Jump to content

Крутое пике азербайджанской экономики


Recommended Posts

Экономический спад в Азербайджане? Слухи и реалии

Экономический спад в Азербайджане? Слухи и реалии - Расклад Caliber.Az

 

Начало 2023 года в Азербайджане отмечено небольшим снижением показателей в промышленном производстве, преимущественно связанном с сокращением добычи нефти и изменением внешней ценовой конъюнктуры. В то же время в ненефтяном секторе экономики, напротив, отмечен двухпроцентный рост. В любом случае было бы ошибочно строить экономические прогнозы на год, основываясь на показателях лишь первого месяца. Тем не менее некоторые эксперты в своих публикациях в соцсетях делают далекоидущие выводы, предрекая республике экономический спад. Caliber.Az проанализировал, насколько оправданы подобные выводы.

 

Как свидетельствует международный опыт, статистика по показателям начала года, как правило, не может служить верным ориентиром, определяющим динамику каких-либо процессов. В январе большинство рыночных субъектов, в том числе госструктур, только готовится к выделению финансирования, определяя объемы фондирования и необходимого оборотного капитала, изучает инвестиционные перспективы и др. А потому именно в первый месяц года зачастую наблюдается консервативный сценарий по объемам производства в промышленном секторе, и лишь к концу первого квартала отрасли постепенно выходят на уровень выпуска продукции, по которому уже можно делать достаточно устойчивые выводы относительно годовых показателей. Это универсальное явление, наблюдаемое в большинстве государств мира, в той же мере типично для экономики Азербайджана.

Что же касается статистики, на основе которой строятся прогнозы, то и здесь не все однозначно.

 

Согласно данным Госкомитета по статистике, номинальный объем ВВП Азербайджана в январе текущего года чуть превысил 9,690 млрд манатов, снизившись на 1,5% в реальном выражении. Однако произошло это не в силу каких-либо серьезных внутренних проблем, системных отраслевых кризисов, рыночных диспропорций и т.д. Напротив, объем производства промышленной и иной продукции в ненефтяном секторе экономики увеличился на 2%. Более того, в отдельных секторах промышленности и вовсе зафиксирован ощутимый, зачастую многократный подъем, к примеру, в сфере производства кожи, кожаных изделий и обуви, а также деревообработки отмечен рост в 2,9 раза, машин и оборудования – рост на 80,3%, полиграфической продукции - 75,6%, бумаги и картона - 44,9%, компьютеров, электронной и оптической продукции - 44,6%, электрооборудования - 30,9%, одежды - 25,4%, напитков - 24,1%, строительных материалов - 20,7%, текстильной промышленности - 17,5%, автомобилей, прицепов, полуприцепов - 7,9%. Вполне очевидно, что увеличение производства продукции во всех перечисленных отраслях промышленности самым непосредственным образом вызвано рыночным спросом, в отсутствие которого не могло бы быть и речи о каком-либо значительном росте показателей. А это, в свою очередь, свидетельствует о стабильности факторов, стимулирующих внутреннее и внешнее развитие. Например, большая стройка в Карабахском регионе, стимулируемая многомиллиардными вливаниями из бюджета, уже два с лишним года поддерживает спрос на услуги строительных компаний и индустрии стройматериалов, рост заказов у трубопрокатных заводов, производителей кабелей и электрооборудования, грузового транспорта, специальной техники и т.д. В то же время динамичная интенсификация промышленного производства и сектора ИКТ в постпандемический период уже два года поддерживает спрос на электронную и оптическую продукцию, компьютеры и т.д.

37919f1aa824d5a27903f2d0fedac0a1.jpeg

Наконец, в последние два года в Азербайджане наблюдается беспрецедентное увеличение экспорта ненефтяной продукции: по итогам 2022 года его объемы достигли $2,992 млрд, что на 10,3% превысило показатели предыдущего статистического периода. Причем это не случайность, вызванная временными колебаниями рынка, а устойчивый долгосрочный тренд. Как известно, глобальную промышленную кооперацию, логистику поставок сырья и комплектующих, которые создавались десятилетиями, существенно расшатала пандемия коронавируса, а в результе военного конфликта России и Украины этот негативный процесс только усугубился, многократно увеличив цены на сырьевые товары и усилив продовольственный и энергетический кризисы. Однако на этом непростом фоне открылось окно возможностей для выхода азербайджанских производителей ненефтяной продукции на внешние рынки, что увеличило экспорт нашей страны в Европу и на рынки развитых государств на других континентах. Эти позитивные тренды прослеживаются и в первые месяцы текущего года: в январе отечественный ненефтяной экспорт возрос на 22,6%, составив $284,53 млн. 

 

  • Like 1
Link to comment
Share on other sites

  • Replies 100
  • Created
  • Last Reply

Top Posters In This Topic

Top Posters In This Topic

Судя по всему, оба эти фактора – устойчивый внутренний спрос и стабильные поставки на внешние рынки будут сопутствовать местным производителям не только в 2023-м, но и в последующие годы. Это признают и эксперты финансовых структур Евросоюза, Всемирного и Азиатского банков, а также большинства ведущих международных рейтинговых агентств мира. 

 

Что же касается спада в Азербайджане номинального объема промышленного производства, снизившегося в январе на 4,3% и составившего 6,5 млрд манатов, то эти процессы практически всецело связаны с сокращением на 4,9% производства в добывающей нефтяной отрасли. В частности, согласно данным Минэнерго, в январе 2023 года добыча нефти с конденсатом в стране составила 2,7 млн тонн (спад на 6,9%), а экспорт – 2,1 млн тонн (спад на 8,7%).

 

Впрочем, сокращение добычи нефти наблюдается в стране уже не первый год, и этот объективный процесс связан со снижением дебита на платформах Азери-Чираг-Гюнешли (АЧГ) и скважинах ряда других месторождений. Однако в том же 2022 году Госнефтекомпания (SOCAR) смогла преодолеть отраслевой спад, интенсифицировать добычу и диверсифицировать внутренние запасы в течение года, тем самым увеличив экспорт нефти на 2,6% и поставив на внешний рынок свыше 18,053 млн «черного золота». Так что строить годовые прогнозы по одному месяцу - дело неблагодарное, тем более что SOCAR не всегда экспортирует нефть равными долями: поставки могут увеличиваться или сокращаться в течение года в зависимости от рыночной конъюнктуры. В итоге конечные доходы от экспорта нефти могут расти даже в случае сокращения объемов ее поставок: подобные тренды наблюдались в 2021-2022 годы, когда в результате высоких спроса и цен доходы от продажи нефти заметно превышали показатели предыдущих лет. Что же касается природного газа, то в прошлом году наблюдался 6,5%-ный рост его добычи и устойчиво увеличивался экспорт, причем эта тенденция прослеживается и в начале 2023-го. Так, в нынешнем январе Азербайджан увеличил экспорт газа на 12% - до 2,2 млрд кубометров, а поставки «голубого топлива» в Европу и вовсе доведены до 1 млрд кубометров с ростом на 25%. 

 

На этом фоне предсказания некоторых фейсбучных экспертов, утверждающих, что отечественная экономика в текущем году спикирует в отрицательную зону, по меньшей мере сильно преувеличены. Как отмечалось, ненефтяной сектор экономики развивается стабильно, а повышение средних зарплат, пенсий и социальных пособий способствует росту потребления, тем самым увеличивая торговый оборот, стимулирующий рост производства продовольствия и иных потребительских товаров на местных предприятиях. Соответственно, возрастут и налоговые отчисления в казну. Нет особых оснований и опасаться мирового снижения цен на нефть и газ (как это наблюдается в последнее время на европейских рынках) - по новым оценкам ведущих экспертов прогнозы по ожидаемой глобальной рецессии в США, ЕС и Китае сильно преувеличены. Напротив, в течение года предполагается некоторое оживление в сфере производства, причем в Юго-Восточной Азии и Индокитае этот рост будет в несколько раз выше, чем в странах Запада.

a84110889c40184a544788eab3139999.jpeg

В частности, аналитики авторитетных рейтинговых агентств, компаний и банков - Fitch, JPMorgan, Bank of America, Goldman Sachs предполагают цену за баррель Brent в текущем году в диапазоне от $80 до $110, что более чем приемлемо для Азербайджана, где нефтяные доходы госбюджета на 2023 год рассчитаны из средней цены в $50 за баррель. Тем самым ожидаемая динамика цен на углеводородное сырье будет существенно опережать цену отсечения, способствуя росту нефтегазовых доходов Госнефтефонда (SOFAZ) в текущем и, вероятно, в последующие годы. В частности, эксперты Международного валютного фонда (МВФ) прогнозируют увеличение в 2022-2028 годах активов SOFAZ на 82,3% - до $82,076 млрд. А в недавнем отчете Азиатского банка развития (АБР) рост валютных резервов ЦБА по итогам 2023 года оценивается в объеме $10,2 млрд. Очевидно, что без стабильно высоких цен на нефтегазовое сырье расчеты МВФ и АБР по росту валютных резервов нашей страны попросту не были бы возможны.

 

Соответственно, эксперты МВФ и ВБ, а также Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) предвидят, что стабильные цены на энергоносители будут поддерживать экономический рост Азербайджана в ближайшей перспективе, и в 2023 году уровень ВВП окажется не ниже 2,5%. Схожего мнения придерживаются и в правительстве республики, где полагают, что позитивная динамика развития ненефтяного сектора и спрос на энергетическое сырье в последующие четыре года помогут нашей стране сохранить устойчивый экономический рост. В частности, в 2023 году правительство Азербайджана оценивает рост ВВП на уровне 2,7%, и этот параметр должен заметно увеличиться в 2024-м - 4,1%, сохранив умеренный рост в 2025-2026 годах - 3,7 и 3,4 процента, соответственно.

 

Caliber.Az

Link to comment
Share on other sites

Азербайджанские банки в прошлом году наторговали наличной инвалютой на 5 млрд долларов
image.jpeg.129d8c70c58912799417e130039f8190.jpeg

В 2022 году объем операций на рынке наличной иностранной валюты вырос на 27% по сравнению с 2021 годом и составил 5,1 млрд долларов США.

Как сообщает Report, об этом говорится в «Обзоре денежно-кредитной политики» Центрального банка Азербайджана (ЦБА).

Сообщается, что 85,7% из них составили операции в долларах США. Начиная с апреля прошлого года чистые продажи иностранной валюты снизились в 5 раз по сравнению с предыдущим годом за счет того, что покупки иностранной валюты превысили продажи.

За год стоимость операций на рынке безналичной валюты выросла на 13,9% по сравнению с предыдущим годом и составила 31,7 млрд долларов США. 83,4% безналичных валютных операций совершено в долларах США, а 16,6% - в других валютах. 28,6% валютных операций было совершено на межбанковском валютном рынке, а 71,4% - на внутрибанковском валютном рынке.

За отчетный период объем операций на МВР вырос на 9,6% - до эквивалента 9 млрд долларов США. 99,1% операций в этом сегменте осуществлялось в долларах США. Объем валютных операций на ВБВР составил 22,6 млрд долларов, что на 15,8% больше, чем в прошлом году. 77,1% транзакций были совершены в долларах США. 93,2% валютных операций в ВБВР приходится на валютные операции с юридическими лицами.

 

  • Like 1
Link to comment
Share on other sites

Во внешней торговле Азербайджана образовалось положительное сальдо в размере 464 млн долларов
Oxu.az - Во внешней торговле Азербайджана образовалось положительное сальдо  в размере около полмиллиарда долларов

В январе текущего года Азербайджан провел торговые операции с зарубежными странами на сумму 3 млрд 289,5 млн долларов США.

Как сообщает Report со ссылкой на Государственный таможенный комитет, это на 19% меньше, чем за аналогичный период 2022 года.

В структуре внешнеторгового оборота 1 млрд 876,8 млн долларов пришлось на экспорт, а 1 млрд 412,7 млн долларов - на импорт. За последний год экспорт сократился на 39,2%, а импорт вырос на 44,9%.

В результате во внешней торговле образовалось положительное сальдо в размере 464 млн долларов. Это в 4,6 раза меньше, чем годом ранее.

Link to comment
Share on other sites

3 minutes ago, =Zaman= said:

В результате во внешней торговле образовалось положительное сальдо в размере 464 млн долларов. Это в 4,6 раза меньше, чем годом ранее.

И сиди думай - положительно, но меньше, это хорошо или как) 

 

Link to comment
Share on other sites

Наследники Султана Сулу пытаются захватить нефтегазовые активы в Азербайджане

 

Наследники последнего мусульманского султана Малайзии Султана Сулу, правившего в XIX веке, продолжают борьбу за контроль над двумя дочерними компаниями государственной нефтегазовой компании Petronas, активы которой на каспийских месторождениях Азербайджана оцениваются в миллиарды долларов.

На этой неделе судебные приставы Люксембурга выдали новые ордера на замораживание акций двух дочерних компаний Petronas. Об этом Reuters сообщили адвокаты наследников султана. Агентство также получило судебные документы об аресте активов.

633630_src.jpeg
Petronas подтвердил новый приказ об аресте двух подразделений и их материнской компании
Подразделения Petronas Azerbaijan (Шах-Дениз) и Petronas South Caucasus впервые были арестованы в июле 2022 года. Однако правительство Малайзии заявило в прошлом месяце, что постановление было отменено окружным судом Люксембурга.

