Jump to content
  Love reading great articles? Visit Elix.com today!
Belushka

Великие Азербайджанцы Всех Времен

Recommended Posts

Я давно хотела повесить такой топик но как-то руки не доходили. В последние годы в связи с некоторыми событиями наш коэффициент самооценки как нации очень снизился. Это нетрудно заметить даже по форуму- сплошная самокритика. Да негатива сейчас много но ведь было же в нашей истории очень много такого чем мы можем гордиться.

Поэтому у меня предложение помещать на этой ветке информацию о великих или известных азербайджанцах которыми мы можем гордиться.

Заранее спасибо

Share this post


Link to post
Share on other sites

Топчибашев Мустафа Агабек оглы [р. 5(17).8.1895, Ереван],

советский хирург, академик (1945) и вице-президент (1951—56 и с 1959) АН Азербайджанской ССР, академик АМН СССР (1960), Герой Социалистического Труда (1975). Член КПСС с 1947. В 1919 окончил медицинский факультет Киевского университета. В 1930—75 заведующий кафедрой факультетской хирургии Азербайджанского медицинский института им. Н. Нариманова и одновременно (1945— 1948) директор института экспериментальной медицины АН Азербайджанской ССР. Основные труды по проблемам брюшной хирургии, краевой патологии и др. Предложил оригинальные диагностические и оперативные методы. Почётный член Всесоюзного общества хирургов (с 1950) и член Международной ассоциации хирургов (с 1950). Член-корреспондент АН НРБ (1951). Председатель азербайджанского комитета защиты мира (с 1950). Государственная премия СССР (1943). Награжден 4 орденами Ленина, 5 др. орденами, а также медалями.

Соч.: Аппарат для удаления инородных тел и его применение, Баку, 1949; Портальная гипертензия и ее хирургическое лечение, Баку, 1961.

Топчибашев Али-Мардан бек Алекпер оглы (Алимардан) (1862 - 1934)

Гласный Бакинской Городской Думы,

Депутат I-й Государственной Думы,

член Закавказского Сейма,

Председатель Азербайджанского парламента

Али-Мардан бек Алекпер оглы Топчибашев родился 4 мая 1862 года в Тифлисе в семье бека. Окончил юридический факультет Петербургского университета в 1888 году.

Публицист, редактор газет "Каспий", "Баку", “Лаят” ("жизнь"), присяжный поверенный, гласный бакинской Городской Думы. Во время революции 1905 - 1907 гг. участвовал в работе 1-го Всероссийского мусульманского съезда (август 1905 г., Нижний Новгород) ; на 2-м (январь 1906 г., Петербург) и 3-м (август 1906 г., Нижний Новгород) съездах избирался председателем ЦК партии "Иттифак-аль-муслимин” ("Союз мусульман"). Депутат 1-й Государственной Думы ; примыкал к левому крылу фракции "Народная воля".

После Февральской революции 1917 г. А. Топчибашев выступал за сохранение единого Российского государства и созыв Учредительного Собрания, ни в какие партии не вступал. С марта возглавлял Азербайджанский Национальный Комитет. Участвовал в работе Кавказского (апрель 1917 г., Баку) и 1-го Всероссийского мусульманских (май, Москва) съездов, на которых выступал за федеративное устройство России. Участник Государственного совещания в Москве (август) : в речи 15 августа высказался за "почетный мир, без аннексий и контрибуций, на основе самоопределения народов", за "единение всех народностей и установление контактов между ними", за "осуществление нац-культурной автономии" еще до Учредительного Собрания, но чтобы оно решило вопрос о федеративном устройстве России ; в вопросе об организации власти поддержал "коалиционный принцип, как единственно правильный", а говоря о власти на местах, призвал Временное правительство к "более активным действиям в деле фактического осуществления … принципа децентрализации местного самоуправления, с предоставлением всем местностям самой широкой самостоятельности в местных делах".

Член Всероссийского Учредительного Собрания, а после его роспуска А. Топчибашев - член Закавказского Сейма (10 (февраль - 26 мая 1918 г.) ; из-за болезни в его работе не участвовал. Входил во Временный Национальный Совет Азербайджана (27 мая - 7 декабря). После провозглашения Азербайджанской Демократической Республики (АДР) (28 мая), А. Топчибашев - ее чрезвычайный представитель в Грузинской Демократической Республике, затем в Турции. Находясь в Стамбуле, был назначен министром иностранных дел АДР. Заочно был избран председателем Азербайджанского парламента. А. Топчибашев возглавлял делегацию АДР на Парижской мирной конференции в марте – декабре 1919 года.

После установления в Азербайджане Советской власти 28 апреля 1920 года – А. Топчибашев в эмиграции. Участник Генуэзской (1922) и Лозаннской (1923) конференций, на которых ставил вопрос о незаконной оккупации Азербайджана Красной Армией.

Умер Али-Мардан бек Алекпер оглы Топчибашев 8 ноября 1934 года в Париже.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Великих не было - были известные, знаменитые. И потом если говорить об истории то нужно еще выяснить кого называть азербайджанцами. Скажем можно ли например Бабека назвать азербайджанцем если он жил в период кавказской Албании. А относится ли Албания к прямым нашим предкам это в истории еще под вопросом.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Поло вы вольны открыть новый топик и обсуждать этногенез азербайджанцев сколько хотите Думаю и поддержку найдете - среди армянских юзеров. У этой темы другая направленность

Share this post


Link to post
Share on other sites

Лютфи Заде

http://www.cs.berkeley.edu/~zadeh/scv.html

Теория нечеткости четко определилась

В середине 60-х годов XX века глобальная наука получила новый качественный скачок. Профессор Лютфи Заде, один из самых известных американских ученых, выдвинул новую концепцию-теорию нечетких множеств, а затем и теорию нечеткой логики, сыгравших важнейшую роль практически во всех направлениях науки и техники. Попутно отметим, что Лютфи Заде - наш выдающийся земляк, родился в городе Баку в 1921 году. Эти теории носят настолько глубокий и многогранный характер, что сразу трудно определить, что же это такое?

Это философия, математика, информатика или кибернетика? Скорее всего, это сочетание аспектов всех указанных наук. Следует отметить, что на первых порах развития теории нечеткости она не была однозначно воспринята всеми видными учеными того времени. В чем же научный смысл теорий нечетких множеств и нечеткой логики профессора Л.Заде? Чтобы понять суть этих теорий, вспомним простой пример, связанный с белым и черным цветами. В физике даже существует понятие - абсолютно черное тело. Эти два цвета дискретны и их можно выразить в пределах шкалы через нуль и единицу. Однако между нулем и единицей, т.е. белым и черным цветами, образуется множество серых цветов, получаемых их различным соотношением. Следовательно, между белым и черным цветами нет четких границ раздела, а имеется плавный непрерывный переход от одного оттенка к другому. Аналогичная ситуация существует и для таких понятий, как физическая величина, параметр, сигнал и другие, а также для более сложных понятий, таких, как объект, процесс, комплекс, система. Классической математикой, в основе которой лежит бинарное множество (множество Кантора), описать такие явления природы и общества оказывается невозможным. Точнее вложить богатый мир природы и общества в узкие рамки классической математики, в том числе аристотелевской логики, нельзя. Образно говоря, рождалась большая необходимость в математике у художника, рисующего во всей палитре, а не в черно-белом цвете, т.е. в математике, более адекватно описывающей реальную жизнь во всей ее полноте и неопределенности. Такая математика - "нечеткая", создана профессором и основывается на теории нечетких множеств и нечеткой логики Лютфи Заде. За прошедшие более чем 30 лет эти теории получили интенсивное развитие и применение в научных трудах и инженерных проектах целой плеяды видных ученых из различных стран, в том числе из Азербайджана. Время шло, и повсеместно начали активно развиваться различные направления теорий нечетких множеств и нечеткой логики. Более того, появились совершенно новые направления применения основополагающих положений этих теорий, развиваемых многими видными учеными в разных странах, которые в итоге привели к изменению представлений, связанных с математикой, физикой, химией, кибернетикой и т.д. Профессор Заде и в настоящее время продолжает активно работать в той области науки, где он по праву считается патриархом. В данный момент он - директор компьютерного центра университета Беркли, проводит большую и плодотворную работу по координации работ своих учеников и последователей из школ в США, Канаде, Германии, Франции, Великобритании, Турции, Японии, Китае, России, Азербайджане, Узбекистане и др. Организуя различные международные конференции по нечетким системам - Soft Computing, промышленной автоматике, интеллектуальным системам и др., Лютфи Заде является не только почетным председателем этих конференций, но и активно участвует в их работе, выступая с обзорными докладами по различным проблемам и очень ценными комментариями по прослушанным на конференциях докладам. Хотелось бы сказать и несколько слов о международной конференции по Soft Computing и вычислительной технике в системном анализе, принятии решений и контроле, которая проходила в Анталье (Турция) 6 - 8 июня 2001 года. На этой конференции под индексом ICSCCW-2001 участники торжественно отметили 80-летие профессора Л.Заде. Из Азербайджана, где имеется большая группа последователей профессора, приехал довольно представительный состав докладчиков. В своем заключительном слове Л.Заде поблагодарил своих земляков - ученых из Азербайджана и особенно отметил вклад профессора Р.А.Алиева в развитие теории нечетких множеств и логики, а также его активную работу в организации всех международных конференций в данной области.

В настоящее время проводится активная работа по организации и проведению в 2002 году еще двух международных конференций под представительством Лютфи Заде. Одна из них - "Вторая всемирная конференция по интеллектуальным системам для автоматизации промышленности" (индекc WCI9-2002) - пройдет 3 - 4 июня 2002 года в городе Ташкенте. Пятая международная конференция по применению нечетких систем и Soft Computing, что означает гибридные интеллектуальные системы, будет проводиться 17 - 19 сентября 2002 года в Милане, Италия (индекс ICAFS-2002). Такое географическое разделение мест проведения конференций объясняется желанием охватить как можно большее количество стран - участниц конференции. В этом плане Ташкент удобен для охвата весьма обширного региона Азии и Австралии. Милан же в организационном смысле более удобен для участников из стран Европы, Америки, Африки и Ближнего Востока. Тем не менее оргкомитеты конференций надеются на участие в обеих конференциях как можно большего числа участников из всех стран.

http://www.echo-az.com/archive/226/socium.shtml#4

Share this post


Link to post
Share on other sites
Поло вы вольны  открыть новый топик и обсуждать этногенез азербайджанцев сколько хотите Думаю и поддержку найдете - среди армянских юзеров. У этой темы другая направленность

Если я найду поддержку у армянских юзеров у меня найдется чем им возрозить по поводу этого. Поскольку многие вещи в истории просто не имеют доказательств не с той точки зрения ни с этой.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Джавад-Хан Зияд-оглу

С образованием Сефивидского государства Азербайджан разделяется на полунезависимые беглярбекства, во главе которых стоят беглярбеки. Начиная с того времени наследными беглярбеками Карабаха и Гянджи становятся Каджары из рода Зийад-оглы. Первым беглярбеком Карабаха и Гянджи стал выдающийся политический деятель и полководец Кямаладдин Шахверди-Султан Зийад-оглы Каджар (умер в 1568 году) Когда же после смерти Надир-шаха Афшара на смену беглярбекствам приходят независимые ханства, правителями Гянджинского ханства остаются Каджары из того же рода. Первым правителем этого ханства стал Шахверди-хан Зийад оглы Каджар (1747-1760 года). Последним правителем Гянджинского ханства был один из выдающихся политических деятелей Азербайджана конца XVIII-начала XIX веков Джавад-хан ибн-Шахверди-хан Зийад-оглу Каджар. Родился он в 1748 году в городе Гяндже. Отец Джавада Шахверди был ханом Гянджи с 1756 по 1761 год. Мать Шаряф Джахан-бегин тоже была родом из благородной семьи. У Джавад-хана было три сестры Хуршид-бегим, Тути-бегим и Хейранса-ханум.

