- Ладно, ладно, - вдоволь насмеявшись, перебила подругу Эльвира. – Скажи лучше, нет ли никаких известий от твоего офицера?

- Пока нет, наверно, расскажет все завтра, - с легкой разочарованностью проговорила Лейсан.

- А что сама не позвонишь?

- Думаю, не стоит.

- Может, твой доктор Лектор сделал с ним что-нибудь ужасное, например, съел, - пошутила подруга. – Может, узнаешь?

- Думаешь?

Глупое высказывание подруги вызвало у нее некое беспокойство по поводу того, что с Османовым в действительности могло что-либо произойти, хоть это и было невозможным в ее представлении.

«Как заключенный, скованный и обезоруженный, может причинить вред нескольким офицерам» - успокаивающая фраза закрутилось у нее в голове, но вдруг она вспомнила опасения Хасбулата по поводу того, что это может быть заранее подготовленным планом и ей стало дурно. А то, что капитан до сих пор не позвонил, хоть и обещал это сделать, теперь подливало масло в огонь ее разыгравшегося воображения.

- Думаю – да! – ответила Эльвира. – Кто знает, может что-то и впрямь случилось.

- Вот почему тебе обязательно необходимо меня раззадорить? - раздраженно выдала Лейсан. – Что в конце концов могло случиться? Завтра все узнаю. Раз сам не позвонил, значит так надо.

В этот момент она услышала тихие, частые гудки, означающие второй звонок на линии.

- Погоди, - Лейсан отвела телефон от уха, чтобы посмотреть на номер вызывающего ее абонента. Это был капитан Османов. С груди женщины словно сползла чья-то довольно грузная стопа. Женщина непроизвольно заулыбалась.

- Что случилось? – донесся голос Эльвиры из динамика.

- Это он, - сообщила Лейсан. – Я тебе перезвоню, - и, не позволив подруге высказаться, дала ей отбой, затем ответила второму вызывающему.

- Алло, - произнес мужчина.

- Да.

- Вы не спите?

- Нет, - ответила Лейсан. – Что произошло?

- Все в порядке, - успокоил Османов. – Мои опасения были ложными.

- Что он вам показал?

- Завтра будьте в отделении в шесть, я вас встречу, - сухо проговорил капитан.

- Вы нашли то, что он указал на бумаге?

- Да, - лаконично ответил Османов, не имея ни малейшего желания вдаваться в детали.

- Что это было?

- Не думаю, что вам необходимо знать об этом, - отмахнулся мужчина.

- Что там было капитан? – упорствовала Лейсан.

- Я же сказал, вам не стоит…

- Вы должны сказать мне, - перебила она его. - Что там было?

- Мы нашли труп.

Edited by Эмир Эмиров

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 26

Закончив разговор с Лейсан, капитан Османов почему-то подошел к окну и посмотрел на улицу. Во дворе на высоких железных столбах светили несколько фонарей, освещающих стоянку перед домом. От них исходил светло-оранжевый свет. Капитан никогда не задумывался, почему фонари горят именно этим необычным цветом. Лишь сейчас, наблюдая капельки дождя, которые, благодаря яркому освещению, выглядели словно апельсиновый сок, мысли об оранжевом цвете случайно и абсолютно некстати проникли в сознание мужчины. Он простоял у окна не дольше минуты, глядя на фонари и мучаемый не задаваемым ранее самому себе вопросом, который теперь уже вытолкнул все остальные мысли и соображения из его раскаленной от раздумий и переживаний головы. Но у капитана так и не получилось доползти до ответа. В его сознании вертелся лишь один вопрос: «Почему фонари горят оранжевым цветом?» и больше ничего. Стоило ему начать выстраивать логический ответ на эту загадку, как цепь его мыслей обрывалась и снова все начиналось с вопроса: «Почему?». Османову казалось, будто он видит сон, в котором пытается торопливо набрать знакомый телефонный номер, но раз за разом почему-то путает кнопки, хоть и знает последовательность цифр наизусть. Он часто видел похожие сны, в которых никак не мог набрать тот злосчастный номер, пока не просыпался и не понимал, что все это ему лишь сниться. Вот и сейчас прозрение, а точнее пробуждение, настало внезапно. Мужчина вдруг вспомнил, что на кухне обедает сын и отошел от окна. Дойдя до кухни, Хасбулат обнаружил, что ребенок, которого звали Руслан, уже успел поесть и теперь моет за собой посуду.