 

Наследники последнего мусульманского султана Малайзии требуют от компании 15 миллиардов долларов на основании контракта, который был заключен…144 года назад. Они утверждают, что являются законными владельцами богатых нефтью земель в штате Сабах, которые на данный момент эксплуатирует государственный нефтегазовый холдинг Petronas. На основании этого иска судебные исполнители Люксембурга арестовали 11 июля имущество двух дочерних компаний Petronas, управляющих активами в Азербайджане.

 

Речь идет о зарегистрированных в Люксембурге компаниях Petronas Azerbaijan и Petronas South Caucasus. Как пишет The Financial Times, рыночная стоимость этих компаний превышает два миллиарда долларов.

Это первый случай, когда наследники султана Сулу добились реальных результатов в ходе начавшегося в 2017 году судебного разбирательства с компанией Petronas. Истцы утверждают, что султан отдал в аренду британской торговой компании земли в штате Сулу-Сабах в 1878 году, то есть, до того, как там были обнаружены крупные месторождения нефти.

633631_src.jpeg
Наследники последнего мусульманского султана Малайзии требуют от компании 15 миллиардов долларов на основании контракта, который был заключен…144 года назад
Как ранее писал haqqin.az, в марте 2022-го года французский суд постановил, что Малайзия, которая после обретения независимости от Великобритании приняла на себя обязательства по договору аренды, должна в порядке компенсации выплатить наследникам султана 14,9 миллиарда долларов.

Ответчиком в иске был назван холдинг Petronas, поскольку именно эта компания добывает нефть в штате Сулу-Сабах и получает доходы от продажи.

 

Малайзия, которая не участвовала в арбитраже, утверждает, что процесс является незаконным, и пообещала использовать все юридические меры для предотвращения конфискации ее активов, в том числе аффилированных с государством компаний за границей. Решение было приостановлено во Франции, но в целом остается в силе за рубежом в соответствии с договором Организации Объединенных Наций об арбитраже.

В четверг Petronas подтвердила новый приказ об аресте двух подразделений и их материнской компании, но повторила, что действия наследников были необоснованными, и компания продолжит отстаивать свою юридическую позицию.

 

Отметим, что малайзийская государственная компания Petronas стала акционером азербайджанского месторождения «Шах-Дениз» в 2014 году после того, как норвежская компания Statoil продала ей за 2,2 миллиарда долларов свои 15,5 процента акций «Шах-Дениз» и вышла из консорциума.

Link to comment
Share on other sites

9 minutes ago, =Zaman= said:

В результате во внешней торговле образовалось положительное сальдо в размере 464 млн долларов. Это в 4,6 раза меньше, чем годом ранее.

Возможно это экспорт в россию, он же с февраля захромал как раз

  • Like 1
Link to comment
Share on other sites

dollari

В прошлом году объем денежных переводов в Азербайджан составил 3,4 млрд. долларов США. Об этом говорится в обзоре «Финансовая политика» Центрального банка Азербайджана (ЦБА).

Отмечено, что по сравнению с 2021 годом этот показатель вырос в три раза.

  • Like 1
Link to comment
Share on other sites

Конкуренция в итоге приведет к снижению цен на электроэнергию в Азербайджане – Эксперты о новом законопроекте

Конкуренция в итоге приведет к снижению цен на электроэнергию в Азербайджане – Эксперты о новом законопроекте
 

Накануне на заседании комитета Милли Меджлиса (парламента) Азербайджана по вопросам природных ресурсов, энергетики и экологии обсуждался проект нового закона «Об электроэнергетике».

Данный законопроект сразу же привлек внимание тем, что предусматривает поэтапное применения элементов рынка электроэнергии, включая применение свободной конкуренции и отмену субсидирования. Так, согласно проекту, в целях адаптации субъектов и потребителей электроэнергии к изменениям на рынке электроэнергии, он будет проводиться в три этапа: первый этап продлится со дня вступления в силу настоящего закона до 30 июня 2025 года; - второй этап – с 1 июля 2025 года по 30 июня 2028 года; - третий этап начнется с 1 июля 2028 года.

Уже на втором этапе уже планируется создание отдельного юридического лица в подчинении оператора системы передачи, а на третьем этапе - создание независимого оператора в целях организации деятельности оптового рынка электроэнергии в Азербайджане. Кроме того, законопроект предусматривает новый механизм формирования цен в секторе электроэнергетики.

Естественно, первым вопросом, который породил указанный законопроект, стало то, как это отразится на потребителях – положительно или отрицательно, приведет ли это к росту цен на электроэнергию или наоборот? Ведь любое изменение устоявшихся на протяжении долгих лет правил всегда вызывает настороженность в обществе, и порой даже сталкивается с некоторым сопротивлением.

Чтобы выяснить, в чем заключается суть и цель этого подготовленного Министерством энергетики и согласованного с другими госведомствами нового законопроекта, как это отразится на рынке электроэнергии и потребителях, редакция Vesti.az решила обратиться к экспертам соответствующей сферы.

Так, по мнению руководителя Центра нефтяных исследований, эксперта по энергетическим вопросам Ильхама Шабана, суть вопроса заключается в либерализации сферы электроэнергетики.

434263_1677066515.jpg

«С момента обретения независимости и по сегодняшний день рынок электроэнергии в Азербайджане находится под полным контролем государства. Изначально производство электроэнергии на 100 процентов было сосредоточено в руках одной компании – «Азерэнержи», затем производством начала заниматься и «Азеришыг». Многие не знают, но уже более трех лет «Азеришыг» является также производителем ветровой энергии, производя ежегодно около 80 млн киловатт-часов электроэнергии на ветряной электростанции в Яшме. В том числе, будь то поставка или распределение, продажа электроэнергии – все это было государственной монополией», - сказал наш собеседник, отметив, что если этот закон будет принят, то, как указано в его положениях, до конца 2028 года в Азербайджане будет реализована поэтапная либерализация рынка электроэнергии, то есть освобождение его от государственного регулирования.

По его словам, это не значит, что государство полностью выходит с рынка, просто теперь наряду с государством частный сектор также займет свое место на этом рынке.

«Другой интересный момент этого законопроекта заключается в том, что в Азербайджане должны появиться производители электроэнергии, которые положат конец монополии в этой сфере. Во-вторых, поставка произведенной электроэнергии распределительной компании в настоящее время находится под контролем «Азерэнержи». Однако законопроект предусматривает, что в связи с этим должна быть создана новая структура. Таким образом, производитель электроэнергии не будет ответственен за его поставку по линиям электропередачи. В-третьих, распределительные компании. Если сегодня «Азеришыг» является монополистом в этой сфере, то есть распределение и продажа электроэнергии сосредоточены в руках одной компании, то после реализации законопроекта кроме нее будут и другие распределительные компании.

Эксперт отметил, что также предусматривается создание четвертого сегмента на рынке электроэнергии – это операторы, которые будут осуществлять продажу электроэнергии:

Link to comment
Share on other sites

«Точно так же, как это происходит уже с 2021 года на газовом рынке. На газовом рынке есть несколько производителей наряду с государством, представленном в лице Государственной нефтяной компании. В том числе есть крупный игрок – консорциум «Шахдениз», а также более мелкие игроки, которые являются частными компаниями. Также есть государственная компания «Азерконтракт», которая закупает у них всех газ и продает его на рынке по оптовым ценам, заключая контракты непосредственно с производителями. С этой точки зрения, в случае реализации указанного законопроекта в течение 5 лет, да даже пусть в течение 7-8 лет, мы в первую очередь будем наблюдать либерализацию на рынке электроэнергии в Азербайджане. То есть это будет рынок, вышедший из-под контроля государства».

Что касается тарифов на электроэнергию, Ильхам Шабан сказал, что теперь цены не будут устанавливаться государством посредством Тарифного совета.

«Цены будут регулироваться участниками рынка в условиях здоровой конкуренции, которую должна обеспечивать Государственная служба по антимонопольному контролю и надзору за потребительским рынком при Минэкономики. Если один из участников рынка, производителей будет продавать электроэнергию по высоким ценам, у потребителей будет возможность покупать ее у другого продавца. То есть, если все это будет реализовано так, как описано в теории, в законопроекте, то, считаю, что это станет серьезным шагом с точки зрения обеспечения потребителей качественной электроэнергией. Что я подразумеваю под качественной электроэнергией? Те, у кого дома есть вольтметр, могут наблюдать, что в часы пик напряжение подаваемой электроэнергии составляет вместо 220, 200, 180, а порой и 170 вольт. Мировая практика в таких случаях допускает погрешность не более 10 процентов, но у нас она ее превышает», - добавил эксперт.

Он призвал людей не бояться, считая, что это негативно отразится на тарифах на электроэнергию.

«Если поначалу цены на электроэнергию могут вырасти, затем в условиях конкуренции и на основе принципа спрос-предложение они стабилизируются. Взять, к примеру, ситуацию, наблюдаемую сегодня на рынке услуг такси. Несмотря на то, что с 2015 года по сегодняшний день цены на топливо (если рассматривать только дизельное топливо) выросли на 40 процентов, это не повлияло на цены услуг такси: наоборот, они снизились, что связано с существующей высокой конкуренцией на этом рынке – это и различные компании такси, и физические лица. С этой точки зрения, конкуренция – это своего рода «локомотив» развития капитализма. А нормальная бизнес-среда обуславливает бесшумную работу его «двигателя», не беспокоящую потребителей и других лиц, не являющихся потребителями. И мы должны следовать в этом направлении», - заключил наш собеседник.

Эксперт-экономист Эльданиз Амиров также считает, что принятие указанного законопроекта в сфере электроэнергетики и применение прогрессивного подхода вызвано сложившейся необходимостью.

10f8fdf9-dd9e-4dd9-b8f9-560697b70508_167

«Потому что мы уже наблюдаем недостатки в существующей в настоящее время модели. Если говорить более точно, в настоящее время обеспечение непосредственного устойчивости энергетической сферы осуществляется в той или иной форме за счет госбюджета, и потому в этой сфере, как и во всех других сферах, есть необходимость в создании конкурентной среды», - сказал эксперт.

В то же время он считает, что в случае создания конкурентной среды, среди компаний, которые будут осуществлять деятельность в этой сфере, не должно быть государственных:

«Так как практика показывает, что там, где присутствуют государственные компании, частные компании не выдерживают конкуренции в какой-либо форме. Поэтому создание равных возможностей для всех субъектов является обязательным».

В целом Эльданиз Амиров считает, что это будет довольно нелегкий процесс.

«Как мы можем видеть на практике, сформировать в Азербайджане конкурентную среду не так-то просто. Если мы не можем создать конкурентную среду в обычном процессе производства потребительских товаров, то сделать это в сфере электроэнергетики будет еще сложнее. Но в любом случае надо с чего-то начинать. Считаю, что принятие этого закона и его последующая реализация внесут свой положительный вклад в сферу электроэнергетики страны, я в этом не сомневаюсь. Но считаю, что для этого понадобятся более длительные сроки, то есть этого можно достичь, если будет поставлена цель не на краткосрочный, а на долгосрочный период», - сказал эксперт.

Link to comment
Share on other sites

İmkanınız olsaydı, ölkədə nəyi dəyişərdiniz? - SORĞU

 

Добро пожаловать в SUMGAYIT, город-герой, город боевой славы!

Link to comment
Share on other sites

W1siZiIsIjIwMjMvMDIvMjUvMTcvMjMvNDYvNDVl

 

Ожидается, что Гарадагская солнечная электростанция (СЭС) будет введена в эксплуатацию в этом году.

Об этом, как передает Trend, руководитель департамента развития и инвестиций компании Masdar (ОАЭ) по Центральной Азии и России Марьям Рашид аль-Мазруи сообщила агентству Emirates News Agency (WAM).

Заявив, что электростанция мощностью 230 мегаватт вырабатывает 0,5 млрд кВтч электроэнергии для удовлетворения потребностей более 110 000 домов, глава департамента отметила, что благодаря проекту удастся сократить выбросы углекислого газа более чем на 200 000 тонн в год.

 

По словам Марьям аль-Мазруи, Гарадагская СЭС обеспечит местное население новыми рабочими местами.

"Фонд развития Абу-Даби входит в число организаций, финансирующих проект. ОАЭ и Masdar стремятся поощрять прямые иностранные инвестиции и поддерживать усилия Азербайджана в области "чистой энергетики", устойчивого развития и сокращения выбросов углекислого газа", - сказала она.

 

Отметим, что компания Masdar принимает активное участие в реализации крупных проектов в области альтернативной энергетики в Азербайджане.

В рамках рабочего визита Президента Ильхама Алиева в Объединенные Арабские Эмираты в городе Абу-Даби 15 января 2023 года между Государственной нефтяной компанией Азербайджана (SOCAR) и компанией Masdar ОАЭ было подписано соглашение о совместной разработке морских ветровых и водородных проектов мощностью 2 ГВт в АР, а также соглашение о совместной разработке проектов солнечной фотоэлектрической энергетики и наземной ветроэнергетики каждый мощностью 1 ГВт.

Link to comment
Share on other sites

W1siZiIsIjIwMjMvMDIvMjgvMTgvNDIvNTcvOTk0

В Азербайджане определены более 100 продуктов с экспортным потенциалом

 

Утверждение Национальной экспортной стратегии в Азербайджане ожидается во втором квартале 2023 года.

Как сообщает Report, об этом заявил исполнительный директор Фонда поощрения экспорта и инвестиций (AZPOMO) при Министерстве экономики Юсиф Абдуллаев на пресс-конференции.