Как пишет русский историк Ольга Петровна Маркова "самый больной вопрос внутренних отношений в Закавказье - вопрос о подчинении Гянджи, теперь вновь обострился". Командующим русскими войсками на Кавказе назначается русский генерал, грузинский князь П. Д. Цицианов. Из Тифлиса он пишет Джавад-хану письмо с требованием краткого отчета о его деятельности и просьбой прислать сына Угурлу-хана в заложники, в знак верности и дружбы. Джавад-хан отказывается выполнять требования, поставленные в такой грубой форме, прекрасно понимая, что на этот раз речь идет не о переходе под русское покровительство с сохранением ханства, а о его полной ликвидации.

22 ноября 1803 года русские из Тифлиса направляются в сторону Гянджи. На подступах к Гяндже Цицианов вновь шлет Джавад-хану письмо, в котором в ультимативной форме требует сдачи города. Джавад-хан отвечает, что готов отстоять Гянджу в битве. Как пишет азербайджанский историк Мирза-Адыгезал-бек Джавад-хан, собрав своих людей и войска, двинулся на врага. Сражение завязалось недалеко от могилы великого азербйджанского поэта шейха Низами у местечка Кулу-кобу. Силы были явно неравными, и после битвы гянджинцы, неся тяжелые потери, отходят в город и запираются во внутренней крепости. Русские войска, войдя вслед за ними в Гянджу, окружают цитадель с четырех сторон. В течение месяца на все угрозы и ультиматумы Цицианова Джавад-хан отвечает однозначно: "Что касается сдачи города, оставь эту несбыточную мечту. В Гянджу ты сможешь войти только через мой труп. Понял? Только после моей смерти и никак по другому".

Приближаются зимние холода и Цицианов 3 января 1804 года решается на штурм крепости. Первая атака и попытка штурма крепости по приставным лестницам заканчивается неудачей. Тут же начинается атака с другой стороны цитадели. Несмотря на героическое сопротивление гянджинцев, русским удается захватить основные башни крепости. В битве на стенах крепости в ночь с 3 на 4 января (4 часа утра)1804 года Джавад-хан гибнет от вражеской пули. При штурме на стенах крепости гибнет и сын Джавад-хана Гусейнгулу-хан. Гянджинское ханство, перейдя в состав России, перестает существовать, хотя 26 июля 1826 года сыну Джавад-хана Угурлу-хану удалось взять Гянджу и восстановить на короткий срок ханство. Угурлу-хан отличался необычным мужеством и талантом полководца и до этого дважды со своим небольшим отрядом совершал глубокие рейды в Азербайджан и даже пытался взять Гянджу.

Джавад-хан был похоронен в Гяндже у "Джума" мечети, построенной шах-Аббасом. В 1962 году, якобы в связи с реконструкцией площади вокруг мечети, могила была уничтожена. Останки Джавад-хана местным патриотам удалось сохранить, и уже 27 марта 1990 года они были возвращены на прежнее место. Над могилой был установлен скромный памятник с не совсем грамотной надписью. К счастью Мешадиханым Немят удалось в архиве обнаружить фотографию надгробия Джавад-хана. Оно было изготовлено из мрамора, на котором почерком "насталиг" по-фарсидски очень искусно была сделана надпись: "В этой гробнице покоится беглярбек Гянджи Джавад-хан Зияд-оглы из рода Каджар".

О том, какое большое значение Россия придавала победе над Джавад-ханом и взятию Гянджи можно судить по выпуску наградных и памятных медалей посвященных этому событию и повторному взятию Гянджи в 1827 году. Были выпущены нагрудная серебряная медаль "За взятие Гянджи 30 января 1804 года" и медаль "За храбрость и усердие при взятии Гянджи". Взятие Гянджи в битве с Угурлу-ханом в 1826 году было отмечено выпуском памятной медали знаменитого медальера графа Федора Толстого "Сражение под Елисаветполем. 1826 год". Город был переименован в Елисаветполь в честь жены Николая I.

Во времена правления Джавад-хана Гянджа процветала. Налаживается торговля, развиваются различные ремесла, строятся жилые дома, школы, караван-сараи, мечети. При дворе Джавад-хана собираются учёные, писатели и поэты. Там служил Кербалаи Садых - отец выдающегося азербайджанского поэта Мирза Шафи. После захвата русскими Гянджи дочь Джавад-хана Пусте-ханым взяла Мирза Шафи к себе в управляющие, после Шамхорского сражения Угурлу-хан берет Пусте-ханым с собой в Иран. Внучка Джавад-хана, дочь Угурлу-хана Бадирджахан-бегим, жена последнего карабахского хана Мехти Кули-хана Джаваншира, была известной поэтессой и общественным деятелем. Внук Джавад-хана Келбали-хан Мусахиб писал стихи на азербайджанском и фарсидском языках. Брат Джавад-хана Фатали-бек Зийад-оглу Хали Гянджали был известным поэтом. Рукопись его дивана, написанного в основном на азербайджанском языке, хранится в Институте Рукописей АН Азербайджана. При дворе Джавад-хана творил известный азербайджанский писатель Мохсун Насири. По заказу Джавад-хана он пишет азербайджанскую версию "Тути-намэ", созданной на основе древнеиндийских сказок. Некоторые из потомков Джавад-хана после присоединения к России приняли фамилию Зиятхановых. Сегодня в Баку и в Гяндже можно найти прямых потомков Джавад-хана.

http://www.azeri-info.com/djavad.htm

Share this post


Link to post
Share on other sites

Одним из наиболее ярких представителей азербайджанского землячества в Петербурге был Мирза Джафар Топчибашев, который прибыл в Петербург в составе посольства Персии в 1817 году. Двадцатисемилетний Джафар уже имел перед своим именем персидское слово - Мирза, на которое имели право только высокообразованные люди. К слову сказать, если это слово было написано после собственного имени, например, Аббас Мирза, то так в Персии называли только принцев правящей династии.

Город Гянджа, где родился Мирза Джафар, с 1804 года находился под российским управлением и поэтому неудивительно, что ему было предложено поступить на службу в Азиатский Департамент Министерства Иностранных Дел России в качестве переводчика с восточных языков. Мирза Джафар, кроме родного азербайджанского, свободно владел русским, арабским, персидским, турецким, грузинским и армянским языками. В то время персидский считался на Востоке языком Высокого Искусства. Поэтому, Топчибашев приглашается преподавателем Персидской Словесности в Главный Педагогический Институт, который вскоре был преобразован в Санкт-Петербургский Университет.

Много лет спустя его ученики - известные русские ориенталисты В.В. Григорьев и П.С. Савельев, в своих воспоминаниях изложили методику преподавания персидского языка Топчибашевым. Прежде всего, они отмечали, что максимальную пользу от общения с ним получали студенты, уже знавшие язык, но желавшие овладеть им в совершенстве. Он разбирал с ними, в частности, "Гюлистан" и "Бустан" Са'ади, избранные газели Хафиза, месневи Джалал-Эд-Дина Руми, отрывки из "Шах-Наме" Фирдоуси. При этом, Мирза Джафар парафразируя текст, т.е. перелагая стихи в прозу, приучал их выражаться по-персидски не только правильно, но и изящно. Он сам был для них живым образчиком яркого персидского поэта суфийской школы. В его переводе на персидский были изданы "Крымские сонеты" Адама Мицкевича. Ученики Мирзы Джафара учились у него каллиграфии. Сам Мирза великолепно владел каламом - тростью для письма, и его ученики получали знания в этом весьма важном на Востоке предмете образования. К большому сожалению, его личный "Диван" остался в рукописях и не изучен до сих пор┘

Сам он прославился успешным разбором знаменитой Ардебильской коллекции рукописей в Императорской библиотеке, за что был в 1829 году Высочайше пожалован Николаем I наградой в 1500 рублей. В то время эта сумма была равна годовому жалованью Генерала. И такая высокая оценка труда Топчибашева была не случайной. Начиная с Петра, все русские Императоры уделяли особое внимание собиранию в российских музеях и архивах редких рукописей. Поэтому, во время Русско-Персидской войны, командовавший русскими войсками Генерал - Адъютант Граф И.Ф. Паскевич-Эриванский приказал Графу Сухтелену при занятии Ардебиля "принять необходимые меры предосторожности для охранения мечети Шейха Сефи", где была богатейшая библиотека рукописей. Позже, Паскевич в письме к графу Чернышёву в числе всех ценностей, подготовленных к отправке в различные хранилища России, первой называет именно эту коллекцию. И добавляет, что за неё Граф Сухтелен положил на гробницу Шейха 800 червонцев. Тем самым было демонстративно показано, что рукописи куплены, а не захвачены силой, как материальные ценности. А среди них были изумительные ювелирные изделия, в том числе и драгоценный трон Аббаса Мирзы. Интеллектуальная собственность тогда ценилась неизмеримо выше материальной┘

Профессиональная карьера Мирзы Джафара в Петербургском Университете была чрезвычайно успешной. Он последовательно занимает должности экстраординарного (1835) и ординарного (1843) Профессора. В 1846 году Мирза Джафар Топчибашев, в числе других выдающихся учёных России, стал Членом-Учредителем Императорского Русского Археологического Общества. Через два года, Высочайше пожалован чином Действительного Статского Советника. Был награждён всеми Императорскими Орденами, соответствовавшими гражданскому чину IV-го класса.

Share this post


Link to post
Share on other sites

МАМЕД ЭМИН РАСУЛЗАДЕ (1884-1955)

Выдающийся писатель, политический и общественный деятель Мамед Эмин Ага оглы Расулзаде родился 31-го января 1884 года в деревне Новханы Бакинской губернии. Своё образование он получил сначала в "русско-мусульманской", а затем в Бакинской технической школе.

Его первое литературное произведение -- "Мюхаммас" вышло в газете "Шарги - рус" (1903 г., № 20). М. Э. Расулзаде был одним из основателей созданной в 1904 году социал-демократической организации "Гуммет".

В 1909 году М. Э. Расулзаде едет в Тебриз (Южный Азербайджан) для участия в национально-освободительном движении против шахского режима. В 1911 году после введения царских войск в Иран, Расулзаде вынужден был покинуть Тебриз. Прибыв в Стамбул М. Э. Расулзаде основывает здесь журнал "Тюрк йюрду".

В 1913 году по случаю 300-летия правления династии Романовых объявляется амнистия, что позволяет Мамед Эмину вернуться на родину. На родине он входит в созданную в 1911 году партию "Мусават". После Февральской революции 1917 года, он был избран председателем Центрального Комитета "Мусавата", а в мае 1918 года Расулзаде вместе с Фатали-хан Хойским формируют правительство Азербайджанской Демократической Республики.

17 августа 1920 года М. Э. Расулзаде был арестован в селении Лагич красноармейцами. Нарком по делам национальностей И. В. Сталин, который был знаком с Расулзаде, находясь в свою бытность в Баку, вызволил Мамед Эмина и увез с собой в Москву. В 1922 году Расулзаде навсегда покидает пределы СССР. Сохранилось письмо написанное Мамед Эмином Иосифу Сталину в эмиграции. Прожив оставшиеся годы в Париже и Берлине Мамед Эмин Расулзаде заканчивает свой жизненный путь в Турции. 6 марта 1955 года он умирает в Анкаре.

http://www.azeri-info.com/razulzad.htm

Share this post


Link to post
Share on other sites

30 мая этого года исполняется 140 лет со дня рождения величайшего азербайджанского поэта-сатирика Мирза Алекпера Сабира.