- Ну, как? – бодро начал отец. – Наелся?

- Да, - без особого энтузиазма ответил мальчик.

Османов догадался еще накануне, по поникшему настроению сына, что у того какие-то неприятности, но не стал ни о чем спрашивать, ожидая, что при необходимости Руслан сам обо всем ему расскажет. Мужчина с самого детства учил сына преодолевать трудности и стараться решать свои проблемы, по мере возможности, самому. Ребенок рос обделенный материнской лаской и со временем, начиная осознавать некоторые жизненные каноны, становился замкнутым и довольно агрессивным. Отец был частым гостем в школе, где учился Руслан, за столом у директора, завуча, либо по инициативе учителей. В основном вызывали его из-за проделок, под которыми почти всегда подразумевалось участие его сына в школьных драках и других дебошей. Османов бесчисленное множество раз увещевал всех недовольных, что по вине Руслана подобных инцидентов больше не будет, что он основательно поговорит с сыном и даже накажет его, но стоило им обоим выйти за пределы учебного заведения, как капитан, глядя в глаза сыну, спрашивал:

- За дело?

- Да, - всегда отвечал мальчик.

- Надеюсь, бил сильно, - подшучивал отец и на этом их разговор о данном происшествии рассасывался.

Обычно ребенок сам подходил и сообщал отцу, что его вызывают в школу. Больше он не выдавал никаких подробностей. Он никогда не говорил откуда у него синяки и ушибы. Капитан никогда и не спрашивал сына о таких вещах. Лишь в редких, самых безнадежных либо самых героически запоминающихся случаях сын с неохотой, а порой и огоньком в глазах, раскрывал детали. Но это было, пожалуй, исключением. Сейчас, смотря на сына моющего тарелку, Османов чувствовал некий болезненный комок в груди. Он всецело понимал, что взвалил на плечи мальчик слишком весомый груз, по причине которого Руслан и стал таким отрешенным. После смерти жены, мальчик был единственным, кто остался у капитана от любимой женщины. Но та пустота, которая образовалась у него внутри, не могла быть заполнена ребенком. Он любил жену больше жизни и с ее уходом, будто ушел и сам. Осталась лишь малая часть от того человека, который любил и радовался раньше. Теперь он желал лишь мести. Да, Османов любил своего сына и с легкостью отдал бы за него жизнь и убил бы любого, кто посмел бы причинить мальчику боль, но на этом его любовь заканчивалась. Он заботился о нем, но эта забота заключалась лишь в скрытом, бережливом отношении. С уходом жены, Османов потерял все присущие человеку чувства. И хотя капитан прекрасно понимал, что он слишком жесток и холоден по отношению к Руслану, но все же мужчина не мог заставить себя измениться. Это было невозможным. Таким же невозможным, как и отрицание того, что его жены больше нет. Разложив столовые приборы по местам, Руслан, все с тем же тоскливым выражением, которое в принципе было его обычным видом, направился в зал. Стрелки часов показывали двадцать один тридцать. Обычно мальчик ложился спать между десятью и двенадцатью часами ночи. Отец очень редко делал ему замечания по этому поводу. Лишь когда большая часовая стрелка переходила полуночный рубеж, Османов мог намекнуть сыну, что пора уже ложиться, но не редко Хасбулат в это время отключался уже и сам. Оказавшись в зале, мальчик уселся в кресло, напротив телевизора. Отец вошел следом и присел на диван, слева от сына. Даже сейчас, сидя в одной комнате, отец с сыном были весьма молчаливы и отдалены друг от друга. Такое сосуществование не доставляло им никаких неудобств, наоборот, им так было комфортнее, словно им и не о чем было поговорить. Их обоих как будто абсолютно не интересовала личная жизнь друг друга. Отец всегда жил, хоть и не для себя, но в себе и со временем сын полностью перенял эту черту, появившуюся у Хасбулата в результате глубокого рубца на сердце. Руслан был еще совсем ребенком, но мыслил и вел себя абсолютно по-взрослому. С детства чувствуя рядом с собой лишь холодного, хоть и готового за него умереть, отца, он охолодел и сам. Османов это понимал, но был слишком сильно ранен, чтобы измениться. Да он и не пытался. Но сегодня вечером ему вдруг захотелось о чем-нибудь поговорить с сыном. Этот позыв, обернутый неким, казалось, давно утраченным сентиментализмом, нарастал откуда-то из глубины.