Он отметил, что Национальная экспортная стратегия, которая будет реализована до 2026 года, предусматривает выход на новые рынки и укрепление позиций на существующих рынках:

"В этой стратегии, составленной с участием зарубежных и местных экспертов, определены более 100 продуктов, имеющие экспортный потенциал. Будет проведена соответствующая работа по их экспорту на новые и существующие рынки".

Link to comment
Share on other sites

После долгого периода зависимости от импорта сигарет и другой табачной продукции в последние пять лет Азербайджан осуществил настоящую отраслевую революцию, многократно увеличив производство и экспорт сигарет. Знаковым в этом плане стал 2022 год: по последним данным, в минувшем году экспорт сигарет возрос в 2,7 раза, а импорт, напротив, сократился в три с лишним раза. В этом плане по структуре табачного рынка Азербайджан приближается к модели развитых государств мира: ведется последовательная антиникотиновая пропаганда, увеличиваются акцизы, минимизируется импорт, а местные предприятия по выращиванию табачного сырья и производству сигарет постепенно переориентируются на внешние поставки.  

   

В начале нулевых годов нового века во всем мире с подачи ООН началась самая массовая за всю историю кампания по борьбе с курением табака, и 27 февраля 2005 года вступила в силу соответствующая рамочная конвенция Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), принятая 192 странами мира. Наиболее рьяно положения этой конвенции выполнялись в странах Северной Америки, Евросоюза, Японии и некоторых других государств мира. Вводились запреты на курение в общественных местах, резко увеличились отраслевые акцизы на производство и торговлю, многократно повысились цены на сигареты и иную табачную продукцию. Повсеместно изменился дизайн упаковок сигарет, где около половины площади теперь занимают предупреждения о вреде курения, во многих странах запретили или сильно ограничили рекламу табачных изделий в печатных, электронных, аудиовизуальных источниках информации, на уличных баннерах и т.д.

17a19c44b305428227e1280f7f52dc9a.jpeg

Все эти меры произвели существенное воздействие на табачный рынок развитых государств мира, где стали ощутимо меньше курить: наилучшие показатели в США, Канаде, Северной Европе, а первую позицию занимает Новая Зеландия, где сегодня курит менее 8% взрослых и с 2023 года вводится полный запрет на покупку сигарет и иных табачных изделий для граждан, родившихся после 2008 года. В свою очередь, в 2023 году Еврокомиссия намерена увеличить вдвое (до 3,6 евро) минимальный акциз на пачку сигарет в ЕС, что в первую очередь нацелено на удорожание курения в странах Восточной и Южной Европы и, что немаловажно, принесет Евросоюзу дополнительные 9,3 млрд евро акцизных сборов.

 

 В целом сегодня 60 стран находятся на пути к достижению глобальной цели ВОЗ - сокращению потребления табака на 30% в период с 2010 по 2025 годы. Наихудшая же ситуация с курением все еще сохраняется в Китае и Юго-Восточной Азии, Тихоокеанском регионе, Пакистане и Индии, а также Южной Европе и ряде государств СНГ.  

Примечательно, что все перечисленные меры оказали понижающий эффект на глобальный табачный рынок, заметно снизив объемы производства. В то же время антиникотиновая пропаганда обернулась качественной диверсификацией цепочек производства и поставок, в частности еще более усилился процесс монополизации глобального рынка транснациональными компаниями, а сокращающиеся объемы продаж табачных изделий в богатых государствах сегодня компенсируются за счет наращивания поставок на рынки развивающихся стран.

 

В последние три десятилетия мировой рынок табака находится под безраздельным контролем таких глобальных компаний, как British American Tobacco, Philip Morris International (PMI), Imperial Tobacco, Japan Tobacco и CNTC, на долю которых приходится порядка 70% мирового производства. Перечисленные и ряд других ведущих производителей не только контролируют мировое производство и сбыт, но и весьма жестко регулируют экспортную деятельность фабрик субподрядчиков, отсекая сторонних производителей для поддержания нужных показателей сбыта и высокой доходности отрасли. 

В частности, оказавшиеся в 90-е годы под мощным прессингом транснациональных компаний традиционные производители в балканских странах и постсоветских государствах большей частью обанкротились и сегодня выступают в роли поставщиков сырья и субподрядчиков табачных гигантов. Аналогичные процессы наблюдались и в Азербайджане, где в секторе производства табака и сигарет в предыдущие десятилетия наблюдался длительный период застоя.

 

Сузившееся до минимума местное производство в основном было представлено расположенной в Баку табачной фабрикой ОАО «Euroрean Tobacco-Baku», преимущественно сориентированной на лицензионное производство сигарет в бюджетном сегменте. Из-за незначительности внутреннего спроса и резкого сокращения экспорта в Азербайджане с каждым годом соответственно уменьшались площади, отведенные под выращивание табачного листа. По сути, складывалась парадоксальная ситуация, когда обладающая идеальными климатическими условиями для выращивания табачного сырья наша страна была вынуждена ежегодно тратить на импорт сигарет и другой табачной продукции десятки миллионов долларов. Так, всего шесть лет назад удельный вес импортной табачной продукции на внутреннем рынке республики составлял почти 90%.

4f9481df7df3239f376cbde67adf2aee.jpeg

Ситуация стала меняться в 2017 году, когда в Азербайджане была принята Госпрограмма развития табаководства и стартовали работы по увеличению табачных плантаций и выращиванию новых сортов. Число районов республики, где выращивался табак, увеличилось с 3 до 13, где были созданы пункты по сушке табака и установлены сотни новых сушильных камер. Одновременно в стране увеличили площади под более дорогие и востребованные на мировом рынке сорта табака, в том числе знаменитый американский сорт Virginia. В отечественную отрасль табаководства стали поступать зарубежные инвестиции, в частности из Японии.

 

В результате в последние годы азербайджанский табак Virginia экспортируется в Россию, Болгарию, Беларусь, налаживаются поставки в Казахстан, Польшу, Китай.

Подъем сырьевой базы помог динамичному росту производства сигарет в республике, в том числе на введенной в ноябре 2019 года в строй табачной фабрике «Tabaterra» в Сумгайытском химическом промышленном парке. Построенная с использованием британских, германских и итальянских технологий фабрика на пике мощности рассчитана на ежегодное производство 11 миллиардов штук сигарет с фильтром и иной табачной продукции десятка мировых брендов.

С другой стороны, в целях борьбы с курением и защиты местных производителей начиная с 2018 года в стране последовательно повышались таможенные акцизы на табачный импорт, и этот процесс продолжался и в последующий период.

 

Так, согласно изданному в феврале 2023 года распоряжению президента Азербайджана Ильхама Алиева «Об усилении государственного контроля в сфере импорта и производства табачных изделий и алкогольных напитков» предстоит применение разрешительной системы на производство и импорт табачных изделий, и табачная отрасль будет преимущественно сориентирована на использование местного сырья, ужесточатся меры в отношении нарушителей законодательства (ввоз контрабанды и контрафактной продукции), а также намечено поэтапное увеличение ставок акцизов.

51f93ba08587d6a76bb4c6fe862fed8a.jpeg

Поэтапный рост акцизов на сигареты и ограничения на курение в общественных местах, безусловно, стали наиболее эффективными способами оградить население нашей страны от этой пагубной привычки. С другой стороны, осуществленные за последние годы мероприятия позволили снизить до минимума наличие контрабандной и контрафактной продукции на местном рынке, более того, в настоящее время доля табачного импорта не превышает 10%. Сегодня местные производители практически полностью обеспечивают спрос на азербайджанском рынке, что увеличило поступления в бюджет как с налогообложения производства, так и с акцизов торгового ритейла, снизив до минимума отток валюты и позволяя ежегодно экономить десятки миллионов долларов на импорте. В частности, по итогам 2022 года импорт сигарет в Азербайджан составил чуть более $3,965 млн, что в 3,7 раза меньше показателя 2021 года.

 

И напротив, наша страна, в недавнем прошлом вывозившая на внешний рынок в основном сырье – листовой табак, смогла резко увеличить поставки готовой продукции. В прошлом году Азербайджан экспортировал сигарет на общую сумму более чем $4,766 млн, что в 2,7 раза превосходит показатели 2021 года. Более половины объема поставок осуществляется в Кыргызстан, далее следуют Туркменистан, Оман и Грузия. Это неплохие показатели, учитывая высокий уровень протекционизма и монополизма на мировом табачном рынке, где доминируют транснациональные компании.

Таким образом, Азербайджан близок к тому, чтобы стать чистым экспортером табачной продукции, одновременно надежно защищая внутренний рынок акцизным барьером и принимая меры для постепенного избавления граждан республики от пагубной привычки – курения.    

Link to comment
Share on other sites

Новый мировой порядок в постпандемийный период

Какие возможности открываются для Азербайджана?

 

Глобальная экономика, которая еще не оправилась от последствий пандемии и вторжения России в Украину, стоит перед лицом все более мрачных и неопределенных перспектив, поскольку продолжающаяся война в Украине омрачила перспективы постпандемического восстановления.

 

Этот период был нелегким и для Азербайджана: пандемия COVID-19, 44-дневная Отечественная война в 2020 году, геополитическая напряженность, негативные процессы в мировой экономике, и, наконец, землетрясение в Турции прямо или косвенно продолжают оказывать влияние на социально-экономическое развитие страны.

Высокая инфляция, ужесточение денежно-кредитной политики и рост цен на товары и услуги во многих странах, в том числе у торговых партнеров Азербайджана, колебания цен на энергоресурсы и сырьевые товары, нарушение производственных и логистических цепочек не могли не отразиться и на нашей экономике, являющейся частью мировой.

 

Самая высокая доля в товарном экспорте страны принадлежит нефтегазовому сектору. Его доля в общем объеме экспорта увеличилась с 68,8% в 1999 году до 89,5% в 2019 году. Хотя стоимость неэнергетического экспорта (в основном сельскохозяйственной продукции, такой как помидоры, фрукты, орехи, хлопок и немонетарное золото) увеличилась в период с 1999 по 2019 год, его доля в общем объеме экспорта упала с 31,2% до 10,5%, и за этот период в среднем составляла всего 3% от ВВП Азербайджана.

Согласно новой национальной экспортной стратегии в Азербайджане, охватывающей период до 2026 года, определены более 100 продуктов, имеющих экспортный потенциал. Будет проведена соответствующая работа по их поставкам на новые и существующие рынки. В 2022 году ненефтяной экспорт впервые в истории Азербайджана превысил 3 млрд долларов, увеличившись на 12,3%, а в этом году ожидается, что он достигнет 3,4-3,5 млрд долларов США. При этом внешнеторговый оборот Азербайджана в прошлом году вырос на 55,4% до 52,69 млрд долларов США.

 

Стоит отметить, что в ненефтяном секторе страна увеличила экспорт таких услуг, как туризм, транспорт, компьютерные и информационные услуги. Но влияние пандемии COVID-19, которая особенно сильно ударила по туристическим услугам, все еще продолжает негативно влиять на сектор, который является одним из наиболее чувствительных. К тому же, на секторе, не оправившемся от пандемии, сказываются также последствия продолжающейся российско-украинской войны, напряженность в Иране и ее воздействие на регион.

4fadbfc9634855addbecb0493c47154b.jpeg

Если до пандемии, то есть в 2019 году, Азербайджан принял более 3 млн туристов, то в 2020 году данный поток сократился в почти в 5 раз. Перед турсектором стоит серьезная задача, чтобы выйти хотя бы на препандемийный показатель, но для этого количество заражений инфекцией COVID-19 должно быть сведено к минимуму, количество авиарейсов увеличено, и конечно же, важно снятие ограничений и открытие границ для пассажироперевозок.

Что касается разрушительного землетрясения в Турции, то поскольку страна является одним из основных торговых партнеров Азербайджана, соответственно, любые значимые потрясения в ее экономике не могут пройти для нас бесследно. Вместе с тем по поставкам основных товарных групп особых изменений не ожидается. Возможно, претерпят коррекцию прогнозы по взаимному турпотоку, что связано, скорее, с психологическим фактором, но это будет носить временный характер.

Влияние же на мировую экономику отмечено ростом цен на нефть, а также подорожанием цемента и бетона. Землетрясение также затронуло поставки для глобальных логистических компаний.

 

Газовые и «зеленые» перспективы

По прогнозам Всемирного банка, в 2050 году на нефтяной сектор Азербайджана будет приходиться лишь 10% от общего ВВП Азербайджана по сравнению с 29,5% в 2020 году.

Ожидается, что добыча в нефтяном секторе значительно сократится, это произойдет по мере зрелости месторождений, для компенсации этого потребуются инвестиции в разработку новых резервов. В 2019 году Rystad Energy подсчитала, что запланированные геологоразведочные проекты в азербайджанской части Каспийского моря могут увеличить извлекаемые запасы Азербайджана на 4,4 млрд баррелей в течение следующего десятилетия. Однако пандемия COVID-19 вызвала задержки в существующих проектах, а также резкое снижение нефтяных инвестиций, что, вероятно, негативно повлияет на эти ожидания.

Link to comment
Share on other sites

В то время как инвестиции в новые нефтяные проекты по-прежнему будут необходимы во всем мире для замены естественного сокращения числа существующих скважин, любые будущие разработки, вероятно, будут включать более низкие прогнозы по ценам на нефть и предполагать постепенное снижение спроса на нее в долгосрочной перспективе.