Настоящее имя Сабира – Таирзаде Алекпер Зейналабдин оглы. «Сабир»- один из многочисленных псевдонимов поэта, означающий «Терпеливый».

Родился и учился Сабир в Шемахе, некогда крупном городе Востока, был выходцем из бедной семьи мелкого торговца. Путешествовал по Закавказью, Ирану, Ираку, Средней Азии, всюду воочию видел вековую отсталость и гнет простого люда. Жил Сабир очень бедно, болел туберкулёзом. В последние годы жизни добился места учителя в рабочем посёлке Балаханы под Баку.

Своё первое стихотворение Сабир сочинил в восемь лет. В ранние годы писал лирические газели, а по заказу - элегии, хвалебные и траурные стихи. Его первое произведение в печати появилось только в 1903 году в газете «Шерги Рус» («Русский Восток»). В 1903-05 годах Сабир сотрудничал в газетах и журналах «Дебистан» («Печальная школа»), «Зенбур» («Овод»), «Иршад» ( «Путеводитель»), «Хагигат» («Истина»), «Хаят» («Жизнь»).

В формировании творческого облика Сабира решающую роль сыграли сатирический журнал «Молла Насреддин» и его издатель и главный редактор Джалил Мамедкулизаде. В этом журнале Сабир дебютировал в 1906 году. Лирик, придерживавшийся классических канонов, быстро отходит от тривиальных любовных газелей и вступает на путь реалистической сатиры. Народные выступления в России в 1905-07 годах переродили Сабира, раскрыли лучшие стороны его таланта, сделали Сабира глашатаем идей, дум и чаяний народа.

Сабир создал новый стиль в поэзии. Он был понятен всем – от мала до велика. При всей видимой простоте Сабир доносил до народных масс смысл самых сложных внутренних и международных проблем эпохи. В его стихах органически сливались высшее мастерство и повседневная жизнь.

В сатирических образах Сабир описывал то правоверного, то патриархального отца семейства, то оторвавшегося от народа интеллигента и лицемерного благодетеля. Он бичевал все то косное, что препятствовало прогрессу. Сабир призывал к провещению, раскрепощению женщин, к свободе слова. В социальных сатирах «А что нам?», «Плач», «Попрошайка», «Что мне за дело?», «Жалоба старика» и других Сабир впервые в азербайджанской литературе поставил вопрос о неравенстве в обществе. Люди труда почувствовали в этих произведениях призыв к борьбе за свои попранные права.

В стихотворении «Хлебороб» (перевод П.Панченко) Сабиру не чужда светлая надежда, ему видится будущее сквозь тьму рабства и нищеты, он воспевает труд хлебороба, восхищается его любовью к земле-кормилице, утверждает право крестьянина на лучшую долю.

В политических сатирах Сабира бичевались деспотизм российского имперского государства, попытка самодержавия России препятствовать, помешать национально-освободительному движению азербайджанцев в Иране, высмеивалась работа Государственной Думы. Ряд произведений Сабир создал совместно с Джалилом Маммедкулизаде. Их стихи явились лучшими образцами сатирической литературы, подготовили почву для появления целой плеяды азербайджанских поэтов этого жанра.

Мирза Алекпер Сабир умер 12 июля 1911 года в расцвете творческих сил. Потомки оценили его талант по достоинству. Жизни и творческой деятельности Сабира посвящены роман, пьеса, литературоведческие статьи и очерки, монографии. Произведения Сабира переведены на многие иностранные языки. Его именем в Азербайджане названы город и район, теплоход, многие культурно-просветительные учреждения, улицы в городах и селах. В Баку ему установлен памятник, а в Шемахе открыт Дом – музей. Ежегодно в республике проводится День поэзии Сабира.

Share this post


Link to post
Share on other sites

ИМАДЕДДИН НАСИМИ

Выдающийся мыслитель и поэт Азербайджана и всего Востока Сейид Али Имадеддин Насими родился в 1370 году. Место его рождения Ширван. Некоторые исследователи считают, что он родом из Баку, другие - которых большинство, местом его рождения считают Шемаху-столицу государства Ширваншахов.

Отец поэта Сейид Мухаммед был хорошо известной в Ширване личностью. У Насими был брат, писавший в Шемахе стихи под псевдонимом Шах Хандан. Похоронен он в Шемахе на древнем кладбище, носящим теперь его имя. Шемаха после принятия ислама становится одним из крупных центров культуры. Здесь действует много школ, университетов, популярных на Востоке поэтических и музыкальных меджлисов. Имеются богатые общественные и частные библиотеки. Недалеко от столицы, в местечке Мальгам, располагается Медицинская Академия (Дар уш -шура), созданная дядей Хагани- выдающимся врачом и ученым - Кафиаддином. Из Шемахи выходит целая плеяда ученых и поэтов, среди которых особенно надо отметить великого поэта Афваладдина Хагани. Здесь проходят школьные годы Насими. Анализ произведений поэта показывает, что Насими в Шемахе смог получить образование, соответствующее всем требованиям лучших университетов того времени. Он прекрасно знает классическую литературу и философию Востока и Древней Греции, свободно владеет основами мусульманской и христианской теологии, глубоко изучил медицину, астрономию и астрологию, математику, логику и др. Он настолько хорошо владеет языками, что в равной степени свободно пишет стихи на азербайджанском, фарсидском и арабском языках. Его азербайджанский язык очень богат и в то же время близок к народной речи, обогащен множеством пословиц и поговорок, крылатых фраз. Его рубаи близки к азербайджанским народным стихам-баятам. В поэзии Насими упоминаются имена великих поэтов и ученых Азербайджана и других стран Востока - Али ибн Сины, Хагани, Низами, Фелеки, Халладжа Мансура, Фазлуллаха Наими, Шейха Махмуда Шабустари, Овхади Марагаи и др.

Насими создает газели необычного звучания. У него есть газели с "зеркальным" отражением двух половин бейта друг в друге:

Сияние луны-твой лик, твой лик-сияние луны,

Пунцово-ал пламень щек, их пламень пунцово-ал.

Состоящие из одних обращений или выразительных повторений:

О краса моя, радость, надежда, опора, отрада

Милый друг, моя нега, всем мукам и бедам услада.

Отдам я, отдам, отдам всю жизнь ради милой сердцу,

Прильну я, прильну, прильну к устам, что нектара слаще.

Насими жил и творил в исключительно тяжелое для Азербайджана время. Родина поэта подвергается нашествиям Тимура с юга и монгольского золотоордынского хана Тохтамыша с севера. Именно в таких исторических условиях в восьмидесятых годах XIV века в Азербайджане стало развиваться еретическо-философское учение - хуруфизм, направленное против догм ортодоксального ислама и как считают некоторые историки, отчасти, против господства Тимуридов. Имадеддин Насими становится самым ярким и выдающимся пропагандистом этого учения. Хуруфизм происходит от арабского слова "хуруф" ( ар. буква, алфавит). Последователи этого учения обожествляли 28 и 32 буквы арабского и персидского алфавитов, утверждая, что без них нельзя познать ни бога, ни человека, ни вещи. Однако, философское и социальное содержание хуруфизма несравнимо более широко и значительно.

Основателем хуруфизма был крупный азербайджанский философ и поэт Фазлуллах (Фазл) Наими Тебризи. Большинство средневековых авторов сходится в мысли, что Фазл свое учение раскрыл в столице Азербайджана Тебризе, приблизительно в 1386 году.

Большое место в жизни Наими занимает Баку, где он создает центр хуруфитского движения. В Баку и в Азербайджане были написаны его основные произведения, в том числе "Джавидан-намэ" ("Книга о вечности") или "Джавидан-е Кабир" ("Великая вечность"), "Васиййет-намэ" ("Завещание"). Кроме того, известны его работы "Махаббат-намэ" ("Книга о любви"), "Арт-намэ" ("Книга о троне"), "Искендер-намэ" ("Книга об Искандере") и другие. Наими очень энергично пропагандирует свое учение и вскоре оно распространяется по всему Азербайджану и проникает во многие страны Ближнего Востока и Средней Азии. Наими даже пытается привлечь на свою сторону Тимура, но его арестовывают и в 1394 году казнят в крепости Алинджа-кала, недалеко от Нахчивани, где он и похоронен. Фазлуллах предвидит такой конец и последний свой труд "Васиййат-намэ", написанный перед казнью, является его завещанием соратникам с программой дальнейшей борьбы.

Следуя указаниям Наими видные хуруфиты покидают родные места и разносят идеи своего великого учителя по всему Востоку. Насими тоже странствует по Турции, Сирии, Египту и другим арабским странам и активно распространяет идеи хуруфизма. Анализ его произведений показывает, что он посещает города Баку, Багдад, Бурсу, Шемаху, Халеб и др. В Турции, в городе Бурсе поэт сближается с известным поэтом Шейхи, первым переводчиком на турецкий язык поэмы Низами "Хосров и Ширин", создателем и главой знаменитого дервишского ордена Бекташийа Гаджи Вали Бекташи. В Анатолии он завоевывает большую популярность и любовь у местного населения.

Во время скитаний по странам Ближнего Востока поэт подвергается преследованиям, гонениям и даже тюремным заключениям "месяцами и годами закованный в темницах", но его это не останавливает. Пламенные стихи поэта -философа находят широкую аудиторию, их переписывают, учат наизусть, читают и поют на базарных площадях. Согласно широко распространенной легенде, именно это привело его на эшафот в сирийском городе Халебе (Алеппо).

Молодой хуруфит, ученик поэта, окруженный толпой на базаре читает еретические стихи своего учителя. Его хватают и так как ради спасения Насими он стихи признает своими, его приговаривают к смертной казни через повешение. Весть об этом доходит до Насими, который в это время чинит башмаки у сапожника. Поэт спешит на место казни, признает свое авторство и гибнет страшной смертью.

В арабском источнике "Кунуз-уз-захаб" об этой казни Насими в 1447 году в городе Халебе сказано следующее: " Вероотступник Али Насими был казнен во времена Йашбека. В то время в "Дар-уль-адле" ("Дворец правосудия") в присутствии нашего шейха ибн хатиба ан Насири и наиба (наместника) верховного кадия шейха Иззуддина Шамуддина ибн Амин-уд-Довле, верховного кадия Фатхуддина аль-Малики и верховного кадия Шихабуддина-аль-Ханбали рассматривалось дело об Али аль-Насими. Он сбил с пути истины некоторых безумцев, и они в ереси и безбожии подчинялись ему. Об этом сказал кадиям и богословам города некий ибн аль-шангаш Алханадан. Судья ему сказал: "Если ты докажешь то, что говоришь о Насими, я не казню тебя". Насими произнес "Келме-и-шахадет" ( молитва о том, что он будет говорить правду ), поклялся и отверг то, что говорили о нем. В это время появился шейх Шихабуддии ибн Хилал. Заняв почетное место в меджлисе, он заявил, что Насими - Безбожник и должен быть казнен, даже если вздумает исповедаться, и спросил: "Почему же не казните?" Аль -Малики ответил ему: "Напишешь ли ты приговор собственноручно?" Тот ответил: "Да - и написал приговор, с которым тут же ознакомил присутствующих. Но они с ним не согласились. Аль-Малики сказал ему: "Кадии и богословы не соглашаются с тобой. Как я могу казнить его на основании твоих слов?" Йашбек сказал: "Я его не знаю. Султан поручил мне ознакомить его с делом. Подождем, что султан прикажет по этому поводу". На этом меджлис разошелся. Насими остался в темнице. О деле Насими было доложено султану Муайаду, от которого пришел приказ содрать с него кожу и его тело в течение семи дней выставить в Халебе на всеобщее обозрение, отрубить ему руки и ноги и отправить Алибеку ибн Зульгадару, его брату Насреддину и Осману Гарайолуку, которых Насими также сбил с пути. Так и сделали. Этот человек был гяуром и мулхидом (богоотступником). Упаси боже, говорят, у него есть тонкие стихи".