- Как у тебя дела? – вдруг поинтересовался мужчина у сына, уныло глядящего в экран телевизора. – Все в порядке? – добавил он.

- Да, все в порядке, - ответил Руслан без какого-либо намека на продолжение беседы.

- Как в школе?

Мальчик обернулся и посмотрел на отца.

- Все в порядке, - повторил он.

- Почему нет настроения? – продолжил отец. – Что-то стряслось?

- Нет, все в порядке, - все тем же шаблоном ответил Руслан.

Османов хотел было оставить затею разговорить ребенка, но по какой-то непонятной причине не смог сдержаться.

- Давно меня не приглашали в школу, - произнес он, без единого уклона на то, что ему это не нравится. Не было и иронии. Это высказывание было каким-то легким и поверхностным, просто для того, чтобы хоть как-то завязать разговор. – Как там ваш классный руководитель?

- С ним тоже все в порядке. – Мальчика, который не привык к сантиментам, расспросы отца начали слегка раздражать.

- А что там, насчет… - начал было Османов, но вдруг в дверь квартиры кто-то громко и нагло постучался.

Отец с сыном переглянулись. В это время к ним редко кто заглядывал и тем более без предупреждения.

- Сиди тут, я открою, - произнес капитан и пошел к двери. Некая тревога вмиг пробралась в его грудь. Подойдя к дверному проему, Хасбулат посмотрел в глазок. За дверью никого не было. Простояв так несколько секунд, он пошел обратно в комнату к сыну, предполагая, что кто-то ошибся дверью и во время понял это, но не успел мужчина усесться на место, как неприятный грохот вновь пронесся по квартире. Отступившая тревога теперь уже пропитала его сердце. Поймав на себе недоумевающий взгляд сына, Османов вновь указал ему сидеть на месте и пошел в спальную комнату. Взяв свое табельное оружие, он направился к двери. Смотря в глазок, мужчина вновь никого не увидел. Держа за спиной пистолет, он задвинул засов и медленно потянул за опущенную дверную ручку. В подъезде никого не оказалось и он хотел было выйти, все так же держа за спиной оружие, как вдруг заметил под дверью небольшой вздутый конверт. Османов не стал сразу поднимать его. Выйдя в подъезд, он спустился вниз по лестнице, тщательно вслушиваясь в каждый звук. За стеной никого не было и, оглядевшись по сторонам, он пошел обратно. Дойдя до двери, капитан поднял конверт и вошел внутрь квартиры. Сын стоял в коридоре с недоумевающим видом.

- Все в порядке, - успокоил отец. – Алик что-то принес. - Он приподнял конверт.

- Хорошо, - произнес сын и вернулся в зал.

Османов вошел в свою комнату и закрыл дверь. Раскрыв чистый конверт, без каких либо надписей, который, по-видимому, был сделан кем-то собственноручно, он вытянул из него аудио кассету и сложенный вдвое лист бумаги. Развернув его, капитан наткнулся на текст.

«От друзей» - было озаглавлено послание. – «Дорогой и многоуважаемый капитан. Настоятельно рекомендую вам прослушать запись, которая хранится на кассете, что вы извлекли вместе с этим листом. Благодарю вас за здравомыслие» - заканчивался текст.