9705a3929e06381a5a487438c4741299.jpeg

Как известно, потребление энергии в Азербайджане значительно больше зависит от ископаемого топлива, чем в других странах. На них приходится 97,5% внутреннего потребления энергии в Азербайджане, из которых около двух третей составляет природный газ и одна треть - нефть, а на возобновляемые источники энергии приходится всего 2,5%.

 

Казахстан, Туркменистан и Узбекистан также зависят от ископаемых видов топлива, хотя уголь составляет большую долю внутреннего энергопотребления в Казахстане. Россия, и особенно Украина имеют меньшую долю ископаемого топлива в общем энергопотреблении, отчасти из-за более высокой доли возобновляемых источников энергии, а также потому, что на атомную энергетику приходится значительная доля общего энергопотребления. В Европейском союзе на ископаемое топливо приходится около трех четвертей потребления энергии, при этом возобновляемые источники энергии составляют 15%, а атомная энергия – 11%.

Между тем, нефтегазовый сектор останется важной частью экономики Азербайджана, поэтому важно, чтобы волатильность на мировых энергетических рынках не передавалась на экономику через волатильность расходов или через рост цен в случае перегрева. Другими словами, Азербайджану необходимо будет избегать характерных в прошлом для экономического роста циклов.

 

Хотя глобальная нестабильность подтвердила и другую реальность - экономический кризис считается неизбежностью и даже иногда благом для страны. Так после начала войны между Россией и Украиной Азербайджан получил свыше 10 заявок от европейских стран с просьбой либо увеличить, либо начать поставки газа в Европу. Хотя сегодня у Азербайджана нет достаточных объемов газа, чтобы удовлетворить эти заявки, но приступить к коммерческим переговорам уже нужно сейчас, и в частности, со странами, которые получают азербайджанский газ.

 

В настоящее время Азербайджан потребляет около половины добываемого природного газа, в основном для производства электроэнергии и в меньшей степени для отопления, а остальная часть экспортируется. Этот уровень экспорта относительно низок по сравнению с другими крупными производителями природного газа. Однако сокращение внутреннего потребления может увеличить количество природного газа, доступного для экспорта, и может быть достигнуто либо с помощью политики повышения энергоэффективности, либо путем замены природного газа возобновляемыми источниками энергии при производстве электроэнергии. Отношение производства к запасам в Азербайджане указывает на наличие возможностей для увеличения добычи.

 

Всего же с момента ввода в эксплуатацию Трансадриатического трубопровода (TAP) из Азербайджана в Европу, а именно в Грецию, Болгарию и Италию, поступило более 21 млрд кубометров природного газа. В настоящее время идет работа по удвоению мощности TAP до 20 млрд кубометров, что позволит внести дополнительный вклад в энергетическую безопасность Европы.

013976ad187d3585e6628b4a82051a2a.jpeg

 

Link to comment
Share on other sites

Азербайджан также активно готовится к «зеленой» гонке, к которой подключились крупнейшие страны мира. Китай, к примеру, является сегодня безоговорочным лидером мирового рынка солнечной индустрии (не только в создании генерирующих мощностей, но и по выпуску компонентов солнечных электростанций и пр.). К лидерству в этой области стремятся также ЕС, Индия и США. Европа считает, что увеличение использования возобновляемых источников энергии, особенно солнечных, позволит ей усилить свою энергобезопасность.

 

В Азербайджане совместно с международными энергетическими компаниями также начинается создание крупномасштабных мощностей по производству возобновляемой энергии, а также ее экспорту.

В прошлом году дан старт строительству двух крупных электростанций: Гарадагской солнечной (230 МВт) совместно с Masdar (ОЭА) и ветряной «Хызы-Абшерон» (240 МВт) вместе с ACWA Power (Саудовская Аравия).

В планы Азербайджана входит к 2030 году довести долю возобновляемых источников энергии в мощностях по производству электроэнергии до 30%, а выбросы парниковых газов в стране к 2050 году сократить на 40%.

Причем Азербайджан развивает возобновляемые источники энергии не для того, чтобы обеспечить собственную энергетическую безопасность, а потому что у этой отрасли огромный потенциал. Кроме того, это поможет стране диверсифицировать экспорт и создать новый экологически чистый сектор экономики.

 

В краткосрочном периоде соглашение, подписанное с Masdar, позволит производить 4 ГВт ветряной и солнечной энергии к 2027 году, и еще 6 ГВт до 2037 года. В среднесрочном периоде этот объем будет увеличен до 10 ГВт. Еще 12 ГВт генерирующих мощностей в области ВИЭ Азербайджан рассчитывает создать совместно с австралийской Fortescue Future Industries.

В результате этой работы, параллельно с превращением в страну «зеленой» энергии, Азербайджан рассчитывает стать для ЕС важным и надежным партнером по экспорту возобновляемой энергии и водорода. В этой связи Азербайджан планирует участие в проекте прокладки подводной кабельной линии из Грузии в Румынию мощностью 4 ГВт.

 

Азербайджан превратился в транспортно-логистический центр

Азербайджан, не имея выхода к открытому морю, уже превратился в международный логистический и транспортный центр. Причем на фоне происходящих в мире событий транзитная роль страны еще больше возросла.

Из-за российско-украинской войны перевозимые ранее по Северному коридору грузы теперь перенаправлены в Средний коридор (Транскаспийский Международный Транспортный Маршрут, ТМТМ). Даже если в Северном коридоре ситуация в будущем наладится, часть грузов останется в Среднем коридоре, так как международные компании считают Средний коридор более надежным и безопасным.

 

Link to comment
Share on other sites

До российско-украинского конфликта наблюдалось сокращение оборота вагонных перевозок, однако в прошлом году оборот вырос. В 2022 году было перевалено 38 692 вагона, что на 27,2% больше, чем в 2021 году.

Однако в целях ускорения грузоперевозок по Среднему коридору необходимо преодолеть существующие инфраструктурные ограничения на ряде направлений, в основном, в Казахстане и Грузии.

b52fad800cc47f37cfab730a97522849.jpeg

Сегодня на разных сегментах Среднего коридора есть участки с низкой пропускной способностью. Казахстан - одна из активных стран Среднего коридора. В прошлом году объем грузов, перевозимых Казахстаном по этому маршруту, увеличился в 2,5 раза по сравнению с 2021 годом и достиг 1,5 млн тонн. Хотя Казахстан уже строит третий погранично-пропускной пункт на алматинском направлении, но портовая инфраструктура Казахстана не способна пропускать большие объемы грузов и нуждается в расширении. Основной интерес Казахстана связан с транспортировкой нефти, угля, урана, но китайская концепция «Один пояс, один путь» направлена на увеличение контейнерных грузоперевозок. В этом контексте необходимо провести работы по расширению инфраструктуры портов Актау и Курык.

 

Грузия также является одной из важнейших стран Среднего коридора, но порой отправляемые из Азербайджана грузы задерживаются в грузинском порту. В настоящее время приоритетом для Грузии является строительство глубоководного порта Анаклия на восточном побережье Черного моря. Порт сможет принимать до 100 млн тонн грузов и до 1 млн контейнеров. В этом порту будут причаливать суда типа Panamax. Грузия также ждет завершения модернизации автомобильных и железных дорог по коридору Восток-Запад в 2024 году.

Турция объявила о проекте расширения железных дороги ожидается, что в течение 30 лет в инфраструктуру страны будет инвестировано 190 млрд долларов США. 63% этой суммы будет ежегодно инвестироваться в железную дорогу, так как потенциал перевозок велик, а пропускная способность во много раз ниже ее потенциала.

Что касается Азербайджан, то к концу этого - началу следующего года начнется строительство второй фазы Бакинского международного морского торгового порта.

 

В рамках второй фазы развития Бакинского порта предусмотрено Строительство в рамках этого этапа интермодального и мультимодального терминала, который имеется в самых развитых портах мира, создаст условия для привлечения в регион еще большего количества грузов. Он позволит находить быстрые логистические решения для грузов, поступающих в Средний коридор.

В 2022 году через Бакинский порт было перевезено 6 млн 314 тыс. тонн грузов, что на 13,6% больше в годовом сравнении. С целью повышения привлекательности Среднего коридора пропускную способность Бакинского порта планируется увеличить до 25 млн тонн.

 

Кроме того, в тарифной политике производятся изменения: с 1 марта снижены тарифы для автомобильных перевозок в обе стороны по маршруту Баку-Туркменбаши, а с начала февраля перевозка легковых автомобилей в указанном направлении осуществляется по льготным тарифам. В рамках ТМТМ планируется создание совместного предприятия между Азербайджаном, Турцией и Грузией, которое упростит процесс перевозки и, тем самым, повысит значение коридора.

 

Новое совместное предприятие также будет предоставлять интермодальные транспортные и логистические услуги, согласовывать трансграничные цены и внедрять единую ИТ-платформу для полной автоматизации грузовых перевозок из Китая в Турцию и порты Черного моря.

Итак, учитывая все перечисленное, Азербайджан, будучи поставщиком энергоресурсов, продолжит наращивать свое влияние, как транзитной страны, так и поставщика возобновляемых источников энергии.

Report

Link to comment
Share on other sites

Азербайджан неизменно привлекает внимание продуктивными инициативами и проектами. В то время, когда Европа столкнулась с энергетическим кризисом, Азербайджан оказал нам большую поддержку и, можно сказать, спас Старый свет. Мы благодарим Президента Ильхама Алиева за этот шаг и за его усилия.

Об этом в эксклюзивом интервью АЗЕРТАДЖ заявил бывший президент Болгарии Петр Стоянов.

Подчеркнув важность Глобального Бакинского форума, который ежегодно проводит Международный центр Низами Гянджеви, Петер Стоянов сказал: «Диалог между народами и религиями имеет особое значение для предотвращения международных конфликтов и решения существующих в мире проблем. Необходимо вести диалог между странами».

Экс-президент подчеркнул, что от укрепления межкультурного и политического диалога зависит будущее всего мира.

Link to comment
Share on other sites

  • 3 weeks later...

Металлургия Азербайджана в ожидании полного цикла

Haqqin.az

Одним из важнейших векторов стратегии новой индустриализации Азербайджана обозначено создание металлургического комплекса полного цикла. Из-за отсутствия в стране мощностей по производству железного концентрата на протяжении многих лет отечественные предприятия черной металлургии были зависимы от импорта сырья и работали с использованием металлолома. Однако успешная деятельность дочерней компании ЗАО «AzerGold» - ООО «Daşkəsən Dəmir Filiz» (DDF) на крупнейшем в регионе железорудном месторождении «Дашкесан» позволит ориентировочно в 2025-2026 годы наладить производство необходимого сырья, а следом его переработки в высококачественный рудный концентрат, что поможет создать новую производственную цепочку в металлургической отрасли страны. 

 

Так уж сложилось исторически, что несмотря на наличие крупнейших на Южном Кавказе месторождений железной руды, металлургический комплекс Азербайджана в советские годы в основном осуществлял обработку готового чугуна и стального сырья, поступающего с металлургических заводов России, Украины, Казахстана и даже Грузии. В частности, из-за отсутствия в Азербайджане замкнутого цикла производства черных металлов добытую в Дашкесане железную руду, а также флюсы и бентониты плавили на Руставском и Таганрогском металлургических комбинатах, а из того же Рустави в республику поступали чугунные заготовки и т.д. Такая сложная схема худо-бедно функционировала в условиях советской системы взаимозачетов и дотаций на энергоносители и транспортные услуги, однако с переходом после 1991 года на рыночные отношения оказалась полностью неэффективной из-за роста накладных расходов и невыгодной из-за значительной ценовой вилки между стоимостью сырья и конечного продукта - стали.

3aa33f05efc3661ca0a1b98d46801a9a.jpeg

К сожалению, и в постсоветский период развитие металлургического сектора и сферы обработки черных металлов в Азербайджане несло бремя половинчатости и незамкнутости отраслевого цикла. Главная проблема, с которой сталкиваются отечественные сталелитейные предприятия, связана с разрозненностью металлургических предприятий и отсутствием полной производственной цепочки по переработке рудного сырья. Основным источником сырья для сталелитейных предприятий по-прежнему остаются вторичные черные металлы. Однако употребление вторчермета в качестве сырья в основном было сориентировано на производство арматуры, швеллеров и иной продукции для строительной отрасли. А вот металл для нужд производителей труб, металлоконструкций по-прежнему приходилось импортировать из соседних стран, не говоря уже о зарубежных поставках высококачественной стали для азербайджанских металлообрабатывающих заводов (например, нефтегазового машиностроения) и оборонных предприятий.

 

Однако по причине исчерпания значительной части ресурса металлолома в республике и удорожания импортного сырья в прошлом неоднократно сбивался график работ и даже происходили временные остановки сталеплавильных предприятий. Избавить этот индустриальный сектор от импортозависимости и иных технологических проблем можно лишь наладив полную технологическую цепочку в отечественной металлургии, в частности, создав мощности по переработке местной руды в железный концентрат, а также переоснастив металлургические комплексы для работы с новым сырьем.