Стойкость и мужество Насими во время страшной казни породили в народе множество легенд. До последнего его вздоха он не признает своей вины и все повторяет: "Аналхаг!" ("Я - истина, Я - бог!") при этом не упускает случая поиздеваться над своими тупоумными палачами. Рассказывают, что при этом один из мусульманских богословов, присутствовавший на казни воскликнул: "Этот человек хуже сатаны; проклято место, куда упадет капля его крови, то место должно быть выжжено огнем, отрублено мечом!" - и как по волшебству в этот момент на его палец падает капля горячей крови поэта. Толпа, возбужденная таким знамением требует отрубить палец муфтию. Тот, защищаясь начинает ссылаться на Коран: "Это я сказал между прочим, об этом ничего нет в Коране". На это Насими отвечает двустишием, ставшим впоследствии пословицей:

Если отрубить хоть один палеи захиду-он отвернется от бога.

Взирай на несчастного ашуга, с него кожу сдирают, а он не плачет. . .

Согласно другой легенде, после очередного возгласа Насими-"Аналхаг" его спрашивают: "Какой ты бог, если бледнеешь, теряя кровь? "Поэт ответил:" О невежда, ты не можешь уразуметь, что я- солнце любви на небосклоне вечности. А перед закатом солнце всегда бледнеет!"

Похоронен Насими в Халебе в семейном пантеоне, который до настоящего времени считается святилищем. Паломникам посещающим это святое место присваивается почетное имя "Насими". Поэзия поэта-философа быстро завоевывает популярность среди народов Средней Азии, Турции, Ирана. Его имя наравне с именем Халладж Мансура становится символом необыкновенного мужества и верности своим убеждениям. Его переводят на многие языки, ему подражают передовые поэты и мыслители этих стран. За публичное чтение стихов Насими и пропаганду его идей хурруфизма многие идут на мученическую смерть.

В начале своего творчества Насими, так же как его учитель и друг Наими, стоял на позициях суфизма и был последователем знаменитого суфийского шейха Шибли. В суфийский период творчества поэт подписывает свои стихи псевдонимами "Гусейни", "Сейид Гусейни", "Сейид". Ближе всего Насими учение известного иранского суфия и поэта Х века Гусейна Халладжа Мансура, который впервые провозглашает лозунг: "Я есмь бог!". За такие еретические мысли Халладж Мансур подвергается постоянным преследованиям и не отказавшись от своих взглядов, кончает жизнь на виселице. Насими тоже готовый к такому подвигу, восхищается Мансуром и восхваляет его в своих стихах. Отношение это не меняется и после принятия Насими учения хуруфитов. В некоторой степени это можно сказать и о философии суфизма, которой он долгое время оказывается в какой-то мере верен. В связи с этим 3. Кули-заде пишет: "В центре творчества Насими стоит бог- прекрасный возлюбленный, который возвеличивает человека, награждая его своим светом. Путем самоотречения и морального усовершенствования человек приближается к богу. Высшим блаженством для человека является встреча с возлюбленным, слияние с ним, растворение в нем. Поэт пишет, что вопреки словам тех, кто считает любовь грехом, он не оставит пути любви, ибо только этот путь ведет к истине-богу. " Далее читаем: "Однако постепенно хуруфизм сменяет в мировоззрении Насими суфизм. Прежде всего это сказывается в изменении пантеистических представлений поэта, в основе которых стоит не любовь и опьянение, а буква, разум. Отныне Насими в философии придерживается созданного Найми хуруфизма и проповедует его основные положения. Однако хуруфизм, проповедуемый Насими, не есть простое повторение учения Наими."

Центральное место в творчестве Насими занимает мысль о тождественности человека богу и божественности человека. Очень большую популярность приобретает великолепный стих, в котором эта мысль поэта выражается в поэтической форме:

В меня вместятся оба мира, но в этот мир я не вмещусь.

Я суть, я не имею места, и в бытие я не вмещусь.

Все то, что было, есть и будет, все воплощается во мне.

Не спрашивай! Иди за мною. Я в объясненья не вмещусь.

Вселенная- мой предвозвестник, мое начало-жизнь твоя,

Узнай меня по этим знакам, но я и в знаки не вмещусь

Предположеньем и сомненьем до истины не дошел никто;

Кто истину узнал, тот знает- в предположенья не вмещусь.

Поглубже загляни в мой образ и постарайся смысл понять:

Являясь телом и душою, я в душу с телом не вмещусь.

Я- жемчуг, в раковине скрытый. Я- мост, ведущий в ад и в рай.

Так знайте, что с таким богатством я в лавки мира не вмещусь.

Закончить повествование о великом поэте, поэте-мученике хочется словами народного писателя Азербайджана Мирза Ибрагимова:" Как подлинно большой художник, Насими творчески освоив лучшие традиции не только родной литературы, но и литературы других народов Ближнего Востока, создал качественно новую поэзию. Его величие заключается в том, что он наполнил поэтическое слово социальным и философским содержанием и обогатил его новыми выразительными средствами. Его поэзия воспевала человека, звучала как гимн человеку. Всепокоряющей художественной силой большой поэзии он возвышал человека, отстаивал его право на свободу и самосознание. " Поэт воспевает самое великое, что создала природа- человека и образ этого человека всегда ассоциирует у читателя с образом великого сына Азербайджана Насими:

Вхожу ли я в мечеть, иду ли мимо храма,

Направо я иду, налево или прямо,

Я думаю о том и убеждаюсь в том,

Что бог-любой из нас, из сыновей Адама!

3. Кули-заде. Хуруфизм и его представители в Азербайджане. "Элм". Баку-1970 В книге Имадеддин Насими. Избранная лирика. Баку-1973;

Мирза Ибрагимов. Насими и его время. Имадеддин Насими. Избранная лирика. В 2 томах. Баку-1976

http://www.azeri-info.com/nasimi.htm

Share this post


Link to post
Share on other sites

Гейдар Алиев ))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))

Share this post


Link to post
Share on other sites

ФИЗУЛИ

Физули - один из самых выдающихся поэтов и мыслителей азербайджанского народа. Свои поэтические и философские произведения Физули писал на азербайджанском, фарсидском и арабском языках, благодаря чему его творчество было и остается популярным у большинства народов Ближнего и Среднего Востока. В духовной жизни азербайджанского народа его газели и поэма "Лейли и Меджнун" занимают особое место. Глубокие и утонченные по философскому содержанию и строго выдержанные по поэтической ритмике газели Физули составляют основу репертуара любимых народом ханенде - певцов классических азербайджанских мугамов - уже много веков, и вряд ли уже здесь у них может появиться конкурент. Такие газели, как: "Кто любит душу ради дорогой, тот мне поверьте, дорогую любит", "Любовной страстью больше я, чем некогда Меджнун, богат", "Как тонкий тростник, я стенаю всегда и страстный мой жалобен крик..." и многие другие азербайджанцы успевают полюбить задолго до поступления в школу.

Мухаммед ибн Сулейман Физули происходил из известного азербайджанского-тюркского рода Баят и родился ориентировочно в 1493 году. Дата смерти поэта определяется более точно, так как известно, что он умер во время эпидемии чумы в Багдаде в 1155/56 годах. Во многих тазкире Физули упоминается под прозвищем Багдади. Однако родился Физули не в самом Багдаде, а в расположенном недалеко от него городе Кербеле - месте паломничества мусульман шиитского толка к гробнице сына почитаемого ими имама Хусейна ибн Али.

После завоевания Ирака в XI веке сельджуками, а затем монголами и тимуридами, в Багдаде и в его окрестностях резко возрастает количество тюрков. Позднее этот процесс продолжается. Сначала, в 1508 году, шах Исмаил, торжественно войдя в Багдад, присоединяет Ирак к Азербайджану, а затем, в 1534 году, он надолго переходит в подчинение Османской империи. По некоторым сведениям Сулейман - отец Мухаммеда - переселился в Ирак из области Араш в Азербайджане. Впоследствии Фазли, сын Физули, возвращается в Араш, где живет у своих ближайших родственников. Здесь он приобретает известность своей ученостью. По тому, какое образование получил Физули, можно предположить, что отец его жил в достатке, а по тому, что он жил в центрах мусульманского паломничества - Хилле и Кербеле, можно сделать вывод о его причастности к богослужению. Действительно существуют предания, что отец Физули был муфтием в городе Хилле.

Начальное образование Физули получает в Кербеле, затем продолжает учебу, по всей вероятности, в одном из медресе Багдада. В предисловии своего "Дивана", поэт так описывает дни своей школьной учебы: "Горизонтом блистания новорожденной звезды моего счастья была школа, где на ее просторах красавицы со стройными станами, как кедр, сообщали душе радостное райское известие... Время от времени увлечение поэзией брало верх над другими нашими занятиями и тогда красавицы с лицами, подобными лику Лейли, группами собирались вокруг меня, чтобы, подобно Меджнуну, внять моим стихам. Мое призвание стать поэтом осуществилось и я стал поэтом. Весь мир наполнился звуками моей поэзии и я взошел на вершину славы".

Как видно еще в школе Физули понимает, что ему суждено стать поэтом - певцом любви. Любовная лирика Физули становится венцом его творчества. В ней его больше всего увлекают необычные поэтические образы, в сочетании с тонкими лирическими переживаниями. Его газели резко отличаются от заумных газелей его современников:

Говоришь - любви не знает утро?

Но любви есть множество улик!

Что ж снимает шапку ночи утро,

ворот рвет, как делать я привык?

Грудь себе всечасно раздирая

от любви к красавице-луне,

Не лучами солнца брызжет утро

- ранами сверкает каждый миг.

Солнца меч за дело ранит утро,

ибо что ж, негодное, творит?

Мотылька всегда сжигает утро,

от него фитиль свечи поник.

Вечером теперь мне утро стало,

вечер - утром! Мне моя свеча

Вечером светила, а под утро

удалилась, слез открыв родник.

В злую ночь разлуки с милой горе

унесло бы душу, Физули,

Если бы не ласковое утро,

не его участливый язык!

Однако Физули прекрасно понимает, что голая любовная лирика, не подкрепленная глубокими научными и философскими обобщениями, недолговечна и поэтому много над собой работает. Багдад в то время был крупным центром науки и культуры. Там было много школ и университетов, частных и общественных библиотек. Ученые съезжаются сюда со всего Востока, как для работы в университетах, так и для участия во всевозможных научных спорах и дискуссиях. Наравне с арабами здесь можно было встретить знаменитых ученых и поэтов персов, тюрков, индусов и даже китайцев. Условия для повышения уровня знаний здесь были отличные. В предисловии к персидскому "Дивану" поэт по этому поводу пишет: "Украшательница моей логики не сочла приемлемым, чтобы красота моей поэзии сверкала на груди эпохи украшений просвещенности. Ювелир моего высокого дарования не согласился с тем, чтобы нить моих стихов могла стать ожерельем всего света без жемчужины науки. Ибо поэзия без науки подобна стене без основания, а стена, не имеющая основы, не надежна. Считая порочным явлением отсутствие украшения учености в моей поэзии, презирая поэзию без учености, как тело без души, некоторое время я потратил наличность своей жизни на изучение теоретических и прикладных наук. Я, потратив свою жизнь, стремился изучить логику и геометрию. Постепенно у людей искусства я отчеканил лаалы для того, чтобы моя поэзия стала еще прекрасней".