Капитан все еще не понимал, кто может быть автором этого письма и, отбросив лист вместе с кассетой на кровать, побежал в зал к сыну.

- Твой магнитофон работает?

- Что? – опешил ребенок.

- Кассетница, - произнес отец. – Там есть место, куда можно вставить аудиокассету?

- Есть, но они не работают, - ответил сын. – Что-то с головкой.

- Черт возьми, - выругался Османов и, не обращая вниманию на реакцию сына, вернулся в спальную комнату. Подняв с кровати кассету, он вдруг вспомнил, что может включить ее в машине и снова вернулся в зал.

- Я сейчас вернусь, надо взять кое-что из машины - обратился он к Руслану,– идем, закроешь за мной дверь.

- Почему? – мальчик не понимал что происходит. Он не знал для чего нужно закрывать дверь, если отец скоро вернется.

- Я сказал закрой дверь! - раздраженно выговорил Османов. – Откроешь, когда я постучу, понял? Посмотри в глазок, прежде чем открыть!

- Да, - кивнул мальчик, все еще не понимая отца.

Обувшись, Османов открыл дверь.

- Никому не открывай. Я буду в машине и скоро вернусь. Ты понял? – повторил отец, абсолютно не заботясь о том, что сына эта ситуация может напугать. – Посмотришь в глазок и потом откроешь. Я сейчас вернусь? – нервно добавил он и после того как сын кивнул, захлопнул дверь. Услышав щелчок задвинутого сыном засова, он побежал вниз по лестнице. Спустившись, капитан направился к стоянке, где отдыхал его автомобиль. Теперь уже оранжевый свет фонарей был ему абсолютно не интересен. Дойдя до машины, капитан нажал на кнопку сигнализации, открыл дверь и уселся внутрь. Разблокировав замок, он сразу же вставил кассету в магнитолу:

«И снова здравствуйте, дорогой капитан. Вы спросите кто это? Но вряд ли я смогу и имею право ответить вам на этот вопрос. Я друг, ваш друг, который желает вам лишь добра. Но мне кое-что от вас нужно, одна маленькая и исполнимая просьба, за очень выгодное вознаграждение. С недавних пор, у вас, как бы правильнее выразиться, на попечении находится некий человек по имени Джалал. Редкий и ужасный тип, бессердечный, гнусный, жалкий, хладнокровный, безжалостный и весьма хитрый убийца. Я мог бы перечислять его так называемые качества до бесконечности, но думаю, что вы и сами, в свете недавно произошедших событий, давно уже обо всем этом догадались. Я уверен, что данной особи, этой твари, не стоит и нет смысла жить среди людей. Он должен быть умерщвлен, убит, уничтожен! Называйте это как хотите, но он должен умереть! Вот мы и добрались до кульминации моего скромного и полного надежд послания. Я хочу, чтобы вы избавились от Джалала. Сделать это для вас будет как раз плюнуть, я в этом уверен. И не важно вследствие чего этот отброс покинет свет Божий, будь то самоубийство, действия ваших коллег в целях самообороны либо вынужденный выстрел вызванный попыткой этого ублюдка бежать, или, скажем, в результате очередного следственного эксперимента. Это не важно, абсолютно не важно! Важно лишь то, что для нас, для вас и для всего человечества в целом будет лучше, если он сдохнет. Вот и все. Вы можете просить любую цену за вашу услугу. Мы готовы вам заплатить. Вы будете жить так, как хотели. Можете даже оставить работу, у вас все будет. Лишь одна маленькая услуга и все в целом измениться к лучшему. Только не надо думать, что вас хотят купить, что вы берете грех на душу и даже совершаете преступление. Вы лишь избавляете наше общество от кровавого убийцы, который в противном случае получит лишь срок и больше ничего. А деньги мы вам предлагаем в качестве компенсации. Мы ведь обязаны хоть как-то отблагодарить человека, который нам не безразличен. И так, капитан”, - продолжал голос, профильтрованный аппаратом, который не возможно было определить. Он словно принадлежал не человеку, а роботу. – “Если вы согласны, а я уверен в этом, так же, как и уверен в вашей мудрости, то завтра, в вечернее время, назовите цену за свою услугу. Около метро Сахиль, в парке «Бакинских комиссаров» напротив библиотеки, с краю первого фонтана, вы обнаружите неглубокую щель. Вам нужно будет опустить в нее свое послание и цену, которую мы должны будем вам выплатить. Я не сомневаюсь в том, что человек вы честный и знаю, что если вы согласны, то готовы будете подписаться кровью. Оставьте свои условия завтра и сделка на этом будет заключена. Как я уже говорил, человек вы умный, поэтому не пытайтесь играть, мы не любим игры. На этом все. Я прощаюсь с вами. Передайте привет Руслану. Он похож на своего отца”.