Безусловно, предпринимались определенные шаги для развития отечественной черной металлургии, в том числе за счет введенного в строй в конце 2017 года после реконструкции Сумгайытского трубопрокатного завода - Azerboru. На территории Сумгайытского химико-промышленного парка был построен ферросплавный завод «Бакинские цветные металлы и ферросплавы», в других промышленных кластерах создавались предприятия по производству металлоконструкций и т.д.

image.jpeg.a31f4945415312a9b9a36269d50f9506.jpeg

Однако многочисленные попытки приватизации горно-обогатительного комбината ОАО Dashkesan Filizsaflashdirma и привлечения зарубежных инвесторов к созданию на этой базе полного металлургического цикла не увенчались успехом. Неудачей завершились и усилия для создания комплекса по производству стали с охватом всех этапов - от производства железной руды до выплавки стали, для чего в апреле 2013 года было создано ЗАО «Азербайджанский комплекс по производству стали» (APIK), все акции которого принадлежали государству. Реализации задуманного помешал глобальный энергетический кризис 2014-2017 годов, обернувшийся падением мировых цен на стальную продукцию более чем в 2,5 раза. Соответственно, в тот кризисный период APIK не смогло аккумулировать необходимый объем средств для претворения этого плана.

Последующий пандемический кризис 2020-2021 годов, усугубленный начавшейся в 2022 году российско-украинской войной и энергетическим обвалом в Евросоюзе, также не лучшим образом сказался на перспективах развития глобальной металлургической отрасли. В последние годы на рынке черных металлов сохраняется высокий уровень волатильности спроса и цен ввиду торговых войн между США, ЕС, Китаем, а теперь и санкционного давления на Россию. Так, с учетом ожидаемой рецессии мировой экономики на фоне ужесточения монетарной политики ФРС США и других мировых Центробанков в 2023 году ожидается рост потребления стали не более чем на 1% – до 1,814 млрд тонн. Впрочем, этот показатель может быть и ниже, если верить оценкам международного кредитно-рейтингового агентства FitchRatings, прогнозирующего в текущем году крайне низкий спрос на сталь в Евросоюзе и Китае, странах Азии.

 

Но, с другой стороны, страны постсоветского региона столкнулись с дефицитом стальной продукции из-за разрушения в ходе войны металлургического комплекса Украины и из-за санкций заметного сокращения производства в России. Наконец, ожидается, что спрос на арматуру и металлопрокат многократно возрастет в соседней Турции, где в результате катастрофического землетрясения в ближайшее время предстоит строительство порядка 24 тысяч новых жилых зданий и иных видов недвижимости.

511702a3a5b3fcc96926f29a61e7413c.jpeg

Огромный спрос на различные виды стального проката испытывает и Азербайджан, осуществляющий масштабные строительные работы на освобожденных территориях, не говоря уже об обычных потребностях жилстройсектора и нужд промышленных кластеров. Так что в последние год-два в стране наблюдается весьма ощутимый рост цен практически на все виды импортной металлургической продукции. Напомним, что ежегодный совокупный внутренний спрос на стальную продукцию в Азербайджане в докризисный период суммарно оценивался в сумму порядка $1,3 млрд, причем свыше двух третей этого объема обеспечивалось за счет импорта.

 

Тем самым, несмотря на колебания мировых цен на сталь, необходимость создания в республике полного металлургического производственного цикла по-прежнему не утратила актуальности. Решить эту задачу предстоит ООО «Daşkəsən Dəmir Filiz» (DDF) (дочерней компании принадлежащего государству ЗАО «AzerGold»), успешно осуществляющему оценочную деятельность по эксплуатации крупнейших железорудных месторождений нашей страны. Речь, в частности, идет о работах на железорудном участке «Дашкесан», включающем месторождения «Север-восток», «Север-запад», «Юг-восток», «Юг-запад», «Демиров», «Дердере». В результате прошлогодней переоценки минеральных ресурсов к прежним суммарным запасам руды на месторождениях «Север-запад» и «Юг-восток» прибавили дополнительные 67,37 млн тонн, что составило 184,97 млн тонн.

 

По этим двум месторождениям совместно с международным консультантом из Великобритании «Micon International» разработан 21-летний план эксплуатации с применением современных технологий. В то же время продолжаются разведочные работы на пяти месторождениях железорудного участка «Дашкесан» с целью увеличения сроков эксплуатации до 30 лет. По плану организации добычи железной руды в 2025-2026 гг. уже с прошлого года начаты работы по вскрытию и перемещению грунта для достижения железных пород, в итоге было добыто и складировано 350 тыс. тонн руды, а в 2023 году предполагается добыча руды в объеме 1,66 млн тонн.

Одновременно по инициативе DDF ведутся работы для реализации проекта строительства в Дашкесанском районе современного обогатительного комбината для производства железорудного концентрата с содержанием железа 67%. В частности, ожидается, что вместо устаревшей и изношенной канатной дороги, ведущей в поселок Гушчу, концентрат будет транспортироваться (смываться подачей воды) по 45-километровому шламовому трубопроводу в административный район Гянджи, где впоследствии планируется построить завод по переработке концентрата. А на следующем этапе концентрат будет перерабатываться в пеллет и железо прямого восстановления (DRI - Direct Reduced Iron) с содержанием железа 95% и горячий брикетный металл (HBI - Hot Briquetted Iron).

 

Ну а на последующих этапах формирования полного металлургического цикла в Азербайджане будут созданы мощности для переплавки в электродуговых печах произведенного в Гяндже высококонцентрированного сырья, а из полученной стали планируется производить трубы, строительную арматуру, швеллеры, рельсы, стальную проволоку, а также иные виды профильного металлопроката. Реализация этих начинаний не только избавит республику от весьма затратного импорта, но и со временем, по мере повышения мирового спроса и цен на прокат, поможет сориентировать азербайджанскую стальную продукцию на экспорт.

  • Like 1
Link to comment
Share on other sites

В Азербайджане снижение в ненефтяной промышленности: падает металлургия

 

Госкомстат обнародовал макроэкономические показатели экономического и социального развития Азербайджана за январь-февраль 2023 года.

Согласно опубликованному на днях отчету, за первые два месяца текущего года в стране было произведено валового внутреннего продукта на 19,8 миллиарда манатов. ВВП по сравнению с аналогичным периодом прошлого года увеличился на 0,4 процента, хотя «двигатель» экономики страны - нефтегазовый сектор - сократился по сравнению с первыми двумя месяцами прошлого года на 3,6 процента.

643972_src.jpeg
Госкомстат констатирует спад в ненефтяном секторе экономики
Что же касается ненефтяного сектора, то в нем, согласно отчету, зафиксирован рост на 4,6 процента. ВВП на душу населения приблизился к 1955 манатам, что на 0,2 процента меньше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Промышленное производство сократилось на 2,8 процента, в том числе добыча товарной нефти - на 6,4 процента. Вместе с тем, за отчетный период наблюдался рост добычи товарного газа - на 0,9 процента.

Серьезное снижение зафиксировано также в некоторых областях промышленности. Например, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года производство металлургической продукции сократилось на 35,4 процента, химической - на 17,2 процента. При этом производство табачных изделий увеличилось на 34,7 процента, продуктов питания - на 12,7 процента, напитков - на 17,9 процента. На 35,1 процента выросло производство строительных материалов.

643973_src.jpeg
Металлургическая промышленность упала на 35.4%
За первые два месяца 2023 года общая себестоимость производства нефтепродуктов составила 646,5 миллиона манатов, что меньше почти на 6,5 процента по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. В структуре нефтепродуктов производство смазочных масел увеличилось на 50,6 процента, нефтяного кокса - на 12,8 процента, дизельного топлива - на 0,6 процента, автомобильного бензина - на 3,7 процента, вазелина на 7,5 процента, нефтяных битумов - на 47,1 процента. А вот производство мазута сократилось на 90,8 процента.

Согласно отчету, в январе-феврале 2023 года в сельском хозяйстве было произведено 90,4 тысячи тонн мяса в живом весе, 322,3 тысячи тонн молока, 355,6 миллиона яиц и 39,5 тысячи тонн овощей. По сравнению с январем-февралем 2022 года производство мяса увеличилось на 2,8 процента, молока - на 1,1, яиц - на 16,1, овощей - на 0,8 процента.

В то же время несмотря на рост производства овощей сократился экспорт: за первые два месяца года за пределы страны были проданы 12.096 тонн, что на 6 процентов меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Экспорт свежих фруктов сократился на 13 процентов, снижение экспорта картофеля составило более 40 процентов. Экспорт растительных масел составил всего 78,4 процента.

643974_src.jpeg
Сказывается и рост потребительских цен
Госкомстат сообщает, что за первые два месяца текущего года индекс потребительских цен вырос на 13,9 процента. Продовольственные товары подорожали на 17,3 процента, непродовольственные - на 12,2 процента. В целом же, удорожание услуг, оказываемых населению, составило более 10 процентов. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года средняя заработная плата увеличилась на 11,8 процента и достигла 856 манатов, а прирост номинальных доходов населения составил 15,2 процента.

Согласно отчету, за первые два месяца года среднемесячные расходы населения на одного человека составили 405,5 маната, что на 60 манатов больше, чем за аналогичный период прошлого года. Из этих расходов 228 манатов были потрачены на продукты питания, напитки и табачные изделия, остальное - на непродовольственные товары.

Link to comment
Share on other sites

В Азербайджане идут обсуждения относительно покупки батарей для хранения электроэнергии, получаемой из возобновляемых источников энергии.

Как передает Report, об этом сообщил журналистам замминистра энергетики Эльнур Солтанов.

По его словам, проблема с приобретением связана с их дороговизной: «Эти типы батарей создают условия для эффективного использования электроэнергии. Но их цена очень высока. На Западе средства, потраченные на покупку этих батарей, включаются в стоимость тарифов. Мы же не можем пойти на такой шаг, поскольку у нас социально ориентированное государство. Поэтому сейчас обсуждения находятся на начальной стадии. Переговоры ведутся с саудовской компанией ACWA Power», - отметил он.

Link to comment
Share on other sites

В Баку установят плавучие солнечные панели на озере Беюкшор

ЭКОНОМИКА  03 Апреля 2023 - 11:04

 

Правительство Азербайджана совместно с Азиатским банком развития приступило к реализации проекта по установке плавучих солнечных панелей на озере Беюкшор в Баку.

Как сообщает Report, об этом журналистам заявил заместитель министра энергетики Эльнур Солтанов.

По его словам, за счет реализации проекта планируется выработка 0,1 мВт электроэнергии.

«Плавучие солнечные панели обходятся дороже, чем наземные. Как правило, в таких проектах инвестор требует средства у государства. У нас тарифы на возобновляемую энергию не столь высокие, поэтому мы тестируем этот проект в качестве пилотного»,- отметил замминистра.

Link to comment
Share on other sites

Азербайджан прилагает максимум усилий для диверсификации своей энергетической стратегии и участия в глобальных процессах «большого энергетического перехода 2030 года». В последние два года в стране модернизирована законодательная база и начата реализация проектов в сфере «зеленой» энергетики, в том числе с прицелом на освоение потенциала Карабахского региона, развития морской ветроэнергетики, а также солнечной генерации. В этих начинаниях уже участвуют консультанты и инвесторы из стран Персидского залива, Евросоюза, Великобритании, Израиля, Турции. Поддержка «зеленым» инициативам Баку возможна и со стороны США, а также Азиатского банка развития (АБР): перспективы такого сотрудничества обсуждались накануне в ходе азербайджано-американского энергетического форума.    

Война в Украине, сбои в евразийской логистике энергоресурсов, многократно усилившие глобальный энергетический кризис, сыграли роль катализатора, подтолкнув страны Европы, Азии, а также США к форсированному развитию сектора возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Согласно данным Международного энергетического агентства (МЭА), в ближайшие 10 лет во всем мире ежегодно будет вкладываться не менее $440 млрд в создание ВИЭ. Причем по этому пути идут не только обделенные природными ресурсами высокоразвитые страны, сегодня в числе лидеров по строительству солнечных станций значатся нефтяные Саудовская Аравия и ОАЭ, другие страны Персидского залива, ряд нефтегазодобывающих государств Центральной и Южной Азии, также форсировавших строительство объектов «зеленой» генерации. 

Развитие сектора ВИЭ отнесено к числу национальных приоритетов и в Азербайджане, и в ближайшее десятилетие в стране планируется увеличить долю «зеленой» энергетики с нынешних 17% до 30% от совокупных генерирующих мощностей страны. Решение этой задачи к 2030 году поможет Азербайджану решить задачи в рамках принятой в 2015 году международной программы ООН по «зеленой» трансформации, выполнить свои обязательства по Парижскому соглашению о климате (сокращение выбросов парниковых газов на 40% к 2030 году) и тем самым интегрироваться в многочисленные международные проекты, имеющие важное экономическое значение для нашей страны.

f95564f4cccb0fb4f81e0415f141a16d.jpeg

В частности, в ближайшие восемь лет в стране планируется ввести в строй свыше 1500 МВт генерирующих мощностей в секторе альтернативной энергетики, и первые шаги в этом направлении уже сделаны: в прошлом году стартовало строительство ветряной электростанции мощностью 240 МВт, а также солнечной электростанции «Гарадаг» мощностью 230 МВт. Оба проекта реализуются за счет частных инвестиций саудовской компании ACWA Power и Masdar из ОАЭ, привлекших к этим начинаниям в общей сложности $500 млн. А вскоре британская BP проинвестирует  реализацию еще одного проекта ВИЭ – строительство солнечной электростанции мощностью 240 МВт в Джебраильском районе. В целом же весь Карабахский регион рассматривается в качестве «Зоны зеленой энергии»: по предварительным расчетам, здесь можно генерировать свыше 10 тысяч МВт возобновляемой энергии. Весьма высок задел сегмента альтернативной энергетики и в Нахчыване - здесь запланировано строительство солнечной станции мощностью в 500 МВт. Еще более масштабными предполагаются перспективные проекты по развитию ветроэнергетики в азербайджанском секторе Каспийского моря, а также совместные с Грузией, Румынией и Венгрией планы по прокладке высоковольтного подводного кабеля через Черное море для экспорта электроэнергии в Европу.