Годы учебы не прошли зря и Физули впоследствии прославился как самый "ученый, всесторонне развитый мастер поэзии своей эпохи" и получил среди современников, также как гениальный Джалал ад-Дин Руми, прозвище "Мовлана" (Наш господин). Физули, безусловно, был одним из самых высокообразованных и эрудированных людей своего времени. Судя по его произведениям, он кроме языков изучил богословие, философию, поэтику, математику, медицину, историю, астрономию и астрологию, а также теорию музыки. Физули был хорошо знаком с литературой всего мусульманского мира. Сам поэт в предисловии к тому же "Дивану", с гордостью говорит, что он осведомлен о всех науках и языках. В его произведениях встречаются имена Абу Новаса, Хассана, Хагани, Низами, Алишера Навои, Джалили, Сельмана Саведжи, Кямала Ходженди, Джелили, Ахмеди, Шейхи и других поэтов.

Хотя произведения Физули пользовались большой популярностью на всем Востоке, большую часть жизни он прожил в лишениях. В первую очередь это связано с тем, что поэт старался держаться подальше от двора, считая что "он не может нести бремя признательности к шахам". Исследователи его творчества считают, что в молодости он занимался преподавательской деятельностью в школе и некоторое время служил при гробнице имама Али в Неджефе. За это он должен был получать небольшое жалование, но из-за царящего в государственной канцелярии взяточничества и воровства деньги до него так и не доходят. По этому поводу Физули пишет выдающуюся для того времени сатиру "Шикайат намэ" (Книга жалоб). За пределы Ирака Физули не выезжал. Это тоже может быть связано с его тяжелым материальным положением, хотя сам он это отрицает: "Я произошел и родился в Арабском Ираке, и когда станет известным, что я всю жизнь не путешествовал по другим странам, то пусть не сочтут это обстоятельство за признак упадка кредитоспособности". Творческую биографию Физули, обычно, разбивают на два периода - сефевидский и османский. До 1534 года, когда Багдад перешел в руки Османской Турции, поэт создает на азербайджанском, персидском и арабском языках свои лучшие газели, касыды, жизнеописания имамов, аллегорические поэмы и новеллы "Банг ва бада" (Гашиш и вино), посвященную шаху Исмаилу и "Сехбет-ул-эсмар" (Беседа деревьев). В тот же период он приступает к созданию прозаической религиозной повести, озаглавленной "Хадикет-ус-суада" (Сад счастливцев). В дальнейшем он посвящает ее турецкому султану Сулейману (1520-1566 гг.). В 1537 году поэт завершает свою знаменитую поэму "Лейли и Меджнун" и, по прежнему, продолжает создавать газели и касыды на трех языках. В зрелом возрасте он больше работает над произведениями философского содержания. Это такие произведения как "Хафт джам" (Семь чаш), "Анио ул калб" (Привязанность сердца), "Сиххат ва мараз" (Здоровье и болезнь), "Ринд-у-Захид" (Босяк и аскет), а также философский трактат на арабском языке "Матла-ул-этикад" (Восхождение убеждений),

В то же время он составляет свой персидский диван, касыды и диван, написанный на азербайджанском языке. Физули пишет в стихах азербайджанско-персидский словарь. Наряду с другими произведениями Физули создает на азербайджанском и персидском языках поэтические шарады "Муамма" (Трактат о шарадах), переводит на азербайджанский язык "Сорок хадисов" Абдурахмана Джами.

Трактат "Восхождение убеждений" занимает особое место в творчестве Физули. Это своего рода энциклопедия, справочник по истории философии Древней Греции и средневекового Востока. Знаменательно, что выдающийся поэт первым из многочисленных азербайджанских ученых-философов пишет книгу по истории философии. Физули пишет ее либо как учебник для своих учеников и последователей, либо с целью пропаганды философских знаний вообще. Как бы то не было, для современных исследователей творчества поэта трактат позволяет выявить истоки глубоко-философского мышления Физули. Становится понятным объем его знаний философских и теологических учений, распространенных на мусульманском Востоке и философских учений Древней Греции (Фалес Милетский, Гераклит, Пифагор, Платон, Аристотель и другие).

На мировоззрение и творчество Физули большое влияние оказала идеология суфизма. Кепрюлзаде еще в 20-х годах нашего столетия писал: "Так как чувственная склонность и интеллектуальное воспитание с философско-суфийской сущностью весьма гармонично слились друг с другом, восприятие этой абсолютной любви (которую большинство суфийских поэтов насильно втиснуло в сухие безжизненные формулы) в трактовке Физули, избавившись от догматической концепции, приобрело живую и возвышенную форму". Физули считают основоположником азербайджанской художественной прозы. В прозе написан его большой научный трактат "Метлеул-этикад", предисловия к "Диванам", произведения "Ринд-у-Захид", "Сиххат ва мараз", "Шикайатнамэ" и другие. Его авторский перевод произведения "Хидикет-ус-суада" персидского писателя Гусейна Кашифи считается первым прозаическим переводом на азербайджанский язык.

Несмотря на то, что Физули пробовал свои силы почти во всех поэтических жанрах, известных в его время, популярность в азербайджанской литературе он завоевал, как величайший лирик. Как пишет известный литературовед Рустам Алиев: "Основная тема лирики Физули - это описание страданий возлюбленного, его мучений во время разлуки, его дум и мечтаний, капризов и жестокости возлюбленной, ее милосердия и отзывчивости и т. д.... Поэтические образы Физули оригинальны и обладают исключительной силой эмоционального воздействия. Эти образы, которыми насыщены его газели, поражают читателя своей глубиной, яркостью и неожиданностью, врезаются в память, оставляя зрительное впечатление:

Людей жестоко огорчил печальный вздох мой, горький стон,

Меня же огорчило то, что мною кто-то огорчен.

И в плоти немощной моей недуг любви сильней растет,

Меня не может излечить тот, кто недугов всех лишен.

Мои глаза льют каждый миг кровь сердца моего - затем,

Что мыслью постоянно я к ее рубинам устремлен.

Я вздохов заступом давно подрылся под небесный свод,

И он камнями бьет меня - но я ничуть не удивлен.

Когда, глотая сердца кровь я все терплю - в том нет стыда;

Зато за бесполезный стон жестоко всеми осужден.

Меня хотела поразить ты стрелами своих ресниц,

Но я кольчугой горьких слез укрыл себя со всех сторон.

Я, Физули, хочу бежать общенья с миром и людьми -

Лишь потому, что образ твой в душе навеки утвержден

Ряд газелей Физули написан в виде "ответов" на газели таких классиков Востока, как Хафиз, Саади, Низами, Насими, Навои и других. Творчество великого азербайджанского поэта Мухаммеда Физули было высшим достижением гуманистической мысли первой половины XVI века и сыграло выдающуюся роль в развитии тюркских литератур. В учебнике Московского Университета по литературе Востока средних веков итоги творчества Физули оцениваются так: "Синтезировав художественный опыт своих великих предшественников на Переднем и Среднем Востоке и творчески переработав его, Физули во многом определил дальнейшее развитие поэтической культуры в Азербайджане, Турции и Средней Азии. Лирик и эпик, блестящий мастер во всех современных ему литературных жанрах, писавший на трех языках, Физули олицетворял собой подлинного титана Возрождения".

Иракский писатель, знаменитый арабский ученый, академик Лондонской, Тегеранской и Каирской академии Хусаин Али Махфуз пишет: "Если говорить о поэзии Востока, то три имени священны для меня: иранский поэт Саади, арабский поэт Мутанабби и азербайджанский поэт Мухаммед Физули... У нас на родине Физули наделяют тремя эпитетами: лучший поэт Востока, величайший мастер и глава поэтов... Четыре столетия живут творения великого поэта. Время не стирает их приметы: нетленны творения гения. Я был в Кербеле, где похоронен Физули. Более миллиона человек ежегодно посещает мавзолей поэта. Я видел, как толпы людей стекаются сюда, чтобы поклониться творцу бессмертных строк".

"В Иране трудно найти человека, - пишет иранский литературовед М. X. Фаридани, - который не знал бы стихов Физули. Его гениальное творение составляет духовное богатство нашего иранского народа".

Г. Араслы. "Великий азербайджанский поэт Физули", Баку, 1958;

"Литература Востока в Средние века". Часть II. Москва, 1970;

Ш. Ф. Мамедов "Развитие философской мысли в Азербайджане". Издание Московского Университета. Москва, 1965.

Share this post


Link to post
Share on other sites

ШАХ ИСМАИЛ

Чтобы читатель мог понять события, на фоне которых протекала жизнь выдающегося сына Азербайджана шаха Исмаила Сефевида - великого шейха, полководца, государственного деятеля, поэта и мецената, повествование придется начать с начала XIV века, когда далекий предок Исмаила шейх Сефи ад-Дин (1252-1334 гг. ) у себя на родине в Ардебиле основал суфийский орден Сафавийа и объявил себя потомком седьмого имама Мусы Казима.

Во время основания ордена, члены его были, в основном суннитами. Со временем орден стал чисто шиитским, а начиная с деда шаха Исмаила - шейха Джунейда орден начинает вести военную деятельность. Популярность ордена растет и военные успехи воинов, "которые считали, что пожертвовать жизнью, защищая путь своего священного наставника (мюршида), это ничтожнейшая из степеней посвящения", тоже. Отец шаха Исмаила - шейх Гейдар, получив во сне божественное повеление, вводит в обиход для своих последователей - мюридов шапку с обернутой вокруг нее чалмой в двенадцать складок, символизирующих двенадцать имамов. В связи с этим, мюридов ордена Сафавийа называют кызылбашами, что по-азербайджански означает "красноголовые". В узком же смысле слова, кызылбашами стали называть тюркско-азербайджанские племена, составляющие костяк ордена. Кызылбаши, как впоследствии это делали запорожские казаки, брили головы, отпускали длинные усы и на бритой голове оставляли чуб. Перед боем они на азербайджанском языке издавали клич: "О мой пир, о мой мюршид, да буду я жертвой за него". Сефевиды - потомки шейха Сефи ад-Дина под шиитскими лозунгами стали уверенно продвигаться к власти. Из кызылбашей формировались отряды газиев - борцов за веру, совершающих набеги на соседние немусульманские и суннитские страны. Известный знаток Ислама в Азербайджане Петрушевский пишет : "Так орден Сафавийа в ХV веке превратился в военное братство тюркских кочевников, своего рода духовно-рыцарский орден. При этом в деятельности шейхов Джунейда и Гейдара политические интересы решительно преобладали над религиозными". Ардебильские владения Сефевидов крепнут и расширяются. Потомки великого шейха мечтают об объединении всего Азербайджана. Однако на их пути стоят правители мощных Азербайджанских государственных образований Гарагоюнлу и Аггоюнлу. Основатель государства Аггоюнлу, мудрый политик и великий полководец, Узун Гасан Аггоюнлу, на пути к усилению власти, идет на союз с Сефевидами. Сначала, он отдает свою сестру Хадиджу-бегим замуж за шейха-Джунейда, а затем дочь-Марту (Алемшах-бегим), внучку трапезундского императора, за шейха Гейдара. Государство Аггоюнлу достигает при Узун Гасане вершины могущества. Сефевиды вынуждены временно отложить свои планы борьбы за власть в Азербайджане и направляют отряды газиев на Север, заселенный, в основном, мусульманами-суннитами.