Edited by Эмир Эмиров

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 27

Черный седан с затемненными стеклами и правительственными номерами плавно мчался вдоль широкой трассы на приличной скорости. Солнце давно скрылось из виду и дорогу теперь освещали лишь яркие фары автомобиля. В салоне, помимо двухметрового охранника, что сидел за рулем, расположились господин Кали со своим слугой Бахрамом. Лицо господина вновь было искусно скрыто за безобразной венецианской маской. Всю дорогу в салоне стояла тишина, пока мужчина в плаще не повернулся к своему слуге, что сидел слева. Бахрам смотрел в окно, но нутром почувствовал на себе леденящий взгляд холодного чудовища и обернулся.

- Ты сделал то, что должен был? – спросил человек с клювом.

- Да, господин, - ответил Бахрам. – Завтра все будет понятно. Либо капитан поможет нам, либо мы заставим его нам помочь.

- Хорошо, - хрипловато одобрил господин. – Этот выродок сразу же сломался. И теперь из него пытаются выбить все, что он знает, - он ухмыльнулся. – Но он ничего не знает, абсолютно ничего, кроме своих глав и лезет вон из кожи, чтобы что-нибудь выдумать. Ты стал всему свидетелем, Бахрам.

- Да, господин, - без лишних раздумий, согласился второй. – На то они и законы.

Сикх, что вел машину, выражал абсолютное безучастие ко всему, что происходило на заднем сиденье. Лицо его почему-то отдавало красными пятнами. Изредка шмыгая прямым и мелким носом, он резко втягивал воздух, издавая при этом характерное сопение, будто ему не хватало воздуха.

- Не могу понять, как он мог ослушаться, - продолжал господин, шевеля губами за безжизненной маской. – Но у безголового этого уже не выпытаешь. До сего момента, клан Фрица меня редко подводил. - Он некоторое время молчал, пытаясь отмотать в голове пленку последних событий. – Меня досаждает некое странное стечение обстоятельств. Поймали именно истощенного. Тебя это не мучает?

- Если бы его не поймали, то мы бы никогда не узнали о том, что он истощенный, - констатировал Бахрам. – Другое дело, ловили и до него, но процесс протекал иначе.

Бахрам, не считая обязательного формализма, заключенного в определенном обращении к мужчине в маске, казалось, был единственным человеком, который не только знал в лицо своего собеседника, но и мог позволить себе разговаривать с ним на равных, лишь с легким волнением, которое зачастую никак себя не выдавало.

- Что скрывается за твоим утверждением?

- Я думаю, что если бы не этот казус, то нам вряд ли стало бы известно про ситуацию в клане, - он задумался, определяя стоит ли ему говорить то, что крутится на языке. – Полагаю, что мы узнали об истощении в момент отнюдь не критический и это скорее везение, ведь все могло обернуться иначе.

Бахрам не видел той хитроватой и в то же время поощрительной улыбки, с которой господин сейчас смотрел ему в глаза, но чувствовал ее всеми клетками своего тела.

- Твои мысли идут в правильном направлении, - благосклонно заметил господин и уткнулся взглядом в спину сикха.