 

Примечательно, что в последнее время интерес к потенциалу возобновляемой энергетики Азербайджана проявляют и компании из Соединенных Штатов.

«США всемерно поддерживают инициативу Азербайджана о создании коридора «зеленой» энергетики и готовы способствовать привлечению инвестиций в сферу ВИЭ в вашей стране», - сказал временный поверенный в делах США в Азербайджане Уго Гевара в ходе состоявшегося накануне азербайджано-американского энергетического форума, организованного Министерством энергетики и Азербайджанским фондом поощрения экспорта и инвестиций (AZPROMO).

Аналогичное мнение высказал и другой участник форума - помощник министра торговли США по глобальным рынкам, генеральный директор Внешнеторговой службы Арун Венкатараман: «США способствуют привлечению инвестиций в сферу «зеленой» энергетики Азербайджана, а также поддержат усилия по декарбонизации ее экономики». По его словам, проходящий в Баку форум предоставил американским компаниям прекрасные возможность ознакомиться с имеющимся в республике потенциалом ВИЭ, и, судя по всему, профильный бизнес США с большим интересом рассматривает свое участие в подобных начинаниях. В частности, в ходе форума состоялись деловые встречи между азербайджанскими и американскими компаниями, где была представлена информация об инвестиционной среде страны, презентованы текущие и перспективные проекты, в том числе в сфере производства «зеленого водорода», обозначены планы интеграции технологий «чистой энергии» в энергетический баланс и т.д.

 

Интерес к сотрудничеству в сфере альтернативной энергетики взаимный, полагает принявший участие во встречах заместитель министра энергетики Азербайджана Эльнур Солтанов, и Баку предлагает коллегам из США расширить сотрудничество в области ВИЭ по трем конкретным направлениям. «Наибольший потенциал для сотрудничества видится в освобожденных от оккупации территориях нашей страны, а также в регионе Каспийского моря и Нахчыванской Автономной Республике», - сказал замминистра.

47c30593bea5fbb842fd8c4be7affc09.jpeg

Сегодня имеются весомые основания рассчитывать и на содействие Китая в вопросе развития у нас ВИЭ: интересы Поднебесной в числе прочего продвигаются наиболее авторитетной финансовой структурой азиатского региона -Азиатским банком развития (АБР). «Правительство Азербайджана совместно с АБР приступило к реализации проекта по установке плавучих солнечных панелей на озере Беюкшор в Баку», - сообщил Э.Солтанов во время форума. Отметим, что проект предусматривает строительство на озере плавучей солнечной электростанции мощностью 100 кВт (95 кВт на воде, 5 кВт на суше). Плавучие солнечные панели обходятся дороже, чем наземные, что сказывается на окупаемости вложений, тем более что тарифы на возобновляемую энергию в республике не столь высоки, как в других регионах мира, и поэтому, считает замминистра, это начинание носит пилотный характер - с целью тестирования и оценки эффективности плавающих солнечных систем.   

   

Однако опыт сотрудничества с АБР в области «зеленой» энергетики крайне важен в контексте разрабатываемой новой стратегии странового партнерства с Азербайджаном на 2024-2028 годы. Как недавно отметила страновой директор АБР в Азербайджане Кэндис МакДейган, АБР рассмотрит возможность расширения поддержки проектов в сфере ВИЭ, если пилотный проект на озере Беюкшор принесет ожидаемые результаты. Напомним, что не так давно АБР одобрил кредитование проекта в сегменте солнечной энергетике стоимостью $21,4 млн, реализуемого Masdar Azerbaijan Energy.

И это только начало: в ближайшей перспективе сотрудничество нашей страны с АБР в сфере ВИЭ заметно расширится. Так, в настоящее время профильные ведомства Азербайджана работают над созданием концепции альянса в рамках организации CAREC (Central Asia Regional Economic Cooperation) по «зеленой» энергетике. Не так давно вице-президент АБР Шиксин Чен отметил, что правительство Азербайджана и энергетическое сообщество CAREC приступили к разработке концепции Альянса по «зеленой» энергии, и эта структура вскоре создаст платформу, чтобы сделать проекты в сфере ВИЭ доступными для инвесторов.

Link to comment
Share on other sites

Мировые цены на нефть во вторник утром продолжили рост после скачка в понедельник, связанного с реакцией рынков на решение ОПЕК+ о снижении добычи. Несмотря на прилагаемые со второй половины прошлого года усилия США и ЕС добиться снижения глобальных цен на углеводородное сырье, Саудовская Аравия, Россия и ряд других добывающих стран объявили о добровольном скоординированном сокращении нефтедобычи на 1,7 млн баррелей в сутки. В какие формы противодействия выльется негативная реакция Вашингтона и Брюсселя на решение ОПЕК+, пока не ясно. Однако ведущие эксперты, банковские и фондовые аналитики в большинстве своем уверены в продолжении «бычьих» трендов на нефтяном рынке и повысили годовые прогнозы до $100 и более за баррель Brent.

 

После завершения длившегося с 2021 года периода стабильного и устойчивого повышения спроса и цен на нефть, поддерживавшего на пике цены на «черное золото» в 100 и выше долларов США за баррель, с осени прошлого года сырьевые рынки достаточно сильно лихорадило. Энергетический рынок получал отрицательные импульсы из-за сокращения промышленного производства в Евросоюзе, снижения потребления энергоресурсов на развивающихся рынках, в частности в индустриальных регионах Азии, и все эти процессы сопровождались высокой ценовой волатильностью. Сказывались и многочисленные прогнозы об ожидаемой на 2023 год сильнейшей рецессии и обвале многих экономик, что также понижало спрос на фондовых рынках: только в августе-декабре прошлого года цена барреля нефти Brent потеряла более $30, этот тренд продолжился и в этом году.

Однако вопреки прессингу со стороны коллективного Запада, стремящегося заморозить нефтяные цены на возможно низком уровне, в начале октября 2022 года участники нефтяного картеля приняли решение о сокращении начиная с ноября нефтедобычи на два миллиона баррелей в сутки. Следом, на декабрьском заседании Министерского мониторингового комитета ОПЕК+ (JMMC), участники соглашения, объединяющего 23 нефтедобывающие государства мира, договорились сохранить действующие квоты на добычу нефти. Согласно данным Министерства энергетики Азербайджана, неизменными остались и обязательства нашей страны по сокращению добычи сырой нефти на 33 тыс. баррелей в сутки, а ежедневная квота остается на уровне 684 тыс. баррелей в сутки.

d7d6d84a64ffccafcbbdb8477a0b64da.jpeg

Растущие с начала года запасы нефти и высокий уровень ценовой волатильности в перовом квартале текущего года побудили участников картеля и их партнеров внести определенные коррективы в объемы добычи. Рост коммерческих запасов нефти на рынке подтвердили и министры JMMC во время переговоров на состоявшейся в минувший понедельник встрече. Тогда же девять из двадцати стран, участвующих в сделке ОПЕК+, объявили о добровольном скоординированном сокращении нефтедобычи на почти 1,7 млн баррелей в сутки (б/с) в период с мая по декабрь 2023 года. Согласно решению, Саудовская Аравия сократит суточную добычу на 500 тысяч баррелей, Ирак - на 211 тыс. б/с, ОАЭ - на 144 тыс. б/с, Кувейт - на 128 тыс. б/с, Оман - на 40 тыс. б/с, Алжир - на 48 тыс. б/с, Казахстан - на 78 тыс. б/с, Габон - на 8 тыс. б/с. Намерение JMMC было поддержано и Россией, которая продлила свое решение о снижении нефтедобычи на 500 тыс. б/с с июля до конца 2023 года.

 

Следует, однако, отметить, что позиция Москвы в этом вопросе вынужденная: в декабре прошлого года вступило в силу эмбарго на поставки нефти из РФ в Европу морским транспортом с сохранением ограниченного экспорта только через нефтепровод «Дружба», также для российской нефти был введен ценовой потолок.  В результате из общего объема поставок из РФ в ЕС, составлявшего 4,5 млн баррелей в сутки, с 5 декабря прошлого года перестало поступать порядка половины. Согласно прогнозам Международного энергетического агентства (МЭА), в связи с эмбарго в 2023 году добыча российской нефти может сократиться на 1,4 млн баррелей в сутки. И в этом плане Москве, по сути, нечего терять – ее нефтяные убытки неизбежны в любом случае, а солидарность с позицией ОПЕК+, кроме всего прочего, добавляет ей политические очки, не говоря уже об увеличении прибылей за счет роста цен.    

 

Эксперты агентства Bloomberg считают революционным принятое на днях министрами JMMC решение: «Саудовская Аравия изменила ситуацию на мировом энергетическом рынке, согласившись сократить суточную добычу нефти на 500 тыс. баррелей в сутки, такие же шаги приняли партнеры королевства - другие участники ОПЕК+. В результате цены на сырье марки Brent могут приблизиться к отметке $100 за баррель в обозримом будущем». Bloomberg отмечает, что сразу же после решения картеля и его партнёров биржевые цены выросли на $5, превысив $84 за баррель, и этот рост продолжится, так как имеется немалый оптимизм по поводу того, что нынешние события станут началом «бычьих» трендов на биржах. Напомним, что во вторник нефть медленно дорожала, а стоимость июньских фьючерсов на марку Brent перевалила за $85,9 на ряде бирж.

 

Другие экспертные структуры также полагают, что рост нефти в свете последних решений ОПЕК+ продолжится: аналитики американского инвестиционного банка Goldman Sachs пересмотрели свои прежние оценки, повысив прогноз цены нефти Brent на декабрь 2023 года с $90 до $95, а на декабрь 2024-го - с $95 до $100 за баррель. Некоторые же специалисты рынка и вовсе заговорили о трехзначных цифрах, в частности в Rystad Energy допускают, что уже нынешним летом стоимость Brent может подняться в район $110 за баррель.

 

Что касается «заклятых» друзей нефтяного картеля – США и ЕС, то вполне очевидно, что последнее решение ОПЕК+ вызвало у них сдержанно негативную реакцию. «Принятые картелем решения вызывают сожаление. Пока трудно спрогнозировать последствия снижении добычи нефти на мировых ценах, однако сам этот шаг считаю неправильным», - заявила министр финансов США Джанет Йеллен. Аналогичное мнение высказал и координатор по стратегическим коммуникациям Совета по нацбезопасности Белого дома Джон Кирби, по словам которого, учитывая неясную ситуацию на рынке, снижение добычи нефти на данный момент нежелательно. «Соединенные Штаты будут стремиться восполнить запасы нефти в стратегическом нефтяном резерве, и мы пытаемся делать это с выгодой для налогоплательщиков. Теперь это будет зависеть от ограничений, таких как обязательные продажи по решению Конгресса, и от потребностей в техническом обслуживании, но мы по-прежнему твердо намерены восстановить резерв», - отметил Дж.Кирби, подчеркнувший, что картель заранее предупредил США о планах сокращения нефтедобычи.  

5cb6cb0d8a0c21b3ce1bb993ece49e47.jpeg

В свою очередь, официальный представитель Еврокомиссии (ЕК) Тим Макфи отметил, что в ЕК пристально следят за ситуацией на энергорынках после решения ОПЕК+ о снижении добычи нефти, однако пока только анализируют данные и не готовы их комментировать. Здесь необходимо отметить, что наибольшее давление из-за принятых картелем решений по сокращению добычи испытывает именно Евросоюз, не так давно усиливший санкционные ограничения на поставки российской нефти, топлива и нефтепродуктов на свой рынок. Сокращение добычи и рост цен на нефть весьма осложняют работу Центробанков США и ЕС по снижению инфляции, что вкупе с рецессией усиливает риски для экономик Запада.        

Так или иначе аналитики полагают, что снижение цен на нефть в связи с ухудшением ситуации в мировой экономике и банковский кризис в США и Европе, наблюдаемые в последние месяцы, уже не будут главными факторами, влияющими на перспективы энергетического баланса в мире. С учетом планов сокращения добычи можно предположить, что в скором времени запасы нефти даже на профицитных рынках быстро исчерпаются, и уже к лету снизившееся предложение и растущий спрос потянут цены вверх.    

 

В этом, безусловно, заинтересован и Азербайджан, где в последнее время сокращается добыча нефти: в прошлом году ее вместе с конденсатом было добыто 2,9 млн тонн, то есть со спадом на 6,9%. Однако при росте мировых цен наша страна может ощутимо увеличивать доходы от экспорта нефти, даже физически вывозя за рубеж меньшие объемы нефти. Собственно, это уже происходит: вслед за Brent подорожала и привязанная к ней марка азербайджанской легкой нефти Azeri Light - после решения ОПЕК+ она торговалась на базе CIF в итальянском порту Аугуста за $87,81 за баррель, тем самым цена выросла на 5,93 доллара, или 7,24%. Более качественная легкая азербайджанская нефть реализуется с небольшой наценкой - в понедельник премия за смесь БТД составила +3.30, а Azeri Light +3.10. С учетом последних трендов цены на азербайджанскую нефть будут последовательно расти, особенно с учетом растущего спроса в странах ЕС, где в этом году станет еще меньше российской нефти. Дополнительным драйвером, повышающим спрос на глобальном рынке, станет снятие карантинных ограничений по COVID-19 в Китае, когда экономика Поднебесной начнет наверстывать потери. Ожидается, что спрос на сырую нефть на китайском рынке может достичь 1,6 млн баррелей в сутки к концу этого года.