В военных походах на Дагестан и Ширван, в битвах с ширваншахами гибнут дед Исмаила - шейх Джунейд и отец - шейх Гейдар. В последней битве на стороне ширваншаха Фаррух-Йассара сражаются отряды Султан Йакуба Аггоюнлу, сына Узун Гасана, который из страха дальнейшего укрепления Сефевидов заинтересован в победе Ширваншаха. После гибели шейха Гейдара Султан Йакуб Аггоюнлу, дядя Исмаила, по линии матери, захватывает Ардебиль и пленяет малолетних сыновей шейха - Султана Али, Ибрагима, Исмаила и свою сестру Алимшах-бегим. Исмаилу в это время еще не исполнилось и двух лет (Исмаил родился 17 июля 1487 года в Ардебиле). Пришедшего в 1490 году к власти, сына Султана Йакуба Байсонкура, уже через год свергает его двоюродный брат Рустам - падишах Аггоюнлу. Байсонкур, женатый на дочери ширваншаха Фарруха-Йассара, бежит к нему за помощью. Рустам - падишах освобождает сыновей шейха Гейдара и просит Султана Али, старшего из них, о помощи в борьбе с Байсонкуром. Он возвращает Султану Али владение Ардебилем, где тот вступает в обязанности шейха ордена Сафавийа. Султан Али со своими мюридами из племен каджар, караманлу и шамлу участвует на стороне эмиров Рустама - падишаха в битвах с Байсонкуром. Как пишет средневековый историк, "Султан Али проявил в тех битвах чудеса мужества и отваги. Рустам - бек, напуганный и устрашенный совершенством храбрости и мужества Султан Али устремил все помыслы на его устранение и уничтожение и послал в Ардебиль Айде-Султана Каджара и Хусейн-бека Ашхани схватить Султана Али и его братьев. Султан Али вступил с ними в битву и сражение и испил напиток мученической смерти".

В битве против 4 тысяч воинов Аггоюнлу, которая произошла в 1495 году у местечка Шамаси, сражалось всего 700 воинов кызылбашей. Незадолго до своей гибели Султан-Али назначает Исмаила своим преемником на посту шейха ордена. Семилетнему Исмаилу, не без помощи преданных ему кызылбашей, удается скрыться. Первоначально Исмаила скрывают в Ардебиле. Затем, когда в городе начинаются повальные облавы в поисках братьев, его перевозят в Решт, а оттуда во дворец гилянского правителя Каркия Мирзы Али. Там он остается около шести лет, продолжая свое светское, военное и религиозное образование под руководством известных эмиров и ученых.

Когда Исмаилу исполняется 13 лет, он как совершеннолетний, уже мог приступить к самостоятельной политической и религиозной деятельности. В августе 1499 года Исмаил выезжает из Гиляна "с надеждой на царствование". Зиму с отрядами он проводит в районе Астары. Далее двигаясь через Чухурсаад (район Еревана) он направляется в Эрзинджан. На всем пути следования к Исмаилу присоединяются местные суфии и когда в Эрзинджане проводится смотр, оказывается, что под его знаменами уже находятся 7000 конников. На совещании кызылбашских военачальников было решено, что первый поход молодого шейха должен быть направлен в Ширван.

К концу 1500 года Исмаил переходит Куру и не встретив сопротивления во всем Ширване, вступает в Шемаху. Ширваншах Фаррух-Йассар дает бой Исмаилу с 20 тысячами конников и 6 тысячами пеших воинов в местности Джабани, недалеко от крепости Гюлистан. Во главе армии Исмаила стоят самые преданные и талантливые военачальники - главы близких ему кызылбашских племен. Большинство из них участвовало в вывозе Исмаила из Ардебиля и в его воспитании и не расставались с ним до конца его жизни. Без их участия в стране не решали ни один вопрос. В исторической литературе они упоминаются, как "столпы державы". В числе "столпов державы", принимающих участие в битве у Джабани были " Пири-бек Каджар, Абдин-бек Тавачу Шамлу, Хусейн-бек Леле Шамлу, Мухаммед-бек Устаджлу, Ахмед-бек Суфиоглу Устаджлу, Байрам-бек Караманлу, Кылыдж-бек Караманлу, Караджа Ильяс Байбуртлу, Ильяс-бек Хунуслу, Солтаншах-бек Афшар, Дана-бек Афшар, Халил-бек Мухрдар Афшар, Хусейн-бек суфречи Афшар, Пири-бек парваначи Афшар, Леле Мухаммед Текели, Бекр-бек Джагирлу, Салман-бек Хазин Зулкадарлу".

Битва заканчивается поражением, численно значительно превосходящих ширванцев, а сам Фаррух- Йассар гибнет. Остатки ширванцев скрываются в крепости "Гюлистан".

После этого шах Исмаил одерживает множество побед, принесших ему славу великого полководца, однако битва у Джабани, как с политической и религиозной точек зрения, так и с точки зрения самоутверждения молодого полководца, остается для Исмаила самой ответственной и важной, в его богатой на военные победы биографии. Не зря, именно, эта битва так часто изображается на азербайджанских миниатюрах того времени. Оставив у осажденного "Гюлистана" небольшой отряд Исмаил захватывает Баку, после чего возвращается к осажденной крепости. Здесь, однако, его настигают тревожные вести о готовящемуся против него походе правителя Азербайджана Альвенда- мирзы Аггоюнлу. Исмаил созывает "столпов державы" и задает им всего один вопрос: "Что вы хотите трон Азербайджана или крепость Гюлистан?" Ответ был единогласным: "Азербайджан" - Тебриз должен быть отвоеван у "еретиков-суннитов".

Войско Исмаила с огромной добычей, захваченной в Ширване, включая сокровищницу ширваншахов, двигается в сторону Нахчивани, куда уже прибыл Альвенд- мирза. Альвенд- мирза в середине 1501 года, на равнине Шарур, недалеко от Нахчивани, встречает Исмаила имеющего около 7 тысяч воинов 30-ти тысячным войском. Как и в битве у Джабани Исмаил малыми силами добивается блестящей победы. Альвенду- мирзе не помогает и то, что для предотвращения панического бегства своего войска и атак противника с тыла он прикрывает тыл войска цепью верблюдов, прикованных друг к другу. В бою Исмаил опять проявляет необычные для его возраста, выдающиеся полководческие способности и личную отвагу. Он лично, мечом сражает одного из ведущих эмиров Аггоюнлу Каргичай-бека. Были убиты и другие известные полководцы, головы которых, для устрашения противника, насаживаются на пики кызылбашских воинов. Альвенду еле удается спастись с поля брани. В руки Исмаила попадает огромная добыча и путь на Тебриз оказывается открытым. Осенью 1501 года Исмаил вступает в стольный город Тебриз, объявляет себя шахом и приступает к чеканке монет от своего имени с шиитским символом веры "Нет бога кроме Аллаха, Мухаммед - посланник Аллаха, Али - друг Аллаха". Шиизм объявляется государственным вероисповеданием, а азербайджанский язык, также как в государствах Гарагоюнлу и Аггоюнлу наравне с фарсидским, становится государственным языком, нового кызылбашского государства. В период расцвета Сефевидского государства, на азербайджанском языке говорили на огромной территории, простирающейся от Герата до Багдада.

Через год, весной 1503 года, шах Исмаил начинает борьбу с Мурадом - падишахом Аггоюнлу - владельцем персидского Ирака и Фарса, пытающимся восстановить старые границы государства Аггоюнлу. Битва шаха Исмаила с Мурад - падишахом происходит недалеко от Хамадана 21 июня 1503 года. Как и в двух предыдущих сражениях шах Исмаил располагается в центре. На флангах выставляются отряды "столпов державы". В авангарде действуют Хулафа-бек и Мансур-бек Кыпчахи. В резерв выставляется Карапири-бек Каджар с отрядом в 1500 всадников. В авангарде у Мурада - падишаха располагается правитель Кума Исламиш-бек. Когда сходятся войска, Исламиш-бек, смяв авангард Шаха Исмаила, вторгается в центр его войска. В этот момент из засады на него нападает Карапири-бек Каджар, в бой включается и лично шах Исмаил. Отряд Исламиш-бека оказывается полностью уничтоженным, а сам он попадает в плен. Эта схватка решает судьбу всего сражения. Войска Аггоюнлу оказываются полностью разгромленными, а государству Аггоюнлу приходит конец.

Шаху Исмаилу остается укрепить свои позиции в завоеванном регионе. Преследуя Мурада, шах Исмаил, в том же году овладевает Ширазом, городами Исфаганом, Кашаном и Кумом. К 1508 году шах Исмаил захватывает Ирак Арабский с Багдадом, Диярбекир, Армению и другие области и города Передней Азии.

За очень короткий срок шаху Исмаилу удается создать огромную державу, простирающуюся от узбекского государства Шейбани-хана до границ Османской империи. Когда Шейбани-хан захватывает Хорасан, представляющий стратегическое значение для державы Исмаила, он угрожает в своем послании Шаху Исмаилу захватом Ирана и Азербайджана: "Я стяну к границам Ирана и Азербайджана войска, а после захвата. . . отправлюсь в Ирак Арабский и Хиджаз". В ответ Шах Исмаил с большим войском направляется в Хорасан. Противник запирается в крепости Мерв, но шах Исмаил, применив обманный маневр, выманивает Шейбани-хана из крепости и 2 декабря 1510 года около села Махмуди происходит сражение между войсками шаха Исмаила и Шейбани-хана. Жестокая битва, продолжавшаяся весь день, заканчивается полной победой шаха Исмаила. Пытавшегося бежать Шейбани-хана убивают воины шаха Исмаила и сопровождающие его узбекские богатыри. Голову Шейбани-хана отрубают и преподносят шаху. Из его позолоченного черепа впоследствии изготовляют кубок для вина, которым в дальнейшем пользуется Шах Исмаил. После этого сражения шах Исмаил овладевает городами Гератом, Мервом и Балхом. Весь Хорасан переходит в его владение.

Сефевидская держава достигает своего наибольшего могущества. Территория ее достигает 2 миллионов 800 тысяч квадратных метров. Укрепление могущества шиитского, кызылбашского государства сильно беспокоит суннитскую Турцию, тем более, что шах Исмаил очень активно ведет шиитскую пропагандистскую деятельность в Западной Анатолии и в примыкающих к ней некоторых областях Османской империи. Турецкий султан Селим I, вступивший на престол в 1512 году, начинает подготовку к войне с шахом Исмаилом. Для обеспечения тылов он казнит свыше 40 тысяч шиитов, проживающих на территории Турции, подтягивает к границам Азербайджана огромную 200 тысячную армию и объявляет священную войну с Сефевидами - "врагами мусульманской религии".