- Омар, - почти выкрикнул он.

- Да, господин, - двухметровый бугай, от неожиданно всплывшей тревоги в груди, заерзал на месте. Не оборачиваясь назад, он навострил уши.

- Что значит для тебя нарушить закон?

- Смерть, - быстро и лаконично ответил мужчина.

- Ты прав сикх, – одобрил человек в маске. - При непослушании смерть придет в любом случае и в своем самом страшном обличие.

- Да, господин, - согласился Омар. – Я лично перережу глотку тому, кто осмелится вас ослушаться, - воодушевленно добавил он, надеясь на похвалу со стороны человека, что сидел сзади.

- Хорошо сикх, хорошо, - произнес мужчина в плаще. - Но у меня и самого руки любят забирать жизни.

- Как скажете, господин.

Мужчина, чье лицо скрывалось за маской, относился к своему охраннику как-то по-особенному, с некой внутренней заботой, словно к домашнему животному, но это ничего не значило и не играло важной роли в судьбе второго, которого господин в любой момент мог разорвать в клочья.

- Почти доехали, - вдруг произнес Бахрам, когда машина сбавила скорость, двигаясь вдоль дороги, усеянной по бокам густым скоплением высоких деревьев. – Еще несколько минут.

Прорезая ярким ксеноном кромешную тьму, укутанную многочисленными листьями, автомобиль свернул вправо и медленно покатился вниз по склонной тропинке. Ломая колесами сухие ветки и вдавливая в землю сорняки, машина, наконец, остановилась у мелкого, бесцветного домика. Внешний вид этого сооружения можно было разглядеть за счет двух факелов, что были вдеты в железные кольца по краям от двери. Дом был частично не достроен и не докрашен. Не имея никакого ограждения, с одной деревянной дверью в центре узкой кирпичной веранды, казалось, это сооружение могло бы стать гостевым для любого проходимца. Возле дома было припарковано несколько машин.

Бахрам включил небольшой карманный фонарик.

- Все ждут только вас, господин, - произнес Бахрам, обращаясь к мужчине в маске, который будто и не собирался покидать салона.

- Ты подготовил его к тому, что ему предстоит пережить?

- Да, господин, все готово, - ответил Бахрам с присущей ему уверенностью в голосе. – Уверен, что это лучший кандидат.

- Хорошо, - одобрительно кивнул мужчина в маске. – Я полагаюсь на твое чутье. Пойдемте, - он потянул за ручку дверцы и, мгновенно выбежавший, здоровяк помог ему выбраться из салона. Оказавшись вне машины, господин вдохнул аромат горящего неподалеку костра и пошел туда, где должен был стать последним и главным звеном в цепочке предстоящего ритуала.

Огонь полыхал в правильном по форме круге-полянке, по периметру которой росли все те же высоченные деревья. Местечко, казалось, было специально вырублено под корень именно для тайных мероприятий многие годы назад. Войдя в этот обведенный стволами деревьев спектр, человек в венецианской маске замер на месте и направил взор в сторону скопления нескольких человек. Тепло от горящего пламени действовало на всех словно снотворное. Бахрам с охранником стояли рядом со своим господином. Главы восьми кланов, заметив появившегося мужчину, повернулись к нему лицом и, приложив правые руки к груди, все вместе сделали символический поклон.

- Не очень хотелось видеть вас всех тут, посреди ночи, но нам необходимо решить важный вопрос. – Мужчина с острым клювом сделал несколько шагов вперед. – Один из наших кланов нуждается в новой главе, так как кое-кто, кого иначе, как предателем назвать нельзя, по известной всем вам причине потерпел крах в своем неуважении. Это произошло у вас на глазах. Вы всему свидетели и знаете, что еще на позапрошлом собрании я был весьма доволен методами и работой этого ничтожества и, да будет уроком всем тем, кто до сих пор не усвоил одну истину, - господин перевел дух, дабы придать своим словам более уплотненное значение. – Я не признаю никого из вас, как бы хорошо я к вам не относился и стоит кому-либо повторить ошибку ныне не существующего, как он отправится прямиком в землю, вслед за своим предшественником. Надеюсь, всем понятен смысл моей тирады. – Он посмотрел на Бахрама. – Пора начинать. Где он?