Link to comment
Share on other sites

W1siZiIsIjIwMjMvMDQvMDkvMDkvNTAvMDIvYmQ1

Азербайджан может стать важным региональным лидером и поставщиком низкоуглеродного водорода в ЕС.

 

Как сообщает Trend, об этом заявил управляющий директор и партнер Boston Consulting Group (BCG) Владимир Рогов.

Эксперт подчеркнул, что в период до 2050 года мировые инвестиции в низкоуглеродный водород составят от 6 до 12 трлн долларов США.

"Однако 300-700 млрд долларов из этого объема необходимо разместить уже до 2030 года. Азербайджан может стать одним из бенефициаров водородного тренда, благодаря своим уникальным конкурентным преимуществам. Благодаря наличию всех факторов, необходимых для развития индустрии "зеленого" водорода, Азербайджан может стать региональным лидером и надежным поставщиком ЕС. Поддержка проектов "зеленой энергетики" в рамках европейской программы льготного финансирования REPowerEU и растущий интерес инвесторов создают благоприятные условия для быстрого развития сектора возобновляемых источников энергии (ВИЭ) и водородного сектора экономики страны", - отметил он.

 

Как сказал Владимир Рогов, низкоуглеродный водород - инновационная возможность для снижения углеродных выбросов в отраслях, плохо поддающихся декарбонизации, таких как производство базовых химикатов, авиация, сталелитейная промышленность, морские перевозки и дальнемагистральные автоперевозки, которая будет использоваться для достижения углеродной нейтральности к 2050 году.

"В отличие от "серого" водорода, получаемого из природного газа или метана, низкоуглеродный водород производится методом электролиза с использованием электроэнергии, полученной из таких возобновляемых источников, как энергия ветра или солнца, или из ископаемых видов топлива в сочетании с улавливанием и хранением углерода", - добавил он.

Link to comment
Share on other sites

Турция занимает первое место среди стран, инвестирующих в ненефтяной сектор Азербайджана. В различных отраслях нашей страны функционирует более 5 000 турецких компаний.

По словам заместителя председателя Общественного объединения "Предпринимателей и промышленников Турции и Азербайджана" (TÜİB) Рагыпа Сари, созданные в АР для бизнесменов условия находятся на уровень выше мировых стандартов.

"Эти условия улучшаются и развиваются с каждым годом", - добавил он.

 

Подробнее - в сюжете Baku TV.

Link to comment
Share on other sites

BP: На проект «Центральный Восточный Азери» выделено 2,9 млрд долларов

d-4-900x600.jpg

На проект «Центральный Восточный Азери», реализуемый в рамках разработки нефтегазовых месторождений «Азери-Чираг-Гюнешли», до настоящего времени выделено 2,9 млрд. долларов.

Как передает #, об этом журналистам сообщил руководитель проекта BP по механической передаче Шюкюр Садыхов.

По его словам, общая стоимость проекта составляет 6 млрд. долларов.

Шюкюр Садыхов также отметил, что в рамках проекта уже выполнено 85% работ.

Представитель BP также напомнил, что первая добыча нефти по проекту запланирована на первый квартал 2024 года.

  • Like 1
Link to comment
Share on other sites

  • 2 weeks later...

Банковский сектор Азербайджана на фоне глобальных рисков

 

В США и Европе удалось преодолеть недавний банковский кризис, не позволив ему перерасти в масштабный финансовый обвал, подобный ипотечному кризису 2008 года. Однако эксперты опасаются, что находящиеся под прессингом рецессии и роста цен банки развивающихся стран столкнулись с ужесточением денежно-кредитной политики из-за попыток центробанков сдержать высокую инфляцию, и это может привести к серьезным проблемам.

 

В то же время, согласно недавним данным рейтингового агентства Moody`s, в марте этого года число корпоративных дефолтов в мире, в том числе в банковском секторе, выросло до максимума с декабря 2020 года. На этом негативном фоне банковская система Азербайджана в первом квартале 2023-го обеспечила рост по базовым показателям и демонстрирует устойчивость к рискам.

Наблюдавшийся в марте текущего года банковский кризис в США и Европе вызвал у ряда аналитиков опасения о начале банкротства кредитных структур в глобальных масштабах, аналогично известным событиям 15-летней давности. Речь, в частности, шла о проблемах у трех достаточно крупных банков США – Silicon Valley Bank, Signature Bank и First Republic Bank, а также крупнейшего банка Швейцарии – Credit Suisse.

 

Но этот негатив не перерос во что-то масштабное в силу запаса финансовой устойчивости кредитной системы западных стран, подвергшейся масштабным реформам после финансового кризиса 2008 года, а также благодаря своевременной реакции финансовых регуляторов. В частности, американскому First Republic Bank была предоставлена помощь на $30 млрд от пула 11 крупных американских банков, а также финансовые регуляторы США пообещали вернуть вкладчикам их средства в полном объеме. Погоревшие американские банки решили рискнуть и поиграть на рынке криптовалют и с инвестициями в стартапы. В Швейцарии же банку и вовсе не дали обанкротиться - там сегодня осуществляется его перепродажа.

 

Так или иначе кризис удалось преодолеть благодаря оперативным действиям регуляторов: они изъяли проблемные банки у их владельцев во внешнее управление, а вкладчикам гарантировали возврат средств - такой выход из ситуации недавно озвучили министры финансов и главы центробанков стран «Большой семерки».

 

«Крах трех средних по размеру американских банков и последовавшая за этим финансовая напряженность не станет «большой проблемой» для экономики США. Банковская система действительно стабилизировалась, однако мы будем внимательно следить за ситуацией, так как недавний банковский кризис увеличил неопределенность в отношении перспектив экономики», - отметил президент Федерального резервного банка (ФРБ) Нью-Йорка Джон Уильямс в опубликованном во вторник интервью Yahoo Finance.

Однако о все еще имеющихся серьезных рисках свидетельствуют данные рейтингового агентства Moody`s: «Число корпоративных дефолтов в мире в марте выросло до максимума с декабря 2020 года, о дефолте по долговым обязательствам в марте объявили пятнадцать корпоративных эмитентов, в том числе Silicon Valley Bank и Signature Bank.

 

Стресс, который испытали некоторые из средних по размеру американских банков в прошлом месяце, служит напоминанием о том, что изменение денежно-кредитной политики может спровоцировать риски, которые в противном случае не проявились бы». В первом квартале 2023 года число корпоративных дефолтов достигло 33, что является максимумом с конца 2022 года, сообщают в Moody`s.

О том, что банковские кризисы по ряду новых причин могут скоро повториться, поскольку в настоящее время в мире наблюдается быстрый переход от низких к гораздо более высоким процентным ставкам, говорит и директор-распорядитель Международного валютного фонда (МВФ) Кристалина Георгиева. «Инфляция неизбежно создает турбулентность для банковского сектора некоторых экономически развитых государств», - объяснила глава МВФ.

88657167ef788be3a24221055552bc67.jpeg

Наличие подобных рисков косвенно подтверждают и недавние заявления главы Европейского центрального банка (ЕЦБ) Кристин Лагард, полагающей, что геополитическое противостояние США и Китая может разогнать мировую инфляцию на 5%. Глава ЕЦБ обратила внимание на отдельные признаки роста доли юаня и рупии в международной торговле, ослабление позиций доллара и евро, а также на повышение интереса к золоту как альтернативному резервному активу.

 

Высокая инфляция и ослабление традиционных международных резервных валют оказывают отрицательное воздействие на монетарную стабильность и косвенным образом затрагивают и банковский сектор. Дело в том, что с конца лета прошлого года в США, Евросоюзе, Канаде, Швейцарии, Израиле, странах Юго-Восточной Азии, ЮАР в целях обуздания галопирующей инфляции началось поэтапное повышение учетных ставок. В частности, ставка рефинансирования в США уже к середине декабря 2022 года достигла 4,5%, а 22 марта 2023-го ФРС повысила ставку на 25 базисных пунктов — с 4,5−4,75% до 4,75−5% годовых. Следом за Америкой аналогичные шаги 24 марта предпринял и Банк Англии, повысив учетную ставку на 25 базисных пунктов до 4.25%, с перспективой довести ее уровень до 5% в мае этого года. Наконец, Центробанк ЕС (ЕЦБ), несколько раз повышавший учетную ставку с нуля в мае до 2,5% к середине декабря прошлого года, в середине марта 2023 года также был вынужден повысить ученую ставку до 3,5%, и тоже с прогнозом дальнейшего роста в мае. По этому же пути идут и регуляторы большинства постсоветских стран, последовательно повышая ставки рефинансирования: в частности, в прошлом году Центробанк Азербайджана (ЦБА) неоднократно повышал показатели рефинансирования и в конце марта 2023 года в очередной раз принял решение повысить учетную ставку на 0,25 процентных пункта - до 8,75%.

Тем самым центробанки ведущих и развивающихся стран мира вполне однозначно сигнализируют, что период «дешевых» денег и доступных кредитов остался далеко позади, а укрепление монетарной стабильности и снижение инфляции сегодня является задачей более важной, нежели поддержка банков и инвесторов дешевыми займами. Об этом говорится и в недавнем докладе МВФ, где отмечается, что неблагоприятный сценарий в финансовом секторе США и других развитых экономиках приведет к резкому сокращению банковского кредитования.

 

«При неблагоприятном сценарии банковские заимствования в США и других развитых экономиках могут резко сократиться. А это может обернуться рядом негативных макроэкономических эффектов, среди которых ухудшение «уровня уверенности» домашних хозяйств и бизнеса, роста сбережений и сокращение инвестиций», - отмечается в докладе Фонда. В МВФ полагают, что в случае роста инфляции, усиления рецессии и снижения спроса на заемные средства банковский кризис грозит в первую очередь развивающимся рынкам: не во всех развивающихся странах вклады застрахованы государством, не у всех есть деньги, чтобы спасать лопнувшие банки, кроме того, заемщики в небогатых странах обычно более рискованны и менее надежны.

К счастью, наблюдаемый в США и Европе негатив пока в наименьшей степени затронул финансовый сектор Азербайджана, и сколько-либо серьезных рисков для банковской системы нашей страны пока не выявлено.

 

В свое время в Азербайджане извлекли уроки из кризисной ситуации 2008-го и особенно 2015 годов, и были осуществлены масштабная санация и реформы в банковском секторе, выведшие с рынка наиболее слабых игроков. В стране развиты все необходимые механизмы защиты депозитов вкладчиков, ужесточены пруденциальные нормативы, весьма строго контролируются условия кредитования, создана база данных по кредитной истории заемщиков, сокращается долларизация вкладов и т.д.           

Состояние банковского сектора Азербайджана, несомненно, улучшилось за последние годы, о чем говорится в недавнем отчете международного рейтингового агентства Fitch Ratings. «Доля необслуживаемых кредитов снизилась до 2,9% на конец 2022 года с 6,1% на конец 2020 года, чему способствовал сильный рост в кредитных вложениях сектора.

 

Рентабельность среднего капитала составляла 17,3% в 2022 году и, вероятно, останется выше 15% в текущем году, уровень адекватности капитала первого уровня составляет 15,2%, а российское присутствие в банковском секторе республики невелико. Также коэффициент долларизации депозитов снизился до 48% на конец 2022 года с 60% на конец первого полугодия 2020 года», - указывают эксперты агентства.

Аналогичного мнения придерживаются и в Ассоциации банков Азербайджана, где полагают безосновательными слухи о «замораживании депозитов» и иных надуманных проблемах и, напротив, утверждают, что развитие, наблюдаемое в банковском секторе страны, продолжается по восходящей траектории, а кредитная система сохраняет свою устойчивость и в 2023 году.

 

Наглядным подтверждением этому служат последние сведения ЦБА о состоянии банковского сектора страны: чистая прибыль 25 азербайджанских банков в первом квартале 2023 года выросла на 54% и достигла 267,9 млн манатов. В свою очередь, в январе-феврале текущего года активы банковского сектора выросли на 18,8% и перевалили за 45,708 млрд манатов. За два месяца этого года банки несколько нарастили кредитный портфель (0,8%), превысивший 19,757 млрд, в том числе рост по ипотеке составил 2,4% - более чем 3,3 млрд манатов, а по потребкредитованию 1,9% - свыше 5,863 млрд манатов.

 

Примечательно, что для возмещения возможных убытков по кредитам банками создан целевой резерв в размере 1,473 млрд манатов.

Несмотря на глобальные перипетии - импортируемую инфляцию, рецессию и иные риски, население Азербайджана сохраняет доверие к банковской системе в целом и курсовой устойчивости маната. Об этом свидетельствует тот факт, что в январе-феврале текущего года банковские вклады населения (включая средства физлиц, занимающихся индивидуальной предпринимательской деятельностью) выросли на 1,4% - до без малого 11,902 млрд манатов. Продолжился и устойчивый тренд сокращения долларизации вкладов населения: за отчетный период депозиты в инвалюте снизились до 38,7%, а в национальной валюте - манате, напротив, возросли на 2,2% - до 7,298 млрд манатов, или 61,3% всех вкладов.   