Битва начинается 26 августа 1514 года у местечка Чалдыран и идет с переменным успехом, но огромное численное преимущество турок-османов и наличие у них около 300 пушек, которых у шаха Исмаила, практически, не было, в конце концов, начинает сказываться. Сам шах Исмаил проявляет чудеса храбрости и мужества. Он в единоборстве побеждает известного своей необычной силой и мастерством ведения боя Али-бека Малкуг-оглы. Шах Исмаил в процессе схватки успевает нанести по голове противника удар такой силы, что меч раскалывает его шлем и голову на две части и доходит до груди. В разгар боя Исмаил с небольшим отрядом пробивает путь к артиллерии, но в это время конь его теряет равновесие и падает. Османы бросаются на него, но шаха в этот критический момент выручает очень похожий на него внешне Солтанали-мирза Афшар. Он отвлекает османов криком "Я шах". За это время шаху Исмаилу успевают подвести коня, и он продолжает бой. Битва, продолжающаяся три дня, завершается победой осман. Преследуя раненого шаха Исмаила, Султан Селим I берет Хой, Маранд и Тебриз. Удержаться в Тебризе Селиму I, однако, не удается и через шесть дней он с огромной добычей, включающей трон, доспехи и украшения шаха Исмаила отходит назад. Вместе с трофеями Селим I вывозит в Стамбул многих выдающихся деятелей искусства, ремесленников и кустарей, сыгравших в дальнейшем большую роль в развитии искусства и ремесел Турции. В одном из богатейших музеев мира - музее Стамбула Топгапы выставлены уникальные произведения азербайджанского прикладного искусства, попавшие сюда после Чалдыранской битвы. Таких экспонатов вы не найдете ни в Тебризе, ни в Тегеране и ни в Баку.

Среди пленных попавших в руки Селима I были жены шаха Исмаила Бехрузе-ханум и Таджлы-ханум, одетые в боевые доспехи. Историки сообщают, что на поле сражения было обнаружено много трупов женщин, одетых в воинскую мужскую одежду, разделивших судьбу своих мужей. Селим I, восхищенный мужеством и патриотизмом азербайджанских женщин, приказывает noxоронить их с воинскими почестями. В 1515 году заключается перемирие с османской Турцией. К Турции переходит навсегда западная Анатолия, однако, в дальнейшем, свыше ста лет сефевидам придется ценою невероятных усилий сдерживать натиск османов. Фактически на всем Ближнем Востоке только азербайджанцам, таким же отличным воинам, как и турки-османы, в какой то степени, удается противостоять османской экспансии и сохранить свою независимость.

После Чалдыранской битвы шах Исмаил больше не проводит военных операций, если не считать походы в Ширван и Грузию. Все его усилия направлены на укрепление и развитие созданной им огромной Державы. В 1524 году шах Исмаил умирает. Хоронят его в усыпальнице Сефевидов (Даруль-Иршад) в Ардебиле. У шаха Исмаила было пять сыновей - Рустам Мирза (умер молодым), шах Тахмасиб, Сам Мирза, Алгас Мирза и Бахман Мирза и пять дочерей: Ханым-ханум, Пярихан-ханум, Махинбану, Фирангиз- ханум и Шахзейнаб-ханум.

Шах Исмаил был выдающейся личностью, однако немногие знают о том, что, будучи правителем Сефевидского государства, великим шейхом суфийского ордена Сафавийа и одним из талантливейших поэтов того времени, писавшим на азербайджанском языке, под псевдонимом Хатаи, он еще увлекался спортивными скачками, охотой, владел техникой живописи и каллиграфии, играл на барбате и обладал хорошим голосом. При его дворе собирались выдающиеся ученые, астрономы-астрологи, историки, поэты, художники, каллиграфы, музыканты и музыковеды. На базе знаменитой библиотеки, созданной Узун Гасаном Аггоюнлу в Тебризе, шах создал библиотеку нового типа. Библиотекой пользовались ученые Азербайджана и сопредельных стран. Кроме того библиотека являлась своего рода Академией Художеств. Здесь были собраны лучшие художники, каллиграфы и мастера со всех концов огромной империи. Они работали в специально созданных мастерских, в которых изготовлялась бумага, картон, чернила и краски для живописцев. Там же книги переписывались каллиграфами (хататтами), иллюстрировались живописцами (мусавиррами), украшались орнаменталистами (наккашами), позолотчиками (музаххибами) и переплетались переплетчиками по картону (сахафавими) и коже (муджелидами). В библиотеке проходили обучение искусству каллиграфии и живописи талантливая молодежь, а также члены царской семьи и придворная знать.

Одним из руководителей библиотеки становится величайший художник-миниатюрист востока Кямаладдин Бехзад. В библиотеке при шахе Исмаиле, а затем при его сыне Тахмасибе работают знаменитые каллиграфы и миниатюристы Махмуд Нишапури, Ага Мирек, Султан Мухаммед, Мир Али Хаттат, Садых-бек Афшар, Мир Сейид Али Мусаввир и многие другие. Здесь формируется, прославившаяся на весь мир, азербайджанская школа миниатюры. Другую, не менее почитаемую библиотеку шах Исмаил создает в городе Ардебиле, при мемориальном комплексе шейха Сефи ад-Дина. Эта библиотека пополняется за счет подарков паломников, а также скупки и переписки в своей мастерской редких книг. Библиотека пополняется вплоть до 1828 года, пока ее не конфискуют во время русско-персидской войны в виде контрибуции.

Продолжая традиции тебризского двора правителей Аггоюнлу (при дворе Узун Гасана служило около ста музыкантов и музыковедов) шах Исмаил большое внимание уделяет музыке, всячески опекает музыкантов, певцов и музыковедов. Во дворце у шаха Исмаила служат такие известные поэты, как Хагиги, Шахи, Сурури, Туфейли и др. Все они являются участниками литературного меджлиса, основанного шахом Исмаилом. Шах Исмаил является одним из первых поэтов-агитаторов. Его стихи декламируют и поют странствующие ашуги и дервиши, для которых они собственно и написаны, разнося по свету политические и религиозные взгляды Шаха Исмаила. Здесь Исмаил выступает в трех лицах: поэт Хатаи под влиянием шейха Исмаила пишет глубоко идейные и очень музыкальные ритмические стихи, которые шах Исмаил использует в своих политических целях. В то же время Хатаи - выдающийся лирический поэт. Особое место в азербайджанской поэзии занимает его поэма "Дех намэ", написанная на прекрасном азербайджанском языке. Строки, посвященные весеннему пробуждению природы, вошли во все современные хрестоматии азербайджанской поэзии:

Пронеслась зима, весна пришла.

Мак зацвел, и роза расцвела.

Подымают птицы крик любви.

Вновь огонь любви горит в крови.

Миг луга и рощи расцветил

И уста молчания открыл.

Тополь полы уронил в реку,

А кукушка вновь поет "ку-ку!",

На лугу бутоны, смеясь, стоят,

И оскалил зубчики в смехе гранат.

О муках разлуки запел соловей,

Дождь апрельский падает в волны морей

И горою жемчужин ложится на дно.

И журавль расправляет крылья весной,

Сокол бьет в облаках журавля на лету.

Тень от яблони белой глядит в высоту,

Издеваясь над облаком и луной.

Плачут тучи апрельские над землей,

И стотысячный хор соловьев гремит.

В своих путевых записках некий купец из Венеции упоминает о своих встречах с шахом Исмаилом в Тебризе. Очень впечатляют его записи, посвященные личности шаха Исмаила: "Сейчас ему 31 год. Он среднего роста, очень красив и отважен. Бороду бреет, но оставляет усы. В него можно влюбляться, как в девушку. Он левша и сильнее всех своих эмиров. Во время тренировочной стрельбы из лука, обычно играет музыка, а танцовщицы во время танца звучно притаптывают и поют песни, посвященные Исмаилу. Он каждый день приходит на мейдан для состязаний с эмирами по стрельбе из лука и победителям дарит подарки. В это время в честь него играют, поют и танцуют. Этот суфий любим и почитаем своими людьми подобно богу и, в особенности, своими воинами, многие из которых вступают в битву без оружия (доспехов), надеясь, что их владыка Исмаил сбережет их в бою".

О необычной физической силе шаха Исмаила свидетельствует такая легенда. "До турецкого султана доходит слух, что шах Исмаил своей необычной саблей разрубает дула вражеских пушек. Заинтригованный султан просит шаха Исмаила прислать ему эту саблю. Саблю султан вскоре получает, но разрубить дуло пушки ему не удается и он упрекает шаха Исмаила в подмене сабли. Шах Исмаил в письме убеждает султана в том, что сабля султану прислана та, а вот рука рубящего, к сожалению не та".

Шах Исмаил до последних дней жизни увлекается рыбной ловлей и охотой. Особое удовольствие ему доставляет единоборство с крупными хищниками. В 12 лет он побеждает огромного медведя, наводящего ужас на окрестных жителей, а в 19 лет побеждает льва, живущего в окрестностях Багдада. Любил он и большие охоты, в связи с чем они, очевидно, так часто изображались на миниатюрах, создаваемых в мастерских его библиотеки. Последней такой охотой была охота в районе Белокан, во время пребывания шаха Исмаила в Шеки. Там он заболевает и в Тебриз возвращается уже при смерти.

Личность шаха Исмаила на протяжение веков пользуется особой популярностью в народе. О нем слагаются легенды и дастаны, его именем называют мугамы и таснифы, его подвиги описываются в азербайджанских сказках, романах, драматических произведениях и операх. Рукописи стихов Хатаи хранятся во многих музеях и библиотеках мира. Самая старая из них - "Диван", переписанная во дворце шаха Тахмасиба I, всего через 11 лет после смерти поэта, знаменитым каллиграфом Шах Махмудом Нишапури, хранится в Ташкенте.

В июне 1993 года, почти через пятьсот лет после взятия Баку шах Исмаилом, он опять возвращается в этот город в виде скульптуры. На этот раз, ему удается добраться только до трущоб рабочего пригорода Баку, носящего его имя, и без коня.

Share this post


Link to post
Share on other sites

2 ПОЛО: с вами многие согласятся, и не только из арм. стороны. Надо знать правду.

Share this post


Link to post
Share on other sites

ФАТАЛИ-ХАН ХОЙСКИЙ (1875-1920)

khoyskiy.jpg

Политический и общественный деятель Фатали-хан Искендер оглу Хойский родился 7 декабря 1875 года в городе Шеки, в семье генерал-лейтенанта царской армии. Его род происходил из правителей города Хоя (Южный Азербайджан). Предок Фатали-хана Джаффаргулу был изгнан из своих владений иранским шахом. Перейдя на службу к российскому императору Алесандру I Джафаргулу был назначен в 1807 году правителем Шеки. После его смерти в 1810 году его сын Исмаил заменяет отца и правит городом до 1819 года. В том же году Шекинское ханство было ликвидировано и включено в состав русских владений.

Фатали-хан Хойский после окончания классической гимназии в городе Гяндже, поступает на факультет правоведения Московского университета. После получения высшего образования он работает некоторое время в окружных судах Грузии. В 1907 году Ф. Х. Хойский был избран депутатом во вторую Государственную Думу от Елизаветпольской (Гянджинской) губернии. В 1917 году он получает пост министра юстиции Закавказского сейма.

После объявления 28 мая 1918 года Азербайджанской Демократической Республики Ф. Хойскому поручается создание кабинета министров нового государства. По инициативе Хойского был создан Азербайджанский Государственный Университет, городу Елизаветполю вернули исконное название - Гянджа, Карягинский уезд был переименован в Джебраильский и т. д.

В 1919 году кабинет министров во главе с Ф. Хойским подал в отставку. В сформированном новом составе правительства ему был предложен пост министра иностранных дел. После оккупации Советской Россией Азербайджана Ф. Хойский переезжает с семьей в Тифлис, где его 19 июня 1920 года настигает пуля убийцы, подосланного дашнаками.

Share this post


Link to post
Share on other sites
2 ПОЛО: с вами многие согласятся, и не только из арм. стороны. Надо знать правду.

Я восхищаюсь Бабеком , поскольку он самая легендарная личность, на мой взгляд, в истории этой земли и хотел бы что б он был моим предком, но есть желание знать правду в не зависимости от ее исхода.

Edited by Polo

Share this post


Link to post
Share on other sites

Усуббеков (Юсифбейли) Насиб бек Юсиф оглы

Азербайджанский политический и государственный деятель.