Бахрам обернулся в сторону дома и прокричал:

- Якуб! Якуб, иди к нам!

- Встаньте в круг, - произнес человек в маске, обращаясь ко всем присутствующим.

Девять человек, включая Бахрама, соприкоснувшись руками, образовали живую окружность радиусом в полтора-два метра. Мужчина в плаще и сикх стояли в стороне. Через пару минут свет костра осветил ступившего на поляну невысокого человека, обличенного в длинный синий плащ с капюшоном, который был надет на его голову. Он сразу же подошел к мужчине в маске и, положив руку на сердце, склонил перед ним голову.

- Ступай в круг! – изрек господин и второй покорно повиновался.

Подойдя к кругу из девяти человек, он пролез под скрепленными руками. Оказавшись внутри, человек в синем одеянии упал на колени и согнул спину, почти упираясь головой в землю.

Выждав некоторое время, господин пошел следом. Не успел мужчина в маске подойти к тому самому месту, под которым прошел так называемый Якуб, как скрепленные руки мужчины и женщины мгновенно распались. Господин вошел внутрь круга и он вновь сделался неприступным. Подойдя к стоящему на коленях, он положил руку ему на голову.

- Тебе известно, что клан твой остался без отца! – он сделал глубокий вдох, словно втягивая в себя душу того, на чьей голове сейчас была его ладонь. – Теперь ты должен будешь стать ему отцом. Мы выбрали тебя за твою верность и достоинства перед нашим государством, именуемым государством Ласка и верим в то, что ты никогда не подведешь нас. Ты клянешься в том, что будешь верен законам и принципам, что указаны в нашем святом кодексе?

- Да, господин, я клянусь! - почти шепотом произнес Якуб, не пытаясь поднять головы.

- Ты клянешься в этом?

- Да, господин! Я клянусь! – Якуб повысил голос.

- Ты клянешься жизнью, клянешься, что всеми своими чувствами будешь принадлежать нам?

- Клянусь! Я клянусь, господин.

- Ты клянешься, что ты никогда не предашь наше государство? – мужчина в маске потихоньку вводил собеседника в транс. – Ты клянешься, что отдашь жизнь, при малейшей угрозе нашему государству и сможешь стать достойным главы клана?

- Да, господин, я, не задумываясь, отдам свою жизнь! Я достоин этого – кричал Якуб.

- Теперь ты глава клана «Хармана Фрица»! – произнес господин и снял с Якуба капюшон. Вслед за тем, как ткань с головы Якуба была отброшена, круг, состоящий из девяти человек, державшихся за руки, моментально распался. Теперь Якуб стоял на коленях с опущенной головой, которая была выбрита наголо.

- Поставьте ему вторую печать! – приказал мужчина в маске.

Сикх, стоявший у костра, поднял некую железяку с длинной рукояткой и тонким кругом на конце, напоминающим монету, что нагрелась до каленья и, подойдя к Якубу, сжал рукой его лоб. В следующее мгновение, он прижал кончик железяки к его затылку. Прижигаемый зажмурился от боли, но плотно сжав губы, оставался безмолвным. Соприкосновение раскаленного железа с кожей сопровождалось мерзким шипением и запахом горелого мяса. Через несколько секунд охранник отдернул руку, державшую железяку, что буквально прилипла к затылку посвящаемого, на котором теперь красовался новый ожог с тайным смыслом.

Помпадур, глаза болят из-за вас.)

Edited by Эмир Эмиров

Share this post


Link to post
Share on other sites

ну, я же с книги переписываю.

приятно, что вам нравится.)

Share this post


Link to post
Share on other sites

благодарю вас сударь за ваш трудrolleyes.gif ,кстати Эмир,а ваша книга издаеться только в Баку или?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...

×
×
  • Create New...