 

Сравнительно высокие цены на углеводородное сырье и перспективы их дальнейшего роста, учитывая недавние решения ОПЕК+ ощутимо сократить добычу нефти, дают основание полагать, что профицит платежного баланса Азербайджана сохранится в положительной зоне, а со второй половины года еще более укрепится.

 

А это ключевое условие сохранения монетарной стабильности и устойчивости курса маната – важнейших компонентов эффективной работы финансовой системы страны. В свою очередь, стабильное развитие ненефтяного сектора, поддержанное устойчивым экспортом и подрядами в рамках «Большой стройки» в Карабахском регионе продолжит поддерживать спрос частного сектора на банковские кредитные ресурсы, снижая негативное воздействие фактора избыточной ликвидности даже с учетом проводимого ЦБА курса на повышение учетной ставки в целях борьбы с инфляцией.

Link to comment
Share on other sites

Ильхам Алиев констатирует… и снижаются трансферты в бюджет из Нефтяного фонда 

 

Как сообщает пресс-служба Государственного нефтяного фонда, трансферт из этой структуры в госбюджет Азербайджана составил по итогам первого квартала текущего года 1,576 миллиарда манатов, что на 42,8 процента ниже прогноза.

 

Даже трудно припомнить, было ли вообще такое, чтобы поступления из нефтяного фонда в бюджет Азербайджана сокращались. Нефтедоллары миллиардами стабильно текли в казну страны, и этот поток с каждым годом только ширился, увеличивая темпы развития национальной экономики. Объем трансфертов из Госнефтефонда был сопоставим, а порой даже превышал совокупную сумму остальных поступлений в доходную часть бюджета. И, как следствие, сегодня в фонде хранится примерно лишь треть от поступлений за двадцать лет его существования, тогда как в два раза большую сумму поглотил государственный бюджет.

649940_src.jpeg

Нефтедолларов все больше, трансфертов все меньше

Haqqin.az не раз анализировал эту чрезвычайно важную тему, констатируя необходимость повышения эффективности фискальной политики, дабы большая часть валютных средств, аккумулированных в нефтефонде, осталась в качестве резерва для будущих поколений граждан Азербайджана. И вот, похоже, сегодня мы наблюдаем первые шаги в этом направлении, что подтверждают показатели фонда.

Так, по итогам первого квартала активы Госнефтефонда выросли на 9 процентов, составив 53,437 миллиарда долларов. При этом доходы бюджета фонда превысили 7,643 миллиарда манатов, а расходы – 1,584 миллиарда.

 

К тому же если раньше основная часть доходов фонда формировалась за счет поступлений от реализации нефтегазовых контрактов, то сегодня сопоставимые объемы доходов поступают также от управления средствами и корректировки валютных курсов. В частности, за первый квартал от реализации соглашений в фонд поступило 5,596 миллиарда манатов, от управления средствами – 2,047 миллиарда, а в связи с изменением валютных курсов -1,428 миллиарда манатов.

Следует отметить, что в целом конъюнктура на мировом рынке складывается в пользу Азербайджана. 

 

Сохраняющиеся на достаточно высоком уровне цены на нефть способствуют стабильному пополнению госбюджета. Так, по данным Министерства финансов, доходы госбюджета в первом квартале выросли по сравнению с аналогичным показателем прошлого года на 18,3 процента, составив 8,290 миллиарда манатов. При этом нефтегазовые доходы увеличились на 16,5 процента, составив 3,860 миллиарда манатов, или 46,6 процента от всех бюджетных доходов. Отрадно, что поступления от ненефтегазового сектора возросли еще больше – до 19,9 процента, составив 4,430 миллиарда манатов, или 53,4 процента от всех бюджетных доходов.

649942_src.jpeg

Растут и валютные запасы страны

Но и эту динамику во многом «подтолкнули» высокие рыночные цены на углеводороды, которые, в свою очередь, косвенно отразились и на структуре доходов по линии Государственной налоговой службы, которые возросли на 74,8 процента, составив около 4,890 миллиарда манатов. Что же касается Государственного таможенного комитета, то он обеспечил поступления в бюджет на уровне 1,545 миллиарда манатов, что на 25,4 процента выше показателя годовой давности.

Я там, где меня нет. А там, где я есть, меня там точно не было! 

Link to comment
Share on other sites

Таким образом, присовокупив к уже приведенным цифрам небольшой объем прочих поступлений, удалось снизить размер трансфертов из Госнефтефонда в бюджет страны до 1,576 миллиарда манатов, то есть на 42,8 процента.

Закономерно, что сложившаяся ситуация привела к значительному росту валютных резервов Азербайджана. Только в первом квартале текущего года они возросли на 7,8 процента, или более чем на 4,541 миллиарда долларов США. При этом объем валютных резервов непосредственно в Госнефтефонде повысился на 9 процентов, составив 4,404 миллиарда долларов, а валютные резервы Центробанка Азербайджана возросли на 137,3 миллиона долларов.

 

Таким образом, общий объем валютных резервов Азербайджана уже превысил 62,570 миллиарда долларов, из которых 85,4 процента, или более 53,437 миллиарда долларов составляет доля Госнефтефонда, а 14,6 процента, или 9,133 миллиарда долларов – резерв Центробанка.

А резервы Центробанка составили 9,133 миллиарда долларов

649945_src.jpeg

Конечно, успехи, достигнутые в первом квартале текущего года, впечатляют. Ведь откладывая ежегодно примерно по 10 миллиардов долларов, мы окажем большую услугу будущим поколениям. Которым, впрочем, еще больше нужно мощное государство с высокоразвитой и современной экономикой, а также восстановленными по последнему слову науки и техники территории, освобожденные от оккупации. Получив столь впечатляющее наследство, будущие поколения граждан Азербайджана смогут на прочной основе успешно продолжать и преумножать начинания, которые закладываются сегодня.

 

И первым внимание на это обратил президент Азербайджана Ильхам Алиев, который на фоне превышения фактических налоговых сборов над прогнозами поручил правительству подготовить проект поправок в параметры государственного бюджета на 2023 год. Расчет главы государства понятен: если по итогам первого квартала налоговые и таможенные органы страны собрали доходов на полтора миллиарда манатов сверх прогноза, то по итогам года эта цифра, естественно, должна быть выше. А потому необходим пересмотр бюджетных параметров, цель которого - ускорить ряд работ и выполнить задачи, стоящие перед страной.

 

А таких немало.

По мнению главы государства, дополнительные расходы госбюджета составят в результате новых поправок не менее трех миллиардов манатов, основная часть которых пойдет на финансирование работ по восстановлению Карабаха и Восточного Зангезура.

Есть и другое важное направление использования средств – постоянно меняющаяся региональная и геополитическая ситуация требует систематически наращивать расходы на обороноспособность страны. Ситуация, сложившаяся на рынке, доказывает, что бюджет Азербайджана выдержит увеличение расходной части на 3 миллиарда манатов.

 

При этом возникает вопрос: не потребуют ли дополнительные бюджетные ассигнования пересмотра параметров трансферта из Госнефтефонда в госбюджет? Напомним, что по итогам 2023 года трансферт из Госнефтефонда в бюджет страны предусмотрен в размере 11,3 миллиарда манатов. Причем предполагается, что эта сумма будет существенно снижена. Правда, для этого нужно, чтобы фискальные службы страны обеспечили поступление в госбюджет из других источников, без использования средств Госнефтефонда, дополнительные три миллиарда манатов.

Тогда удастся и текущие проблемы решить, и о будущих поколениях позаботиться.

Я там, где меня нет. А там, где я есть, меня там точно не было! 

Link to comment
Share on other sites

  • 2 weeks later...

Что происходит на Бакинской фондовой бирже?

 

Несмотря на то, что оборот ЗАО «Бакинская фондовая биржа» (БФБ) продолжает падать, сама биржа и Центробанк, являющийся регулятором финансового рынка страны, говорят об этом как-то походя, вскользь. Хотя проблема, думается, достаточно серьезна, чтобы заслуживать пристального внимания.

 

Падение БФБ подтверждает даже поверхностный сравнительный анализ данных, ежемесячно представляемых самой биржей. Так, по итогам первого квартала текущего года общая стоимость сделок на фондовой бирже по всем финансовым инструментам составила 3 миллиарда 292,563 миллиона манатов.

Отсюда следует, что ежемесячный оборот ЗАО составляет в среднем 1,1 миллиарда манатов - показатель, который трудно назвать особым достижением Азербайджана – страны с достаточно сильной экономикой. Правда, биржа – организация нестабильная, ее показатели меняются так резко, что уследить за ними можно далеко не всегда. Тем больше настораживает ситуация, когда падение оборота торгов на БФБ приобретает характер устойчивой тенденции, в которой не видны даже проблески роста. Что красноречиво подтверждает статистика самой биржи.

Несмотря на призывы правительства, корпоративные ценные бумаги так и не стали в нашей стране ходовым товаром, что, к сожалению, закономерно

Так, нынешний квартальный показатель на 35,4 процента ниже, чем за аналогичный период прошлого года. А количество заключенных за год сделок снизилось на 5,4 процента.

Однако реальную причину уменьшения оборота торгов следует искать не в количественном спаде биржевых сделок, а в их структуре.

652970_src.jpeg

В течение квартала на государственные ценные бумаги пришлось 31,7 процента оборота биржи, или 1 миллиард 44,899 миллиона манатов, что на 61,8 процента, или в 2,6 раза меньше, чем год назад. При этом стоимость сделок на рынке корпоративных ценных бумаг выросла на 29,6 процента - до 290,782 млн манатов, а стоимость операций репо (сделки купли/продажи ценной бумаги с обязательством обратной продажей/покупкой – ред.) снизилась на 8,5 процента - до 1 миллиарда 956,882 миллиона манатов.

Таким образом, становится ясно, что лихорадит нашу биржу низкий спрос на государственные ценные бумаги и операции репо, которые, как известно, являются основой биржевого оборота.

 

Отсюда и стабильное снижение показателей.

Что же касается рынка корпоративных ценных бумаг, то он в Азербайджане так толком и не сформировался. За 2019 год было утверждено только три проспекта эмиссии, в 2020 году – одиннадцать, а в 2021-м - двадцать. И лишь в прошлом году ситуация несколько улучшилась, и за десять месяцев были утверждены 25 проспектов эмиссии, что является для нашей страны рекордным показателем.

На слабый рынок корпоративных ценных бумаг жаловался и Центробанк

652973_src.jpeg

Отметим, что на слабый рынок корпоративных ценных бумаг жаловался ранее и Самир Исмаилов, заместитель директора Департамента политики и контроля за деятельностью рынка капитала Центробанка. По его мнению, рынок капитала в стране создает возможности для привлечения средств только в финансовый сектор.

Тогда как участие реального сектора весьма ограничено. Другими словами, весь рынок капитала в Азербайджане строится, главным образом, на государственных облигациях Министерства финансов и нотах Центробанка. А все действующие в реальном секторе экономики компании, в том числе достаточно крупные, к этому рынку даже не подходят. Это, наверное, относится также к банкам и другим финансовым структурам, деятельность которых регулируется Центробанком.

Правда, здесь картина несколько иная.

Да, суммы, вложенные азербайджанскими банками в ценные бумаги, достигли по итогам прошлого года 8,4 миллиарда манатов (то есть порядка 5 миллиардов долларов США по текущему курсу). Инвестиции банков страны в ценные бумаги превысили в прошлом году аналогичный показатель годичной давности на 70 процентов, или на 3,4 миллиарда манатов. С 2020 года инвестиции банков в ценные бумаги выросли почти в два, а с 2019 года - почти в три раза.

 

Другой вопрос, куда направляются эти инвестиции?

Выясняется, что помимо рассчитанных исключительно для банков нот Центробанка, банки страны инвестируют в гособлигации Министерства финансов. Только в 2022 году инвестиции в ценные бумаги Минфина достигли в общих активах банков 17,7 процента. В предыдущем году этот показатель составлял 12,7 процента, в 2020 году - 13,5, а в 2019 году – 10 процентов. Но и здесь пять из 25 банков страны интерес к ценным бумагам не проявляют вообще, инвестиции четырнадцати банков варьируются в «вилке» от 10 до 100 миллионов манатов, и только три крупнейших банка страны - ABB Bank, PASHA Bank и Kapital Bank вложили в ценные бумаги 87 процентов инвестиций всего банковского сектора - 7,26 миллиарда манатов.

Выходит, что интерес к ценным бумагам, причем исключительно к государственным, проявляют только банки страны, да и то не все. Что же касается корпоративных ценных бумаг, то их они не очень интересуют – слишком велики риски. Хотя в странах с нормальной рыночной экономикой корпоративные ценные бумаги вполне успешно конкурируют с государственными. Да и зачем, собственно, банку акция какой-то компании, если она не пользуется спросом у населения?

 

Приходится констатировать, что несмотря на призывы правительства, корпоративные ценные бумаги так и не стали в нашей стране ходовым товаром, что, к сожалению, закономерно. Ведь выпуск государственных ценных бумаг носит ситуативный характер – чем лучше правительству, тем меньше их надо. А вот корпоративные бумаги выпускаются разными предприятиями и с разной целью. И всегда в обороте.

Link to comment
Share on other sites