Родился в 1881 году в г. Елизаветполе. Из семьи бека. Учился на юридическом факультете Новороссийского университета (Одесса). Во время Революции 1905√1907 годов участвовал в студенческом движении. В 1908 году, преследуемый полицией, выехал в Турцию. В 1909 году возвратился в Елизаветполь, работал в органах городского управления, занимался публицистической, культурно-просветительской и благотворительной деятельностью. После Февральской революции 1917 стал одним из лидеров национального движения в Азербайджане. Под руководством Усуббекова была создана Тюркская партия федералистов (март 1917 года, Елизаветполь), которая выступала за предоставление широкой автономии Азербайджану в составе демократически устроенной России. Участвовал в работе Кавказского (апрель 1917 года, Баку) и 1-го Всероссийского (май 1917 года, Москва) мусульманских съездов.

На 1-м съезде "Тюркской демократической партии "Мусават"" ("Равенство") (26 √ 31 октября 1917 года, Баку) избран членом ЦК. Возглавлял Елизаветпольское отделение партии, лидер правого крыла партии, отражал интересы крупных землевладельцев. Член Всероссийского Учредительного Собрания. Член Закавказского Сейма ( 26 мая 1918 года), товарищ председателя фракции "Мусават" и демократической группы беспартийных. Сторонник создания независимого федеративного Закавказского государства. С апреля 1918 г. - министр просвещения Закавказского правительства. Член Временного Национального Совета Азербайджана (27 мая √ 7 декабря 1918 г.). После создания Азербайджанской Демократической Республики (АДР) (28 мая) - министр финансов и народного просвещения и по делам вероисповеданий (17 июня 1918 √ 4 марта 1919); председатель Совета министров АДР (14 марта 1919 √ 30 марта 1920).

После установления Советской власти в Азербайджане, был убит неизвестными лицами (не исключено, что армянскими радикалами) в мае 1920 года в Кюрдамирском уезде Бакинской губернии.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Белушка, спасибо за тему, одна из очень немногих из которой можно почерпнуть нужную информацию. Я свой вклад внесу попозже.

Поло и Мир, оставте свою критику. Она тут неуместна.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Белушка - просто нет слов. Молодец, Аллах джанывы саг элясин за такую тему.

Котенка - я в вас ошибался.

Отдельное спасибо Зиядлы за информацию.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest Magister®

please, bez ssilok!!!

esli chto-to interesnoe, to perekopiruyte

Edited by EJIXAH

Share this post


Link to post
Share on other sites

Это будет не очень нескромно с моей стороны попросить чтобы эту тему закрепили наверху? Просто жаль будет если уйдет вниз а потом если что нужно копаться в архиве

Спасибо всем за информацию оказывается как мало мы знаем о себе. Во всяком случае я.

Share this post


Link to post
Share on other sites

А я в свою очередь прошу убрать пост Аримана, вместе с моим соответвественно. Очень прошу. уберите это

Share this post


Link to post
Share on other sites

Шах Исмаил Хатаи. Это личность истории Азербайджана, которым мы должни гордиться больше всех.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Привожу свой список - естественно, некоторые из этих людей более, а некоторые менее великие, да и известны они в разных отраслях, так сказать. Однако, это те люди, упоминание о которых заставляет меня гордиться тем, что я азербайджанец.

Низами Гянджеви

Шах Исмаил Хатаи

Имадеддин Насими

Физули

Узеир Гаджибеков

Кара Караев

Рашид Бейбутов

Гейдар Алирза оглы Алиев.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Гейдар Алирза оглы Алиев.

Я не знал, что человека при жизни можно называть великим.... но видимо, можно.

И я не стал бы ставить Гейдара Алиева в однойм ряду с Низами Гянджеви, Шах Исмаил Хатаи, Имадеддин Насими, Физули. Он человек может и выдающиеся и очень талантливый, но великим его называть пока рано. Величие определяет история.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Зиядлы - про то, что некоторые из перечисленных мною людей не идут в сравнение с другими я упомянул с своем предисловии. Конечно же, некоторые гораздо более великие, чем остальные. Я просто дал список людей, которые вызывают мое восхищение в той или иной области.

О том, чтобы считать великим при жизни - так ведь это не запрещено, кажется. Да, я считаю Гейдара Алиева великим человеком - что тут такого? Он вызывает у меня восхищение и уважение.

Share this post


Link to post
Share on other sites

АЗЕРБАЙДЖАН ОДНА ИЗ ТРАДИЦИОННЫХ СТРАН ОТКРЫТИЙ И ИЗОБРЕТЕНИЙ

В Азербайджане традиционно сложилась богатая изобретательская и исследовательская школа, подготовившая огромное количество специалистов в разных направлениях научной, изобретательской и интелектуальной деятельности человека. Уместно назвать здесь некоторых из них.

Одним из известных представителей нашего народа в этом направлении является генерал-лейтенант Керим Керимов, занимавший пост Председателя Государственной Комиссии и отправивший в космос не один десяток советских и интернациональных экипажей.

Академик Мустафа Топчибашев, - который впервые в мире, во время Великой Отечественной войны применял морскую воду в качестве кровезаменителя для переливания крови при массовых кровопотерях. Морской водой была спасена не одна сотня человеческих жизней. В том числе для этих целей была использована также вода из нашего Каспийского моря.

Лютфи Заде - работающий несколько десятилетий в НАСА. На основе его "математической теории пушистых множеств" японская промышленность освоила системы авторегулирования, которые оказались намного экономичней ныне существующих аналогичных систем.

Академик Тофик Исмаилзаде - создавший научный центр геофизики.

Изобретатель Тофик Имамалиев, - создавший вместе со своими коллегами в 1979 году первый в мире Центр методологии изобретательства.

Изобретатель Салех Годжаев, - сделавший во время Великой Отечественной войны множество закрытых до сих пор изобретений в области оборонной промышленности.

Академик Тофик Исмайлов, - создавший и возглавивший Институт Космических исследований Азербайджана.

Знаменитый палеонтолог Дамир Гаджиев, - сделавший величайшее открытие, прославившее Азербайджан на весь мир. Он нашел величайший древнейший артефакт, названный впоследствии "Азыхским человеком".

Академик Гаджибей Султанов, - оказавшийся одним из величайших среди азербайджанцев астрофизиком. Волею судьбы он стал отцом-основателем Шемахинской Астрофизической Обсерватории.

Профессор Надыр Ибрагимов - Он был лучшими учеником академика Султанова. За его величайшие заслуги в области исследования Марса, мировая наука в лице многих академий наук единодушно согласилось с тем, что теперь один из кратеров "Красной планеты" назван в его честь.

Есть повод отметить еще один интересный факт. Отец-основатель советской ядерной физики академик Курчатов во время Великой Отечественной войны проводил многие свои эксперименты и опыты в подвалах нашего АЗИ.

Необходимо отметить, что геология и геофизика, также родившиеся в Азербайджане, дали много известных имен в мировой науке. Не говоря уже о бесконечном числе изобретений и открытий в этой области. Так, понятие "Апшеронская свита" сейчас полностью объяснима понятна и известна геофизикам и геологам всего мира.

Наша древняя страна породила нефтедобычу, нефтепереработку и нефтехимиию - основу нынешней мировой экономики. Почему? Да потому, что без появления вышеперечисленных научных дисциплин невозможно было бы привести в движение различные двигатели, механизмы, транспортные средства давно уже овладевшие сушей, морем, воздухом и поднявшиеся в безбрежное космическое пространство.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Керим Алиевич Керимов - Герой Социалистического Труда, лауреат Сталинской, Ленинской и Государственной премий, генерал-лейтенант в отставке. Почти 25 лет он руководил работой государственной комиссии по программе пилотируемых полетов.

К.А.Керимов родился в Баку в семье азербайджанских интеллигентов – его отец был выпускником Петербургского Политехнического Института и работал инженером в Азнефте, а мать – Сурея Керимова (Ахмедова) окончила гимназию в Баку.

По окончании Азербайджанского индустриального института, а оно пришлось на начало Великой Отечественной войны, Керимова зачислили в Артиллерийскую академию, которая находилась в эвакуации в Самарканде. Осенью 1943 г он защитил диплом по теме: "Цех по изготовлению минометов" и был направлен на службу в Государственную приемку Главного управления вооружений, где на заводах Московского куста занимался приемом у промышленности гвардейских минометных установок типа "Катюша" и снарядов к ним. За эту работу он был удостоен ордена "Красная Звезда". После войны Керимов двадцать лет прослужил в аппарате Министерства обороны. В 1946 г. он, как и многие специалисты по ракетной технике был направлен в Нордхаузен (Германия), где знакомился с "остатками" баллистической ракеты "Фау-2". Керимов был удостоен Сталинской премии за внедрение радиоизмерительной системы "Дон".

За участие в подготовке первого пилотируемого полета человека в космос Керим Керимов был награжден Орденом Ленина.

Керимов возглавил управление, выступавшее заказчиком аппаратов "Молния-1", "Метеор" и "Зенит". Именно за внедрение ракетно-космического комплекса "Зенит" он был удостоен Ленинской премии. Последняя его должность — начальник Управления космических средств.

В 1965 г он был переведен в только что образованное Министерство общего машиностроения, где возглавил 3-е главное управление, занимавшееся непосредственно организацией работ по ракетно-космической тематике. В 1966 г., находясь в этой должности, он был назначен председателем Государственной комиссии по пилотируемой тематике. Его заместителями в разное время были В.П.Мишин, В.П.Глушко, Ю.П.Семенов.

Деятельность Керимова на новом поприще складывалась не просто. Испытания пилотируемой техники шли далеко не гладко. За 25 лет ответственнейшей работы Госкомиссии под руководством Керимова пришлось не раз выходить из сложнейших ситуаций, разбираться в причинах катастроф и аварий, принимать ответственные, порой рискованные решения. Ведь без риска не может быть освоения космоса. Керим Алиевич Керимов прошел через это. "Союз" летать научился, и в 1979 г. Керимов был удостоен Государственной премии СССР.

В 1974 г., оставаясь председателем Госкомиссии по пилотируемым полетам Керимов был переведен на должность первого заместителя директора ЦНИИМаш. В 1987 г. за работы, связанные с запуском и эксплуатацией ОК "Мир" Керим Керимов был удостоен звания Героя Социалистического Труда и награжден Орденом Ленина.

В 1991 г. в возрасте 74 лет он вышел в отставку, но связи с космонавтикой не оставляет, работая консультантом ЦУПа.

Керим Керимов является автором автобиографической книги "Дорога в космос" (Записки председателя Государственной комиссии), вышедшей в бакинском издательстве "Азербайджан" на русском языке в 1995 г.

Скончался 29 марта 2003 года на 86-году жизни.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Зейналабдин Тагиев

Рустам Ибрагимбеков ("Оскар")

Тогрул Нариманбеков

Саттар Бахлулзаде

Гусейн Джавид

Махеддин Аллахвердиев (неоднократный чемпион мира по борьбе)

Намик Абдуллаев (чемпион Олимпийских игр)

Али-ага Шихлинский (Отец русской артиллерии)

Солтан Гаджибеков

Я не согласна с Зиядлы по поводу того, что люди, которые здравствуют, не могут считаться великими.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Шихлинский

Мехмандаров

А. Джабраилов

М. Гусейн-заде

Каверочкин

Ф. Салманов

Нефтчи Гурбан

И. Гамидов.

Р. Джавадов.

ЗЫ. Согласен с уважаемой 6IO насчет Махеддина Аллахвердиева

Намика Абдуллаева.

Edited by Che Guevarra

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...

×
×
  • Create New...